"Слишком" идеальный мир

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 11. ЗА ВУАЛЬЮ "ИДЕАЛЬНОГО МИР"

Извиняюсь, что не удалось вчера выложить проду, были технические неполадки. К этой главе добавляю иллюстрацию одного из фантастических существ мира Астона: Птерес https://vk.com/album-157202712_254705060  Спасибо за поддержку!

Полуразрушенные здания были в таком страшном состоянии, что еще немного, и в лучшем случае, осыпаться на землю. В худшем - рухнут, оставив под завалинами жителей. Материал, из которого они были созданы, давно устарел и потерял свою значимость. Уже тысячелетиями из него не возводилось новых зданий.

И те, кто уже потеряли надежду на воздвижение новых зданий, стали углубляться в пещеры, укрепления их изнутри и создавая альтернативный город. Вот в нем можно было передвигаться куда меньше опасаясь за жизнь, чем, среди руин. Хотя и в пещерном городе были свои проблемы. Население возрастало и становилось очень людно. Но расширяться было практически некуда. Потерянный город, не обозначенный ни на одной карте, был четко ограничен в территории и расширению не подавался. К великому сожалению, из-за невозможности использования технологий возрастания зданий - и наращивать помещений было нельзя.

А все почему? Правильно, политика. Кому нужно было давать права тем, от кого давно открестились все "правильные" жители Астона, считающие себя "идеальными" представителями данного мира и других, не принимали в свои круги.

Лучше было их назвать "существами" и скрыть под одеждой так, чтобы даже глаз не разглядеть. Ведь "существа" отличались от них всем, чем только возможно: цвет глаз, цвет кожи, устав жизни, необратимыми мутациями и магией, которую ни строгены ни арогены не смогли укротить и себе подчинить, владея лишь толикой данной силы.

- Спасибо тебе, что пришёл, - сухенькая ладошка легла в его широкую. Морщинистое лицо покрылось дополнительными морщинами, когда женщина улыбнулась мужчине. Густые серебристые волосы были заплетены и уложены. Одежда до невозможного простая с многочисленными заплатками, но чистая. На шее красовались различные бусы, сделанные из высохших семян, глины, камней и кристаллов. Обереги или возможность держатся ближе к своей стихии.

- Как я мог не прийти? - сторген ласково улыбнулся в ответ, легонько коснувшись губами ее лба.

- Ну мало ли, девушку куда красивее и моложе меня, знаю я вас…

Он усмехнулся.

- Красивее тебя, никого нету.

- Ты всем так говоришь, - не унималась бабулька. Не споря с ней, сторген безнапряга поднял ее сухонькое и легкое тело на руки, бережно вынося из пещеры.

Когда на Астоне кто-то умирает, его тело подвергается сожжению на погребальном огне. Когда-то давным-давно так делали на Земле. Когда верили в магию, когда считалось правильным придавать земле прах усопшего, а не закапывать его в землю предварительно заперев в деревянном ящике.

А еще раньше, по легенде, душу умершего себе забирал дракон, вознеся ее высоко в небо, давая еще один раз взглянуть на Астон с высоты "птичьего полета". Хотя, на Астоне не было птиц, они скорее напоминали очень крупных разумных птеродактилей.

Прежде, чем позволить душе окончательно покинуть этот мир, нужно было дождаться окончательного сожжения тела. И только когда ветер начинал развивать пепел, душа могла отправляться дальше. Иногда они возвращаются, находя себе похожее тело или совершенно непохожее. Есть поверье, что пока не будут исправлены все ошибки прошлого, душа никогда не сможет окончательно покинуть этот мир. Даже если несколько жизненных циклов подряд будет путешествовать в других мирах и переживать другие жизни в непохожих телах.

- Спасибо, что соблюдаешь традиций, - едва уловимое движение губ у его лица.

Молчание в ответ, но свою ношу он прижал к себе теснее.

- Прекрасное место, прекрасный день... я прожила прекрасную жизнь, - устало улыбается она, продолжая держатся за его шею.

- У тебя еще много жизней впереди, - тихо напомнил он, не отводя взгляда от догорающего костра, вокруг которого стояло множество людей.

Кто-то поднял руку, призывая ветер развеять пепел усопшей. Подхватив ошметки пепла, ветер понес их далеко за горы, ближе к океану и закату Церза. На Земле самую близкую звезду к планете, принято называть солнцем. На Астоне тоже есть такая традиция. Но чаще называют по имени.

- В следующий раз, я надеюсь, уже не увидеть такого разрушения. Хочу увидеть, как сокхеры станут единой частью Астона.

Чем глубже погружалось солнце в воду, тем быстрее старая ветхая старушка рядом с ним становилась молодой и красивой девушкой. Совсем юной, едва узнаваемой.

- Поспособствуй этому дракон, прошу... - легкое касание его руки и поднявшийся ветер развеял облик девушки рядом с ним.

- Приятного пути.

***

Вернуть сокхерам их права, было очень сложно. Наверно так же сложно, как вернуть часть Астона, которая теперь именовалась Эскиром.

Стены пещеры были исписаны старинными легендами. О том, как возникла жизнь на Астоне. О том, как изначально три расы правили на планете. Старый, забытый арогенами и сторгенами язык гласил о том, что были такие индивидуумы, как - саматы. Когда-то их было куда больше. Метисы, редкие, но единственные экземпляры эволюций, которые объединяли в себе все четыре стихии. И владели каждой превосходно. Но зависть страшная штука. Как известно, когда у кого-то много, а у тебя и половины нету, возникает вражда. Постепенно начали развиваться конфликты на почве того, что саматы могут восстать против остальных и начать мнить о себе не весть что.



Вика Лонер

Отредактировано: 27.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться