Слезы плачущих кукол

Размер шрифта: - +

1 часть.

Мать угрюмо на меня посмотрела. Обычно она говорит, как я виновата, что «как только мне не стыдно?» и прочее в этом духе. Но не бьет меня и не кричит, закатывая скандалы, просто боится, что я заплачу. И это даже не из-за того, что она меня любит, а скорее из-за необычности нашего положения. Проблема в том, что мои глаза имеют странный тёмно-синий цвет в белую крапинку. Мой отец называет этот цвет «цветом космоса» и частенько смеётся над этим. Но, несмотря на это, эти глаза вызывали у него восхищение и он также часто их нахваливал. Всё это я помню лишь относительно. Просто мой отец внезапно исчез и вот уже пять лет о нём ни слуху, ни духу. Ну как так можно? Хоть бы предупредил что ли! И ведь он не просто пошёл в магазин за хлебом! Просто утром испарился и всё. Мать говорит, что он нашёл другую семью и всё с ним хорошо. Но больше она ничего не говорит. Разве это справедливо? Справедливо вводить своих же детей в заблуждение, несмотря на то, что они примерно догадываются, что произошло. Догадываются, почему им нельзя было смотреть телевизор около недели. Догадываются, куда мать ходила много дней подряд, надевая черное платье и кофту.  Мы, ее дети, презирали ее за слабость, за ложь и маленькое предательство через три месяца. Она не вернулась ночевать домой. Как оказалось, она оставалась ночевать у друга. Это вполне могло сойти за маленькое предательство. 

Мать была сдержанна и справедлива, особенно в последнее время, когда я и брат стали сильно распускаться. Но меня мама наказывала мягче, чем кого бы то ни было из семьи, ведь мои глаза - это что-то странное.  Глаза - не единственное, что смущало мою мать все эти года. Это просто как защитный механизм. Подруги в школе иногда заглядывали мне в глаза и говорили, что хотели бы такие же. Но большинство к ним не относится. Большинство считает, что я ношу линзы. Правда, так думают только сначала. Потом они каким-то образом понимают, что это не просто украшение или вспомогательный предмет, это - часть меня.

- Пенни, это ведь была моя любимая ваза! Неужели нельзя было аккуратнее носиться по дому? - явно передразнивая маму, проговорил брат.

У нас с ним напряжённые отношения, в основном из-за его странного чувства юмора. Помимо него у меня есть ещё две сестры - младшая Лола и старшая Рита. С ними я чувствую себя очень спокойной и, словно бы, нужной всем. Но и они имеют право прикалываться надо мной и над друг дружкой. Но ведь так все делают, что в этом плохого? 

- Майк, успокойся, иначе наказан будешь и ты, - суровый взгляд перекатился с меня на брата. Он безразлично отвернулся и решил больше не встревать.

Конечно, дело было далеко не в вазе. Всё приключилось на школьной перемене, где меня интенсивно обижали одноклассники. И ладно бы, они просто меня обзывали, так они ещё и лезть с кулаками стали! Я не выдержала и стукнула одну девчонку по носу, а паренька, вьюжившего вокруг меня и мешавшего дать волю рукам, я пнула промеж ног. Вскоре, эта новость дошла до моей матери. И вот сейчас я стою здесь и пытаюсь сосредоточиться на наказании (скорее всего не строгом), а мама пытается подобрать слова, чтобы меня отругать.

- Пенни, я понимаю, что тебе неуютно, когда одноклассники тебя обижают, но может, не нужно было бить их? - начала она вдруг. - Может, стоит перевести тебя в другой класс?

Я взглянула на нее холодно, словно она пытается заставить меня поверить в магию.

- Интересно, какой же это по счёту? Сотый? - возмутилась я. - Мам, от этого ничего не изменится, - вздохнув, вновь опустила глаза.

Мама продолжала угрюмо разглядывать мое лицо, надеясь отыскать хоть каплю заинтересованности. Я терла костяшки пальцев. 

- Ну, можно и не в класс. Почему бы не перевести тебя в другую школу? - кажется, разговор начался не с того, с чего я ожидала. А как же наказание?

- Школу? А она далеко? - я старалась придать своему лицу заинтересованный вид, но в глубине души мне было совершенно наплевать на эту школу.

Опять какая-нибудь школа, где все сначала будут винить меня в том, что я ношу линзы, а потом будут потешаться, узнав, что их изначальное мнение - ложь.

- Это в другом городе, - поджав губы, проговорила мама.

Стоит сказать пару слов о моём месте жительства. Я живу в Америке, в Нью-Йорке, но не в самой столице, а в городке под названием Литл Фолс. Удивительно, что я сменила сотни классов и школ, оставаясь в том же городе...

- В Англии, - произнесла мать, наблюдая за моей реакцией.

...И вот теперь, свою жизнь я должна провести в Англии. Мило.

- Ты отправляешь меня в Лондон? - спросила я. Жизнь рушилась на глазах. Терпеть не могу Англию. Это, наверное, единственное место, где все живут по старым традициям. Хотя я не могу об этом судить. Ясно одно, Лондон - самый дождливый город и я не хочу в нём жить. Нет.

- Нет, - словно в унисон с моими мыслями ответила мать. - Ты поедешь не в столицу, ты будешь жить на окраине. Дочка, там самая лучшая школа для таких, как ты.

Сорвались эти слова совершенно неожиданно. Мама прикрыла рот ладонью, в комнате ненадолго повисла тишина. Я прерывисто вздохнула. 

- В каком смысле, «Для таких, как ты»? - удивилась я.

- Я хотела сказать, что это отличное место для тебя, где я смогу не волноваться за твое состояние. Ты пойми, там тебя не тронут.

Почему-то эти слова звучали обнадёживающе. Мама любила меня, но, видимо, побаивалась. Я была как бремя со странностями на её плечах. Она никогда не говорила мне, как сильно любит. Единственное, что я от неё слышу, это «всё, что я делаю, для твоего блага». И ведь в принципе, я могу стерпеть все насмешки и колкости в мою сторону от одноклассников, только если дома меня поддержат и не отправят учиться в другую страну.

- В этом городе ты успела всем насолить. Милая, это для твоего же блага. Обещаю, там тебя никто не тронет, - мама ещё раз посмотрела мне в глаза и с бурчанием про «кучу детей в моём доме» ушла в соседнюю комнату.



Настя Михевич

Отредактировано: 06.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: