Слишком поздно признаваться в любви

Глава 6

Пришло время ужина. Мы всей семьей сидели за столом. Наконец, закончив основную трапезу, нам принесли чай. Я поняла, что пришло время начать разговор о школе.

— Сестра, Степан, у меня есть для вас новость, — начала я, — Я решила сдавать вступительные экзамены в школу.

Две пары глаз удивленно уставились на меня.

— Зачем тебе это, Мария? — спросил Степан.

— Понимаете… хоть мы с Любавой знакомы совсем недолго, но уже успели подружиться. Я чувствую, как ей одиноко, поэтому хочу поддержать. Думаю, Любаве будет куда легче, если мы будем ходить в школу вместе.

На несколько секунд в комнате воцарилось молчание.

— Что ж, если ты правда хочешь этого, я не имею ничего против, — сказала Женева, — Что ты думаешь, Степан?

— Я согласен. Пусть девочка ходит в школу. Только, мне кажется, не стоит говорить об этом вашим родителям. Они наверняка будут против.

Сестра согласно кивнула.

— Да, думаю, если отец узнает, тут же заберет тебя домой. Нужно дождаться первого совершеннолетия, тогда уже вопросы своего образования сможешь решать сама.

— А что, после восемнадцати у меня появятся какие-то новые права? — спросила я. Пожалуй, единственным плюсом того, что я оказалось вселенкой в тело жительницы отсталой деревни, населенной неграмотными людьми, это возможность задавать вопросы, ответы на которые, по идее, должен знать каждый человек.

— Да, в нашей стране с первым совершеннолетием девушка уже сама может распоряжаться собственной жизнью. Ты сможешь учиться в школе и университете, выезжать за границы деревни, все это без разрешения родителей или опекунов.

— А как тогда я пойду в школу сейчас, если у меня нет разрешения родителей?

— Не переживай, пока ты живешь в Яблоневке, мы твои официальные опекуны. Через полгода даже замуж можем выдать! —усмехнулся Степан.

— А что произойдет через полгода? — спросила я.

— Как, ты не помнишь?! Тебе исполняется восемнадцать! — воскликнула Женева.

— Просто у меня небольшие провалы в памяти после болезни, — я смущенно улыбнулась.

— Ох, прости, милая, наверное, это болезненные воспоминания! — виновато проговорила сестра.

— Не волнуйся, Женева, все в порядке, лучше скажи, я могу выйти замуж только после первого совершеннолетия?

— Да, но только с разрешения родителей или опекунов. Полную свободу ты получаешь только после второго совершеннолетия. Оно наступает в двадцать два. Также они могут выдать тебя замуж насильно, если заключат помолвку до восемнадцати.

— А это законно?! — удивилась я.

— Конечно, помолвки могут заключаться и раньше. Самое ужасное, что для этого не нужно согласие невесты, лишь ее присутствие.

Дело – дрянь. До совершеннолетия еще полгода, и мне за это время нужно как-то умудриться не помолвиться со старостой Пореловки. В голове начали выстраиваться различные планы действий.

— Скажите, а могу я заключить помолвку с вашего разрешения, не спрашивая родителей?

— Да, можешь. Только учти, что после нее обязанности опекуна на себя берет жених. Так что, до второго совершеннолетия, твоей жизнью будет распоряжаться он, — сказал Степан.

— Конечно, если ему уже есть восемнадцать. Если нет, то твоей жизнью все так же управляют опекуны или родители, — уточнила Женева.

Я тяжело вздохнула. Только у меня появилась уверенность в завтрашнем дне, как опять все планы летят в Тартарары!

— Сестра, а через сколько я должна буду вернуться в Пореловку?

— Через три месяца. Прости, милая, но это все, что я смогла уговорить матушку.

Отлично, сроки определены. Мне, каким-то чудом, нужно за три месяца найти себе жениха, и при этом не потерять свою самостоятельность. При этом, нужно как можно скорее получить школьное образование и уехать из Яблоневки. Что тогда делать с женихом, я не имею ни малейшего понятия!

— Я поняла, сестра. Пожалуй, сейчас пойду в свою комнату. Мне нужно хорошенько все обдумать.

Я уже начала подниматься по лестнице, как вспомнила еще кое о чем.

— Женева, ты бы не могла принести мне чистые листы бумаги, перо и книгу в комнату?

— Хорошо, милая, я попрошу Фирюзу принести тебе все, что ты попросила. Может ты еще хочешь искупаться? Мне попросить ее натаскать тебе воды?

Да, расслабиться мне сейчас явно не повредит.

— Да, пожалуй, я искупаюсь. Спасибо за заботу!

Я развернулась и направилась к себе в комнату. Через несколько минут пришла Фирюза с книгой и принадлежностями для письма. Затем служанка занесла воду, наполнила бадью и вышла. Я решила, что сначала разберусь со всеми вопросами, а потом уже буду отдыхать, поэтому, глубоко вдохнув, я открыла книгу.

Первые мгновения у меня перед глазами стояла куча абсолютно непонятных мне знаков. На меня уже стало накатывать отчаяние, как вдруг, эти символы стали складываться в слова. Через минуту, стало очевидно, что передо мной лежит сборник любовных поэм. Никогда не была любительницей любовной лирики, но при чтении этой на глаза у меня навернулись слезы.

Но не время расслабляться! Я положила перед собой свиток и взяла в руки перо (Слава Всевышнему, оно здесь самопишущее!). Нужно попробовать переписать одно из стихотворений.

Как только перо коснулось бумаги, рука, будто сама собой начала выводить одновременно ясные и непонятные мне буквы. Написав первую строфу, я попробовала ее прочитать. У меня получилось!

В голове били фанфары. Что ж, хотя бы со школой теперь будет меньше проблем. Осталось только написать вступительный экзамен, а для этого я приложу все усилия!



Елизавета Ней

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться