Слёзы Господа

Глава 4

Большой, побитый жизнью и пулями внедорожник, сверкая на весеннем солнце крошевом стекла от попаданий свинцового «дождя», чёрной молнией выметнулся на территорию заброшенного заводского комплекса «АгроХимКомплект» города Рослова. Ловко обходя покорёженные и изъеденные ржавчиной остовы грузовиков «Зил» и «догрызаемые» коррозией кучи металлолома, автомобиль преодолел шестьсот метров до первого цеха и скрылся в большом зеве главного хода. Ворот уже не было, обветшалое здание с большими дырами в крыше щерилось «беззубым» ртом пустых окон на гостей, а циркулирующий внутри воздух, залетая из солнечного пекла, за минуту отдавал тепло мёртвым стенам и вылетал наружу холодным дыханием неизвестности и Тьмы.
Преследующий автомобиль известной российской модели «УАЗ Патриот», свистя тормозами застыл перед цехом, пялясь в нутро последнего ярким белым светом фар. После недолгого раздумья, водитель вылез наружу и одним движением вытащил из-под сидения автомат специальный «ВАЛ». Матово сверкнув на солнце глушителем, оружие удобно пристроилось в руке хозяина, готовое к использованию.
- Знаешь почему тебя обычно не берут на задания, Филимон? – говоривший сидел в машине сзади и добродушно качал головой, разглядывая молодого автоматчика.
Абсолютно лысый с длинной бородой и широким подбородком, человек больше походил на голливудского актёра, чем на профессионального убийцу. В отличие от товарища, прошедший через сотни боёв командир мобильной группы быстрого реагирования прекрасно знал цену жизни и то, что не стоит отдавать даже капли крови просто так.
- Почему? – водитель тряхнул кучерявой иссиня-чёрной шевелюрой, поворачивая голову к начальству.
- Ты не умеешь анализировать, - с сожалением причмокнул губами бородач и глубоко печально вздохнул, ступая на горячий асфальт улицы. Его примеру последовали ещё двое бойцов, элитные боевики, матёрые «псы войны». – Пятеро братьев легли в землю, а ты всё не расстаёшься с тупой железкой!
Командир отряда неспешно подошёл к подчинённому и приспустив дымчатые очки на нос, вперился взглядом в очи молодого воина:
- Серебряная пуля с начинкой из ртути не смогла убить этого человека, - твёрдо отсекая каждое слово, проскандировал бородач, положа руку на корпус автомата отчитываемого. Под жёсткими пальцами железо прогнулось, беззащитно проскрежетав перед смертью мольбу о прощении.
Глаза подчинённого округлились столько не от испуга, сколько от удивления. Командир никогда не позволял себе такого отношения к казённому имуществу и вдруг… Такое изменение!
- Кто же он? – немного растерявшийся водитель прислонил «мёртвое» оружие к разгоряченному боку «УАЗ»-а и вопросительно посмотрел на бородача.
- Не важно, - отмахнулся боевик и одним движением сорвал с тела лёгкое поло и майку. – Главное, что вы должны знать: драться с тем человеком можно только в образе зверя. Это раз. И второе…
Воин обернулся на отряд, зрачки начальства уже понемногу желтели, удлинялись, приобретая форму звериных.
- Цельтесь в голову! Без «котла» на плечах ещё никто не жил.
Воздух вокруг машины сотрясся от дробного хруста и деформации сотен костей. Лица «якобы» людей вытягивались, делаясь похожими на звериные морды. Густая шерсть быстро нарастала на крупных мышцах, ногти темнели, вырастая длинными острыми когтями.
Когда все четверо оборотней скрылись во тьме цеха, Сысоев медленно отошёл от большой дыры в стене, что нависала над главным проходом и медленно выдохнул.
Четверо верберов, людей-медведей, на одного охотника – слишком много. Вот в узком проходе, да от бедра с пистолетов… Нелюдям не было бы и шансов. А сейчас противостояние с хищниками будет трудным и опасным. Хорошо, хоть Марта умела немного водить и выехала за пределы заводского комплекса и будет теперь дожидаться соратника неподалёку, возле маленькой шашлычной с интересным названием «У Арменчика».
А вот самому Петру предстояла неплохая работёнка. Очень не простая и опасная. Запах врага «любители мёда» уже ощутили или ощутят очень скоро. Правда, гроза оборотней тоже не лыком шит.
На покрытую грязью и потом, с кусками запёкшейся крови, кожу легли первые струи подсолнечного масла смешанного с лавандой. Небольшой запас на непредвиденный случай всегда находился в новой сумке охотника. И сейчас даже пара капель стоила для мужчины очень дорого. Нет, не жизни, но, возможно, свободы действий.
Телу сразу стало жарко, хоть и тонкий, слой не спешил отдавать тепло окружающему миру, закрывая поры и поднимая температуру тела Сысоева на градус.
Тьма плотно окутывала работника «плаща и кинжала». Холодный ветерок трепал прилизанные маслом волосы, а кровь горячими струями носилась по венам и артериям. Организм почувствовал тревогу хозяина, адреналин в бешенном количестве вливался в красную плазму. Время будто замедлило ход, Сысоеву казалось, что ещё немного и даже полёт мухи станет оглушающим.
Охотник сделал пару шагов по направлению к металлической конструкции, что небольшой дорожкой под самой крышей тянулась вдоль стен всего цеха. Казалось, что в далёкие времена директор забирался на лестницу и оглядывал помещение, высматривая разгильдяев и лентяев. Свежепокрашенные станки, весёлые и серьёзные рабочие, крик и смех, звуки работы и мелодия Жизни. Сейчас же внизу, во мгле, чернели и гнили останки могущества потерянной страны, лежали и умирали, не в силах жить преданными и проданными.
Охотник сделал шаг вперёд, за край металлической площадки, и полетел вниз напряжённым, вытянутым , подобно струне. Вытянутые ноги попали в цель: мохнатая спина ничего не понявшего вербера сломалась в районе поясницы. Нечисть взвыла оглушающе протяжно. Звук испуганной птицей вознёсся до потолка, отражаясь от плесневелых стен. Выстрел револьвера в голову зверя заглушил всё, повторный – в сердце – оборвал жизнь противника.
Друзей поверженного ждать долго не пришлось. Впасть в ярость умелые воины, даже в образе медведя, не могли, холодный расчёт царствовал даже в тупом мозгу оборотня. Умело обходя жертву с трёх сторон, звери, впрочем, не спешили нападать, выжидая момент и выискивая слабость, просчёт даже в маленьком шажке Сысоева. Последний прекрасно понимал мысли верберов, поводя пистолетами из стороны в сторону, не давая сконцентрироваться тем для удара.
Один из зверей, матёрый, с белым пятном на левой щеке и разноцветными глазами, всё же решился на прыжок, выгадав момент для удара, когда стволы оружия разошлись достаточно широко от его позиции. В помещении сверкнуло подобие молнии, грянул выстрел. Острые когти существа оставили глубокие царапины на стене, а сам Пётр ушёл с линии атаки вправо, в кувырок через плечо, к не успевшему среагировать на опасность оборотню с рыжей окантовкой под челюстью.
Атаковавший вербер с силой обрушился на стену, высекая из влажной стены искры. Тут же пространство разорвали два выстрела. Стоявший по правую лапу от атакующего оборотень содрогнулся, не веря уставившись на порванную пулями грудь. Из ран нечисти ударили тонкие фонтаны крови, упругими толчками заливая землю под лапами чудовища. Из пасти поверженного активно закапала слюна, быстро из прозрачной превращаясь в розовую. Наконец, конечности подогнулись и зверь рухнул на бок, агонизируя от серебра, порвавшего сердце.
Гибели подбитого сам Сысоев уже не видел. Кувырок вынес человека под острые когти растерянного вербера и проблемы резко пошли в рост. Рука с Ремингтоном рванула в сторону, целя в кривую когтистую лапу. В тот момент, когда вожак отряда ощутил смерть подручного справа, очередной серебряный комок с хрустом перебил заднюю конечность второго вербера, попытавшегося двумя точными замахами огромной лапы распороть кинувшемуся в ноги наглецу горло.
Пётр с легкостью увернулся, попутно уродую походку врага метким выстрелом и очередным переломом. Правда, удача оказалась недолгой. Сильнейший удар когтистой лапой вдавил рёбра охотника во внутренности, ноги оторвались от земли, а пистолеты вылетели из рук охотника.
Сысоев с ужасом ощутил, как со спины приближаются останки станка. Спину резануло острой болью. Нечто длинное и острое с громким хлопком разорвало кожу на боку и, пробив печень, выглянуло на белый свет ребристой арматурой, измазанной кровью. Пётр не сдержался, рот раскрылся в сиплом крике, руки схватили железку, попытались дёрнуть, но тщетно.
Внезапный удар концентрированной ярости последовал за второй волной боли прямиком в мозг. Пальцы согнулись в судороге, лицо Сысоева перекосило в приступе.
Нужно отдать должное и зверю, уже собравшемуся с силами в длинном прыжке. Когти блеснули в случайном луче солнца, до победы монстру оставался один шаг. Последний шаг!
Сильная человеческая рука взметнулась к потолку, цепко перехватывая кисть чудовища. Напряжённые мышцы вербера напряглись до предела, в позвоночнике начали с чудовищным звуком лопаться жилы. Вожак оборотней с ненавистью и удивлением воззрился на пришедшего в сознание врага.
Белки несчастного, насаженного на ржавую арматуру, стали чёрными, зрачки покраснели до такой степени, будто в голове охотника пылали костры.
Пальцы сжались, круша конечность зверя в мелкое крошево. Оборотень взревел, занёс вторую лапу для отчаянного удара, но Пётр с силой ударил правой ногой в голень противника, ломаю ту пополам. Зверь от приступа новой боли согнулся в поясе и получил сокрушительный апперкот в челюсть.
Отлетев на четыре метра и распластавшись на полу беззащитным медвежонком, монстр с нескрываемым трудом приподнял лобастую голову и воззрился на врага безумным взглядом.
Сысоев в свою очередь, словно не чувствуя боли, резким движением вырвал арматуру из кучи металла и, словно выкручивая пружину из пластика, выудил из сквозной раны.
Страшный взгляд вновь поднялся на раненого. У вербера уже начинала опадать шерсть, тело тратило огромные силы на регенерацию, а заживлять менее громоздкую шкуру человека мозгу было проще, чем наращивать мясо на огромном медведе.
Охотник на нечисть ухмыльнулся зловещей улыбкой и сделал первый шаг к поверженному:
- В начале я наивно ломал голову, пытаясь понять, кто же такие эти странные люди!
Раненый с ужасом приподнялся на локте и не отрывая глаз от приближающейся угрозы, попытался, отталкиваясь локтями, отползти подальше.
- Превращаются в верберов, что уже диковинка! Ведь тотемным животным медведь был лишь для Велеса, бога охоты и скотоводства. И вдруг, из глубин памяти, до меня стало доходить.
Размеренно вышагивая в сторону командира отряда оборотней, Сысоев на пол пути нагнулся, подбирая Кольт с земли. Ладонь с любовью протёрла оружие, а палец игриво прижал спусковой крючок. Выстрел, и голова раненого на обе лапы оборотня, стонущего в углу, разлетелась кроваво-красным конфетти.
- «Воины Рассвета» - боевое крыло славянских язычников, созданные для противоборства с новохристианами! С каким упоением вы, молящиеся пню, вырезали целые деревни, не щадя ни женщин, ни детей. И с какой храбростью ваши же противники, неся кресты, выполненные из того же пня, уничтожали деревни и города, что были под рукой волхвов! Несколько сотен лет: война, война, ВОЙНА!
С каждым словом тон Сысоева повышался, переходя на крик. Очи с ненавистью пожирали лицо несчастного, чьи кости срастались быстро, но недостаточно, чтобы поспеть за приближающейся Смертью.
Присев возле поверженного на колено, Пётр положил одну руку на горло врага, другую, с пистолетом, упёр дулом в голову бородача.
- Спустя две тысячи лет, вы, людишки, не оставили маниакальной идеи взять реванш за поражение! Выследили и попытались убить меня и, наверняка, убили Аргинакову. Так? Говори, тварь!
- Ты ничем не лучше нас, - осклабил окровавленные зубы в улыбке превосходства раненый. – Ты не смог уничтожить нас, не смог найти чашу и город этот уже не спасёшь от адских псов! Ты даже не заметил, как проиграл войну, дурак!
Неподалёку сперва слабыми раскатами начал растекаться звук приближающейся сирены. Полиция, хоть и была занята другими делами в городе, всё же отреагировала на убийство сослуживцев, послав погоню за киллерами.
- Вы убили Аргинакова и дочь его? Говори, иначе не умрёшь быстро! – Сысоев сжал кадык несчастного и с силой потряс.
- Деда – мы, а с дочкой не вышло, - сплёвывая кровь на землю, покачал головой бородач. – Не нашли мы чаши и ты не найдёшь, падший! Аргинаков унёс в могилу секрет. Так что гори в Аду!
Руку с пистолетом дёрнуло отдачей. Пётр выпустил шею мертвеца и с низкого старта рванул через цех на другую сторону. Необходимо было начинать идти по нити расследования, иначе «Сыны Люцифера» могли найти артефакт раньше него и… Что именно «И», думать не хотелось ни капли. Тем более, что по оголённому животу начала хлестать свежая крапива, разгоняя кровь и вызывая неприятный колючий зуд.
Припаркованный автомобиль, с красивой пассажиркой внутри, Сысоев рассмотрел уже на выходе из зарослей сорной травы. Быстро перебежав дорогу, мужчина запрыгнул в салон внедорожника и прокрутив ключ в замке зажигания, тронул с места, оставляя позади следы на старом асфальте.

Районный отдел Следственного комитета города Рослова.

Игорь Анатольевич Рыжов очень внимательно и долго вглядывался в дрожащего перед ним заместителя, Николая Семёновича, и всё никак не мог понять, кто же из них главный дурак.
Запрос в ФСБ не дал результата, чекисты с круглыми, как у сов, глазами развели руками, мол, «понятия не имеем, что у вас там за ««штуцер» столичный выискался». Проще говоря, госбезопасники и сами взялись за поиски неизвестного им Петра Ивановича Сысоева, потому как даже человека с таким именем и фамилией не существовало в природе.
Поиски сразу же были затруднены странной эпидемией неизвестного учёным бешенства, передающегося через укусы. Через слюну в кровь заражённого передавался штамм и далее инфицированный становился неуправляемым, разрывая, калеча и убивая попавшихся под горячую руку людей. За короткий срок в городе ввели режим чрезвычайного положения, на борьбу с заразой отправились элитные части российского спецназа СОБР, но даже военные не смогли справиться с ситуацией. А кроме всего прочего, буквально полчаса назад, неизвестные лица открыли огонь по временному блокпосту ДПС на въезде в черту города и убили трёх сотрудников полиции!
В общем и целом, ситуация вырисовывалась скверная, ведь на последнем оставшемся нерве полковника незамысловатой мелодией играла пропавшая девушка, Богучарова Марта, отданная, как помощник, странному человеку с ненастоящей фамилией Сысоев.
- Что вылупился? – рявкнул внезапно полковник и Ежов напротив даже присел от страха и испуга. – Нашёл девку?
- Н-н-ник-к-как н-н-нет, т-товарищ… - заикание настигло старого похотливца внезапно и на весь язык.
- Чего мямлишь? – тон Рыжов сбавил, а вот унять дурную кровь, уже сутки стучавшую в мозжечок, увы, не мог. – Не нашёл! Отлично, давай похлопаю!
По кабинету быстрой трещёткой раздались саркастичные аплодисменты.
- По эвакуации что? – переключился на другую тему офицер.
- П-п-пока н-н-невозможна, - стараясь взять себя в руки, проблеял заместитель и посмотрел на дверь, за которой непреодолимой преградой стояли двое ОМОН-овцев. – Заражённые после первого штурма отошли от баррикад, но больницы и магазины, да плюс районный отдел полиции захватили с одного наплыва, выживших нет.
- Что говорят ребята из СОБР? Как долго продержатся? – приподнял одну бровь раздавленный проблемами чиновник.
- Без пополнения запасов – дня два, - кивнул Ежов. Толстые ручки посильнее прижали к животу здоровенную папку с надписью «Совершенно секретно».
- А это ещё чего? – обратил внимание на канцелярию Рыжов. – Опять бухгалтерию притащил?
- Не-е-ет, - расплылся в самодовольной улыбке Николай Семёнович и протянул интересующий предмет полковнику. – Мимо нас проезжала машина со спецами из ФСБ, помните, те, которые отняли у нас место второго преступления в квартире этого… как… Аргинакова, во! Чекисты уцелеть не смогли, но первые отчёты спасти мы сумели.
Игорь Анатольевич с сомнением на лице принял папку и раскрыл ту сразу на середине. Пару минут мужчина вчитывался в неразборчивый «быстрый» почерк, затем поднял удивлённые глаза на заместителя:
- Это шутка? Ты что, совсем рехнулся к первому апрелю?
- Нет, товарищ полковник, - вытянулся по стойке «Смирно» Ежов, ощущая, как покидает тело страх и растёт самоуважение. – Вы не ошиблись, там действительно написано слово «ликантроп». Оборотни не выдумки и отчёт ФСБ – лучшее подтверждение!
- Если эта чушь всё правда от корки и до корки, то…
Рыжов схватил руками голову и завыл на тихой ноте, боясь вообразить весь ужас, на который мог только подписать молоденькую Марту. Девушка наверняка уже мертва и умирала она до-о-олго под руками мучителя, настоящего монстра.
- Николай, - отчаяние быстро сменилось гневом и кулак опустился на столешницу со всей силы. – Разослать ориентировки на мужчину, лет двадцати пяти, брюнета с зелёными глазами. В случае поимки – взять живым, либо мёртвым!
- Так точно! – щёлкнул каблуками заместитель и почтовым голубем вылетел из кабинета начальника.
- Я найду тебя, тварь, - мстительно сжал руки в кулаки Рыжов, комкая листы не вовремя подвернувшейся под руки бумаги, оказавшейся, на поверку, важными документами. Начальник регионального Следственного комитета грубо выругался и откинулся на спинку стула, прикрыв глаза и вынимая из-под стола початую бутылку скотча.

Штаб-квартира секты «Сыны Люцифера»

Эмиль Картаев, правая рука главы сектантов, нервно отбросил в сторону окурок сигары и с ненавистью уставился в экран монитора компьютера, где мелкими пикселями отображался Карл Маннергейм, третий в организации по мощи адепт. Глаза хозяина кабинета сузились, став похожими на щёлочки, в которые с трудом пролезет игла, и за густыми бровями, цвета коры дуба, пылали адским огнём зрачки нечеловека:
- Мне плевать на город, который ты предал каре! Мне нужен артефакт! – кулак в перчатке цвета первого снега с силой опустился на стеклянную столешницу. Звякнула подпрыгнувшая кружка, едва удерживаясь на самом краю стола, а вот маленькая тонкая ручка уже успешно катилась к бездне, не задерживаясь даже за выпуклость крепления. В комнате висел всё тот же Мрак и лицо хозяина офицер выдел только благодаря подсветке умного гаджета:
- С Вашего позволения, мон синьор, - картинно склонил голову в поклоне бывший нацист. – Мы подготовили ловушку для главного врага и если мы одолеем или, хотя бы, ослабим, то получим возможность добраться до цели в несколько раз быстрее, не боясь получить палку в разгоняющееся колесо!
- Ты кажется забыл, с кем имеешь дело, - заместитель правителя секты откинулся на спинку кресла, гневно пронзая взглядом картинку на мониторе. – Или ты ещё лелеешь месть за отрубленную руку?
Нечто промелькнуло в глазах Карла, желваки напряглись, а лицо превратилось в подобие восковой маски. Подбородок гордого немца подпрыгнул немного вверх, но интонации остались пониженными, принимающими власть нечеловека по ту сторону сети:
- Я – слуга, и не более, - белокурая голова вновь опустилась в почтении. – Я отправлюсь на поиски чаши немедля! Мои подручные займутся засадой.
- Хороший план, - удовлетворённо покивал Эмиль и подумав с секунду, добавил: - И Карл, прошу тебя, как друга – не расстраивай меня. Если бьёшь, то бей в полную силу. Конец связи.

Экран планшета моргнул на прощание и изображение сменилось списком номеров, куда звонил Карл до разговора с командиром. До слуха вновь донеслись крики с улицы, перемежающиеся отчаянными криками раздираемых заживо людей. Изредка доносились автоматные выстрелы и взрывы гранат – это военные с ближайшей базы умирали на «пороге» города, не в силах пробраться к осаждённым нечистью однополчанам.
На другом конце комнаты восседали у окна скучающие подручные немца, с абсолютно равнодушными взглядами взиравшими на ужасы, что творились под окнами дома.
Карл вгляделся в соратников внимательнее. Самое забавное в сложившейся ситуации было то, что оба родились более тысячи лет назад. Один в Восточной Римской империи, а другой на севере Скандинавского полуострова. Викинг и ромей, разные по крови, оба отлично дополняли друг друга в бою, а приобретённые силы, дары демона из Ада, делали друзей смертоносным оружием для любого противника.
- Ромул, Рагнар! – Карл с задумчивым видом посмотрел на дверь по правую сторону, откуда доносились через чур громкие звуки блатного шансона. Приданные в усиление бандиты шумно поминали товарищей, что недавно были обнаружены разведкой мафии в окрестностях Рослова. – Возьмите оружие и наведите шороха. Скоро по северной дороге прибудет конвой для эвакуации начальства структур и бюрократов из администрации. Сделайте так, что бы наш товарищ услышал мольбы о помощи и пришёл защитить справедливость.
Вскинувшиеся, подобно собакам, бойцы со зловещими улыбками поднялись с мест и проверили оружие в кобуре. Затем вскрыли пару сумок, что привезли «в командировку» и быстро собрали один - дальнобойную крупнокалиберную винтовку для борьбы с живой силой противника, другой – гранатомёт РПГ.
- При контакте отступить? – деловито поинтересовался Ромул, которого не смог не поддеть вспыльчивый и горячий Рагнар:
- Истинный ромей! Лишь бы драпать!
- Заткнись, варвар.
- От скотоложца слышу.
- А ну тихо, - Маннергейм поморщился, будто куснул лимона. – Делайте, что хотите, но приведите врага к нашей ловушке! А дальше уже вступлю я.
Парни молча покивали и вышли из комнаты, бряцая оружием и тихо переругиваясь. Сам командир специальной группы вышел вслед за подчинёнными и вопросительно оглядел весёлую и пьяную компанию из пяти мужчин и двух женщин.
- Господин Анатолий, я бы хотел узнать результаты следствия по нескольким делам, описание которых Вы мне предоставили. Это возможно?
Судя по морщинам на лбу одурманенного палёной водкой боевика, становилось понятно, что парень приложил все усилия, дабы «сразуметь» просьбу приезжего гостя. С минуту поработав слабым процессором, мозг бандита зашипел, зашелестел и выдал, наконец, членораздельную речь:
- Можно, всё сейчас устроим!

Марта спала. Свернувшись клубочком на кожаном сидении, девушка тихо посапывала, не пробуждаясь даже под рёв мощного, хоть и потрёпанного перестрелкой двигателя. Сам Пётр гнал, что было мочи, к небольшому тайнику, устроенному на окраине Рослова ещё до визита в Следственный комитет.
Изредка скашивая глаза на девушку, мужчина снова и снова клял себя за минутную слабость, которая теперь отыгрывается на беззащитной Богучаровой. Поначалу идея привлечь в помощники кого-то из местного контингента казалась прекрасной, простой и удивительно гениальной: приведёт на место, поможет быстрее распознать ниточки и вуаля! проект накрылся медным тазом. Сначала столкнулись с сектантами, потом с непонятно откуда свалившимися язычниками! И как их угораздило…
Правая нога сама отпустила газ, автомобиль сбросил скорость и Сысоев повернул руль направо, красиво вписываясь в поворот. Глаза на миг потускнели, а серые клетки мозга выдали яркую картинку догадки:
«А что, если Аргинаков был на короткой ноге с боевым крылом «Воинов Рассвета»? Именно поэтому дочку и не убили, не пытали, пытаясь выяснить где находится чаша. Но зачем тогда было убивать старика? Да ещё колом в грудь? Месть? Или старик решил запросить цену повыше за информацию и получил оплату в виде палки в сердце?»
«Немец» моргнул фарами и медленно остановился возле потрёпанной жизнью «шестёрки». Пётр настороженно оглядел заросший сорной травой двор, окружённый деревянными двухэтажными бараками, с наполовину выбитыми окнами и чёрными зевами пародий на подъезды с сорванными с петель дверями, лежавшими неподалёку.
В центре небольшой площадки расположились три сваренных на скорую руку гаража, белевшими на солнце отваливающимися кусками обгорелой голубой краски, отставшей от ржавой жести.
Не обнаружив видимой опасности, Сысоев вылез из машины и приблизился к «Жигулям». Дёрнув дверцу багажника, сильная рука остановила её, дав оторваться от края лишь на пару сантиметров, затем аккуратно втиснул мизинец в приоткрывшуюся щель и неудобным движением стащил с замка тонкую леску. Распахнув багажник уже увереннее, Пётр завершил деактивацию растяжки, загоняя подальше в оборонительную гранату Ф-1 усики чеки и загибая те в разные стороны.
Меры предосторожности были излюбленным ремеслом охотника. Та череда неудач и ранений, полученные в Рослове, серьёзно ударила по молодому человеку и требовала разбора и осмысления, но времени на это не оставалось. Секта пошла путём войны, к ним присоединились и язычники. Все хотели крови Петра и нацелили главное жало на того, кто мог разрушить планы злодеев. Хотя… мотивы «рассветников» оставались покрытыми мраком незнания.
Пётр тяжело вздохнул и привычным движением повесил на бёдра пояс с двумя Глоками, что расположились за спиной затворами друг к другу.
Стянув грязные джинсы, охотник на нечисть выудил из дальнего угла багажника душ-«топотун» и десятилитровую канистру с водой. Местом действия был выбран невысокий клён, что вырос вдоль стены одного из гаражей и мог хоть немного укрыть обнажённого человека от лишних глаз.
Холодная вода приятно ожгла плечи и стекая по крутым плечам начала понемногу впитываться в пояс. С тактическим наворотом для солдат будущего мыться было неудобно, но сам Пётр несколько раз едва не попадал в плен, расслабляясь под упругими струями воды и оттого молча признавал один лишь факт – «Без оружия он гол».
Ополоснувшийся мужчина пробежался к машине, утираясь махровым полотенцем и начал торопливо искать расчёску в переносном несессере. Уложив волосы, в ход пошли уже запасные трусы и комплект одежды, буквально прилипший к охотнику ещё несколько лет назад – костюм «тройка». Отутюженные брюки с небольшой кобурой на щиколотке, затем белоснежная рубашка и сверху – итальянской работы жилет с серебряной нитью, вшитой вдоль лацканов, и прикреплёнными к спрятанным в складках колечкам, для удобного использования. И «вишенкой на торте» выступал пиджак. Нежно-гладкий на ощупь, элемент одежды придавал хозяину глубины и серьёзности во внешности. Люди, даже богатые и влиятельные, смотрели на гостя в таком костюме и пиджаке с уважением и трепетом, за спиной стискивая невидимые ножи, дабы придать смерти наглеца, позволившего себе быть таким… целостным.
Застегнув последнюю пуговицу, Пётр со вздохом обратил взор на небольшой ящик красного дерева, скромненько выглядывавшего из-под сумки с разобранным автоматом Калашникова двенадцатой модификации. Выудив на свет драгоценную вещь, Сысоев перетащил ту на капот «немца» и с трепетом щёлкнул замочками. Пальцы потянули крышку вверх и… в глаза ударил случайный «зайчик» отразившегося от серебра и стали солнца. Разобранная трость состояла из трёх частей. Рукоять, выполненная из серебра, приняла форму туловища волка и завершалась мордой животного, серьёзной и с угрозой в инкрустированных заместо глаз рубинах. Сама трость, матово поблёскивая чёрным деревом, будто сама просилась в руки, молила, чтобы хозяин собрал и покрепче обхватил, прижал сильными пальцами и уже не отпускал.
- Вот и настало твоё время, - невесело улыбнулся Пётр и взялся за сборку.
Смазанная жиром резьба отлично скручивалась и спустя всего мгновение в землю упёрся кончиком трости элегантно одетый мужчина, всем видом – интеллигент, филантроп и полный интроверт.
В автомобиле сонно потянулась Марта. Сонными глазами окинув пространство вокруг, девушка громко и красиво выругалась и углядев напарника в зеркале заднего вида, судорожно быстро поправила порванную ночнушку, так и норовившую сползти с груди.
Пётр вытащил из багажника «шестёрки» сумку с одеждой под кодовым названием «На всякий» и бросил перед дверцей машины и приоткрыв ту, веско бросил:
- Быстрее переодевайся и на выход, у нас ещё много дел!
По лицу девушки отразилась целая гамма чувств и Сысоев понял: действие наркотика прошло. Знать о знатном коктейле, самым слабым ингредиентом которого был колумбийский кокаин девушка не могла и наверняка сейчас пребывала в таком шоке и прострации, какой не испытывала никогда в жизни.
Заветную инъекцию мужчина ввёл не случайному свидетелю ещё в квартире, после ликвидации сектантов, и мощный стимуляционный укол быстро свёл шок и ужас обычной провинциальной девочки к нулю, попутно активизируя инициативность, смелость и смекалку. Собственно, только благодаря чудо-таланту фармацевта милая особа и пребывала в почти здоровом психическом и физическом состоянии. Когда действие препарата подходило к концу, мозг уже просто не выдержал нагрузки и «выключил» хозяйку на час, дабы перезагрузиться.
Пока охотник на нечисть прикидывал примерный план действий на ближайшие сто двадцать минут, юркая и гибкая стажёрка из Следственного комитета змейкой втиснулась в просторные вещи, скрывшие развитую фигурку мешковатым стилем.
- Что теперь со мной будет? – Марта не смела поднять глаз. Опытный мужской взор выхватил «гусиную кожу», наверняка покрывшую всё тело бедной Богучаровой.
Смелость и решительность покинули деву окончательно, а вот страх перед убийцей… может преодолеть не каждый.
- У тебя родители есть? Живут здесь, в Рослове? – проигнорировал вопрос Пётр, проворачивая ключ в замке зажигания.
- Да, - покивала головкой Марта, решаясь наконец взглянуть на собеседника. – Они почти в центре живут, неподалёку от больницы. А что?
- Не хорошо, - цокнул языком мужчина, и начал осторожно, огибая ямы, выезжать со двора. Оставшиеся в тайнике сумки уже пригрели место в багажнике «немца». – Возьми телефон и позвони им, если дома – пусть готовятся на выход. Я высажу вас возле Следственного комитета, там найдёте приют на время смуты.
- Вы как-то странно говорите, - внезапно заявила девушка, покорно принимая телефон и отстукивая нужные цифры.
Внезапно из-за поворота, к которому уже приближалась машина Сысоева, выскочили двое: мать и сын. Последнему едва ли исполнилось десять, за спиной болтался огромный рюкзак. Расширенные глаза женщины явно свидетельствовали о случившемся ЧП, так что для Петра не стал неожиданностью очередной манёвр испуганного родителя. Высокая кареглазка грудью бросилась на капот и что есть мочи заорала:
- Помогите! Помогите Христа ради!!!
Потерявший руку матери ребёнок захныкал, из глаз покатились кусочки влажного хрусталя.
- Помогите! Они гонятся за нами!
«Почему? Почему я не ощущаю камня в груди?»
- Ты им поможешь? – сбоку в поле зрения настойчиво лезли голубые глаза Марты.
«Разве одна жизнь идёт в сравнение с сотней? Или тысячей? Или миллионом?»
Всё из-за того же угла появились три тени. В лучах закатного солнца морды вурдалаков выглядели особенно отвратительно. Жёлтые глаза, у одного наполовину оторван рот, у второго из распоротого кем-то брюха выползают отвратительно набухающие внутренности.
«Почему я не могу очерстветь и пройти, наконец, мимо?!»
- Пё-ё-ётр!
Дверь со звонким щелчком распахнулась. В руку лёг лёгкий японский нож танто. Порыв холодного ветра коснулся лица, а грубый голос Сысоева прервал стоны женщины:
- Быстро в машину!
Всё произошло очень быстро. Мать с ребёнком попросту не успели даже сойти с места. Едва родительница дёрнула чадо в сторону открываемой Мартой дверцы, как сильная рука через чур быстрого монстра заграбастала в ладонь целый пучок волос с головы несчастной. Ребёнок закричал громче, из последних сил цепляясь в руку матери.
Нож Петра с хищным свистом прорезал воздух, впиваясь острым лезвием в глазницу противника. Монстр зарычал, отпуская жертву из смертельной хватки. Несчастная упала на асфальт, обняла прильнувшего к ней мальчугана.
Рвать из кобуры пистолеты было слишком поздно – дистанция располагала к рукопашной схватке, а не к перестрелке. Двое друзей оставшегося без глаза чудовища молча бросились на внезапного противника, воздух прорезали широкие замахи когтистых лап. Сысоев каждый раз без потерь уходил из-под очередного удара, но вдоль хребта заскользила очень нехорошая мысль, оставляя ледяными лапками неприятные отпечатки: «Эволюция?».
Вурдалаки появились в мире давным-давно, регулярно вылезали из могил, будучи не упокоенными, но эти… были абсолютно другими. Силой и скоростью враги не походили на обычную полуживую нечисть, напротив, уже успели немного измотать опытного воина. А ещё эти странные чёрные линии вокруг глаз, похожие на вены с аспидно-чёрной кровью.
Голень неосторожного в атаке вурдалака переломилась, разнося по двору хруст дробящейся конечности. Второй вурдалак попытался броситься на выручку и поймал челюстью неплохой апперкот, заваливаясь на землю. В руки к Петру мгновенно прыгнул Глок, прошивая лбы нечисти серебряными пулями.
Сысоев шумно выдохнул и огляделся. Неподалёку на земле валялся нож, измазанный в чёрной крови, а вот сам предводитель «тройки» куда-то слинял. Необычная тварь, ох необычная!
- Вы в порядке? – вложив оружие в кобуру, поинтересовался Пётр и сделал шаг по направлению к спасённым. Женщина, до этого с ужасом взиравшая на спасителя, внезапно закричала, оглушая охотника и подхватив с асфальта сына, быстро начала удаляться в глубине двора.
- Эй! Вы куда?! Мы же вас… спасли, - округлившиеся от шока глаза Марты не веря уставились вслед беглецам. – Куда это они?
- Переставай смотреть фильмы, - хмуро отозвался усаживающийся в машину Пётр. – Соплей в благодарность не жди, я сейчас для неё такой же монстр.
- Но почему? – Богучарова воззрилась на собеседника с нескрываемым любопытством и затаённой обидой.
- Тьма – всегда Тьма.
Внедорожник взрыхлил колёсами старое покрытие дороги и автомобиль исчез за поворотом, разрезая улицу сталью хромированного бампера.



Алексей Каменский

#13727 в Разное
#468 в Боевик
#22628 в Фэнтези
#2190 в Боевое фэнтези

В тексте есть: нечисть, ведьмак, герой

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться