Слишком черное сердце

Размер шрифта: - +

Слишком черное сердце

Знакомство с Мартином Дюпоном

«Чтоб заполучить того, кто мил,
Не все ль равно, какой ценою?»
Трагедия «Беллерофонт»

18 апреля, 1891 год.
      Её безжизненным телом из пылающей сердцевины, таящейся глубоко под слоями плотного подкожного жира и инертных мускулов, окутывающих ее туловище, манипулирует демон. Он выходит из нее темно-синим, жутко пахнущем дымом. Раздался злобный смех, который заполнял все уголки комнаты. Мое тело охладевало от страха, оно давала знак, что демон рядом со мной. Она рядом.

      Хель, так звали ее, появилась передо мной в своей необычной красе. Ее высокий рост, стройное лицо и трупные пятна давали знак, что она Властительница загробного мира. Я влюбился в нее еще в свои двенадцать лет, когда исследовал мифологию. Я увидел ее портрет в книге, которая была спрятана у нас дома. Красота ее тела была настолько необычна, что я не смог забыть. Прошло около пяти лет, и я нашел ее. Подготовка к ритуалу шла долго, исследования ритуалов, изучения мифологии заняло намного больше времени, чем я думал. Но я смог! Она моя!

      Согласно закону демонов, чтобы быть с ним, надо выполнить условие, которое просит божество. Хель же просила сто пятьдесят смертей. Но все они должны быть девушками, каждый труп должен принадлежать искусству смерти. Оно очень тонкое, это настолько ювелирная работа, что еще никто из моих предшественников не смог совершить столько убийств. Они просто не успевали. Но я рассчитал свои силы. Я буду со своей любовью.

      На ее искусно красивом лице появилась зловещая ухмылка. Ее тонкие пальцы совершили щелчок, и она влетела в меня.

18 апреля, 1894 год
      Вы когда-нибудь задумывались, что такое искусство? Очень часто, сидя рядом с мертвыми девушками, в пустой зале, я размышляю, а что же такое искусство? И знаете, искусство лежит на поверхности. Кто пытается пойти глубже, тот обречен на риск. В сущности, искусство — это зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь. Я смотрю на этих девушек и вижу красоту, свою душевную красоту, она расцветает, как бутон розы, который дарят одной из самых красивых девушек…

      Мое искусство заключалось в том, чтобы показать миру, людям, человечеству, что искусство — это не жизнь, а зеркало души. Понимаете? Скорее всего нет.

      Творение моих рук вызывало немало споров, что очень радовало меня, ведь значит, я не зря сотворял все это. Для кого? А, для себя! Я всего лишь эгоист, который пытается увидеть свою душу в красивых девушках. Но каждый раз я вижу лишь гниль и мерзкий зловонный запах!

      Не слишком ли иронично? Пару секунд назад я говорил совсем другие слова… Вы знаете, это слишком смешно! Я смеялся минут пять. Ведь, в этом скрыт достаточно глубокий смысл, но в то же время и ересь! Как иронично и смешно!

      За шесть лет я должен успеть! Успеть доказать своей любви, что я достоин ее! Сегодня ровно три года, половина пройденного пути, и сегодня я совершу подарок: я убью своего заклятого врага!

 

Жан-Батист Ривар

-Природа, можно ли взирать еще спокойнее,
Чем ты, на мертвецов, гниющих между роз?
Артюр Рембо

  Свет пробивается сквозь мои веки, и опухоль в центре моего мозга растет. Эта опухоль имела форму розы, и ее лепестки были остры, как бритвы. С каждой новой мыслью лепесток отделялся от цветка и кружил по спирали сквозь мясо моего мозга, медленно вырезая большие кусочки моей личности.

      Солнце уходило в закат. А я все еще не мог убрать из своего мозга того парнишку! Будь он проклят! Каждый раз ловя его — мы отпускаем. Но весь город знает, что он виновен! И каждый раз, у нас не хватает улик! Как он это делает? Или, может быть, я это делаю?..

      Я наблюдал за ним, еще с его первой жертвы. Видел, как он убивает и знаете, это завораживает. Руки. Вы когда-нибудь предавали значение рукам? Нет? Я тоже. Эти две конечности способны совершать чудеса, они способны создать вещи, которыми мы восхищаемся!

      Его руки порхали, как умело они разрезали кожу девушки! Как они проваливались сквозь двух красных берегов, внутрь океана жизни… Они разрывали берега, которые держат внутреннюю красоту. Что такое внутренняя красота? Это истинное лицо человека.

      Лицо Мартина было уродливым, оно было покрыто шрамами. Но каждый шрам рассказывал свою собственную историю… Как я узнал его истинное лицо? Все очень просто, по внутренностям его жертв. Он выбирал не просто красивых внешне, но и красивых внутри. Они излучали добро, страсть и любовь… Он прекрасен.

      Трупы, просто тела, мясо покрытое оболочкой, оно прогнивало. Но не внутренности, которые он отбирал. Они были бесподобны. Сердце, легкие, мозг — всего лишь органы. Если посмотреть под другим углом? Что вы видите? Каждый орган представляет свое чувство. Например, сердце, что оно излучает? Любовь.

      Раздался стук в дверь

А что такое любовь?

 

Встреча

После долгих размышлений и внутренних препирательств с самим собой, он так и не решил, красиво или отвратительно его лицо.

      Я исследовал его физико-аналитическим методом, я гадал на его счёт. Я ловил его чувства. Он же выходила из игры с лёгкостью теннисного мячика, уклонялась, хамелеонил, требовал гарантий. Я покорно погружался в голубую ванну моих представлений и застывал на боку, подобно умершему Будде.

      Его бесило моё спокойствие, он плакал, заламывая свои сухие руки, умоляла прекратить эти «экзерсисы духа», цена которым, по его убеждению, была столь страшной, что не имела названия.

— Нет слов… — тихо произносил он, обессилев от плача. — Нет слов.

      Я тихо стоял и пытался понять, он думает, что я просто так, разрешу ему убить себя?

— Тебя покарает Бог… — робко произнес я.
— Бога нет, — с отвращением прокричал Мартин. Я ухмыльнулся его словам.
— Так говорил Ницше.
— Ницше всего лишь врун и подлец, — с омерзением прокричал он мне в лицо.
— Почему же? В отличие от тебя, он вечен. А ты всего лишь пустота. Люди сделают все, чтобы никто не знал о тебе. Ты для них отвратителен, — его руки дрожали, я видел, как он волнуется. А я чувствовал себя победителем.
— Он прославился лишь тем, что говорил заумно, но на самом деле — он всего лишь выражал мнение людей, которые боятся их сказать. Он делал вид, что это его слова, поэтому его никто не понимает. Люди боятся, а он всего лишь сыграл на этом. Его не поймут никогда, — его уверенность поразила меня. Несколько секунд назад передо мной был запуганный парнишка, а сейчас это совершенно другой человек.
— Но разве не в этом суть философии? Говорить людям то, чего они боятся. Пытаться объяснить им, то чего они боятся, — я не понимал его. — Я не понимаю тебя.
— Хах, нет, суть философии в другом. Она как математика. Находишь то, о чем люди редко или никогда не задумывались, а потом выводишь из этой мысли теорему, доказательство. Но никак не обыденные вещи заумными словами. О, поверь, меня, как и его никогда не забудут. Но, в отличие от него, меня поймут. Найдутся такие же люди, как и я.
— Я не понимаю тебя, — обессиленно пробормотав, я сел в кресло.
— И не поймешь. Ты всего лишь скот, как и все те люди. Вы не цените прекрасное, вы не цените то, что имеете. Например, как ваше тело. Нет, не оболочка, а внутренности. Вы портите их всем, чем можно. Отрицательными эмоциями, алкоголем, опиумом. Вы делаете все, чтобы забыться. Но никогда не приходите к тому, что можно забыться не только опиумом, который порождает против вашей воли свои эмоции. Искусство. Лишь оно помогает людям насытится чувствами.
— Ты говоришь так, будто бы ты другой. Не такой, как все, — устало проговорил я.
— Я тот человек, который познал искусство. Искусство находит лишь индивидуальных людей. У тебя нет индивидуальности. Ты живешь, как все. Вспомни, как проходит твой день? Утро — работа, день — обед и снова на работу, вечер — прогулка до дома и ужин. А потом ты сидишь и пьешь. Что в тебе такого? Ничего, — его голос надрывался от крика. Он был полон ярости.
— Так зачем ты пришел сюда?! — я встал и заорал. Я не мог сдержать эмоций. Я был взбешен.
— Ты похож на меня, — спокойно проговорил он. От такой неожиданности я уселся обратно в кресло и не мог понять. — Ты похож на меня внутренне. Ты так же одинок. Ты так же страдаешь. А страдание — побуждение к деятельности. Поэтому ты так неистово гонишься за мной.
— Это моя работа, — яростно выкрикнул я.
— Если бы это была просто работа — ты бы уже поймал меня. Мне надо принести в жертву человека, который похож на меня. А ты и есть этот человек, — дрожащей рукой, он достает револьвер и целится в меня.

      Раздался выстрел…



bkate799

Отредактировано: 21.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться