Слишком разные

Размер шрифта: - +

Глава 4

- Конец света близок! – взывала Аля, рассматривая меня за учебниками. Я знала, что она обязательно съязвит на эту тему, но сейчас мне не до этого. Нужно приложить уйму усилий, чтобы сдать летнюю сессию. Однако недостаточно тупо читать и заучивать, как это делаю я - нужно еще и понимать. 

У меня слишком много предметов, которые нужно знать назубок. Взять ту же психологию или философию, объем информации там настолько велик, что мозг попросту вскипает. 

И я абсолютно не привыкла к этому всему. Непонятные имена, теории и термины смешиваются в голове в одну кашу. И кто только тянул меня за язык? Зачем я вообще решила заступиться за эту девчонку? Молодец, нечего сказать. Даже попросить о помощи некого. Машка ненамного умней меня, а Дима… этот вроде и не дурак, но и умным его назвать сложно. 

Мои размышления прерывает звонок в дверь. Похоже, к Але пришел ее новый репетитор. Интересно, сколько они берут?

Я возвращаюсь к своим книгам, а именно к философии. И зачем только на втором курсе вводить этот предмет? Ладно, спорить самой с собой нет смысла. Что тут у нас? Какое-то странное понятие:

- Апейрон, - читаю вслух фразу из учебника. - Понятие древнегреческой философии, обозначающее "беспредельное". В ранних мифологических картинах мира "беспредельное" исполняло роль значимого космогонического принципа, – На этом месте у меня чуть ли не пар валит из ушей. Да как такое вообще можно выучить? Это даже понять невозможно! Со вздохом берусь за психологию. Этот предмет должен быть хоть чуточку проще.

- Бихевиоризм, - снова произношу вслух слова из книги. - Это направление в психологии, которое отвергло как сознание, так и бессознательное в качестве предмета научного исследования, и сводящее психику к различным формам поведения… - останавливаюсь, не дочитав до конца. И кто сказал, что психология – понятная наука? Да это же какой-то набор слов. У меня даже складывается ощущение, что я читаю на китайском.

Закрываю учебник по психологии, решив сменить деятельность. Пожалуй, стоит начать с профильных предметов - к примеру, с менеджмента. Тут наверняка термины будут раскрываться с помощью реальных примеров. Открываю электронные лекции.

- Теория управления — это наука, изучающая наиболее общие структуры упорядочения деятельности социальных общностей, осуществляемого за счет реализации различных социальных целей, норм и оценок. 
И тут мой мозг говорит мне «детка, ты совсем офигела?». Понимаю его. Может быть, мне нужно просто немного подкрепиться? К примеру, использовать тот шоколадный пудинг, который припасла сестра для себя. Уверена, сладкое поможет. 

С такими серьезными намерениями я выхожу из комнаты и останавливаюсь, не доходя до кухни. Дверь в Алину комнату открыта, и оттуда доносится потрясающий мужской голос. Я на цыпочках подхожу поближе, чтобы послушать. 

- Смотри, - говорит ее репетитор, - если a — любое число, а n и k — натуральные числа, то на примере это будет выглядеть вот так, – Я делаю еще пару шагов. Уж больно знакомый голос, а еще мне интересно посмотреть, как выглядит его хозяин. 

- Ого! – восклицает сестра. – Ты объясняешь гораздо проще, чем мой предыдущий репетитор. – Я про себя удивляюсь: обычно учителей называют на «вы». Сто процентов он ей понравился. А может это подростковая первая любовь? Тогда мне точно нельзя появляться перед ним. Но как только я мысленно запрещаю себе подобное действие, тут же теряю равновесие и приземляюсь в позу собачки прямо около входа. Естественно, мое эффектное появление нельзя было не заметить - я чувствую на себе грозный взгляд Алиных глаз и мысленно корю себя, что вообще решила идти за пудингом. 

Беру себя в руки и поднимаюсь с пола. Все-таки некрасиво вышло, что ее учитель увидел меня в таком свете. Повернувшись и набрав воздуха в грудь, выдаю:

- Простите! – и тут увиденное повергло меня в шок. На стуле, рядом с сестрой сидит знакомая фигура и смотри на меня сверху вниз. – ТЫ!

- Рита! – ворчит в ответ сестра, и тут же подскакивает с места. 

- ТЫ! – завороженно повторяю я, тычу пальцем в его сторону. 

- Велес, - Аля резко поворачивает голову на своего нового учителя и спрашивает. – Ты знаешь мою сестру? 

- О-о-о... Если бы ты только знала как, – правый уголок его губ поднялся в саркастичной ухмылке. Все так же странно одет, но уже без своего дурацкого капюшона. Теперь хоть можно разглядеть лицо, которое, кстати сказать, не блещет красотой и притягательностью. Каштановые волосы практически достают до ушей, челка немного закрывает глаза, которых и так за очками не разглядеть - убожество.

Я начинаю злиться. Надо как-то заткнуть этого выскочку! Что он себе возомнил? Думает, что работает репетитором, значит пуп земли? И тут в голове будто щелкает. Я вспоминаю крайне необычное слово, которое можно использовать. 

- Ты, законченный липофреник! – с гордым видом говорю я, задрав подбородок. 

- Рит, ты чего за фигню сморозила? – Аля выпучивает свои большие карие глаза и смотрит на меня каким-то вопросительным взглядом. 

- Это не фигня! – отвечаю я. Вот так вот! Будут теперь знать, кого называть дурой. 

- Да такого слова даже не существует! – продолжает спорить со мной Аля. 

- Это вообще-то вполне узуальное слово! – я натягиваю улыбку кота, который только что получил желаемое, и мысленно безумно горжусь тем, что все-таки запомнила парочку умных фраз. 

- Ты дура что ли? – перебивает мой настрой сестра. – Нет таких слов! Не сочиняй! 

- Альбина, твоя сестра в чем-то права. – вмешался Нуб. Его губы кривятся в усмешке, однако, он признал меня. А значит, не один мистер Умник тут знаток всяких заумных штук. 

- Велес, неужели такие слова есть? – Аля открывает рот от удивления, немного краснея. 

- Да, к примеру, липофрения – это чувство печали. Обычно без всякой на то причины. Но к чему твоя сестра заговорила об этом, стоит узнать у нее. 

- А вот то, ну на букву «у»?

- Узуальный? – переспрашивает он. – Это общепринятый, обычный, – И тут я понимаю, что Нуб загнал меня в угол. Как оказалось, слова-то я запомнила, а значения не особо. Сейчас бы провалиться под землю, да так, чтобы до самой летней сессии не подниматься оттуда. И как с такими познаниями я вообще планирую сдать все на пять? Проще застрелиться или продаться в рабство. 

- Велес, моя сестра дура, ей это свойственно! 

- Слушай, Веле… блин, как тебя зовут? – я подхожу ближе к этому парню и пытаюсь сделать лицо нуждающегося в помощи человека. 

- Велеслав.

- Меня Маргарита! – я протягиваю руку в знак знакомства, но получаю лишь холодный и высокомерный взгляд. Глупо было полагать, что мы тут же подружимся. 

- А ты такой умный во всем или только в математике?

- Велес – гений! – опережает моего собеседника сестра. – Он знает столько всего! 

- Не преувеличивай, Альбина, – Мистер Умник вновь указательным пальцем поправляет очки, продолжая смотреть на меня сверху вниз. И как можно так смотреть, сидя на стуле? Видимо, это талант. 

- А ты знаешь… это… - я начинаю копаться в голове, в поисках нужного слова. – Что такое бихевиоризм? И кто такие бихевиористы? 

- Знаю, мы проходили это на первом курсе, - Нуб прищурился и склонил голову набок. 

- А про Эго теорию знаешь? Или этот… как же он назывался… Б.. – мои взгляд бегает по комнате, в надежде вспомнить нужные буквы. – Ну, там еще какие-то коровы и собаки были. И звезды… блин! 

- Походу она совсем поехала, - хихикает Альбина. 

- Она говорит видимо про БКГ, - отвечает уверенным тоном Велес. 

- Точно! Он самый! – восклицаю я. – Слушай, а английский хорошо знаешь? 

В моей голове уже полностью выстроился план действий. Если Велес будет со мной заниматься, я точно смогу сдать сессию. Он первый настолько умный человек, с которым я познакомилась. Удача явно на моей стороне.

- Так. Даже не думай, поняла?

- Это вопрос жизни и смерти! От тебя зависит моя жизнь! – это провал - он мгновенно меня раскусил. Я прямо чувствую, как становлюсь все более и более жалкой. 

- Я уже все сказал, - как же он категоричен... Но я так легко не сдамся. 

- А за еду? 

- За еду я не стал бы обучать тебя даже алфавиту, – до чего же бесят его издевки. Так и хочется врезать этому умнику. Но он – мое единственное спасение. 

- Я готова на все, только стань моим репетитором тоже! – начинаю хлопать ресницами и надувать губы. Как же это все унизительно и нелепо, однако если я проиграю, будет неоднократно хуже. 

- У меня есть принципы. Я не занимаюсь со своими ровесниками. Да и смысла в этом никакого - в твоей дурной голове все равно ни черта не осядет.

- Я же говорю, что готова на все! Ты не человек что ли? 

- Если вопрос поставлен именно так, то - нет, я не человек. 

- А зачем тебе занятия? – вмешивается Аля. 

- Если я не сдам сессию на отлично и с первого раза, можно будет смело повесить на себя клеймо «конченого человека». – Мой голос становится грустным, и глаза наполняются слезами. Знаю, плакать при других нехорошо, но я никогда не умела сдерживать слез. 

- С чего вдруг? Тебя же никогда не парил этот момент.

- Потому что я сделала доброе дело и поплатилась за него! – грубо отвечаю я и еще раз смотрю на Велеса. Его внешность не выражает эмоций, понять, о чем он думает, невозможно. 

- На коленях просить собираешься? – на лице Велеса появляется какая-то дьявольская усмешка. Логически я понимаю, что не должна делать этого. Но у меня же нет выхода, да? 

- А если стану, согласишься? 

- Только если ради проверки моей теории, - наконец его глаза загораются искорками. Я мысленно проклинаю себя, Светку и весь этот мир, и начинаю медленно опускаться на колени. Знаю, что это безумное унижение, и оно не стоит того, но мне нужен репетитор! Мне жутко стыдно за себя и свое поведение, но другого выхода нет. Сама я не смогу, денег у меня нет, а он умный. Это мое наказание за длинный язык. В следующий раз я буду молчать. 

- Рита! – Аля охает от неожиданности. Ее самоуверенная сестра только что встала на колени перед каким-то стремным Нубом. Это ужасно, думаю, ей за меня тоже стыдно. 

- Ладно, - соглашается Велес. Я даже боюсь поднять на него глаза. Так вот мне было противно от самой себя. – Но у меня есть условие. 

- Какое?

- Для начала встань с пола, я все-таки не Дон Корлеоне, – голос Велеса звучит в приказном тоне. Да мне, собственно, и не особо хотелось продолжать стоять в таком виде перед ним, поэтому встаю, и, наконец, поднимаю взгляд на него. 

- Во-вторых, тебе придется забыть обо всей той чуши, которая занимала тебя до этого. Гулянки караются штрафом. Пустой треп с подружками о всякой тупой фигне карается штрафом. Ложь в целях откосить от занятий карается штрафом. Любые формы тупого и бессмысленного времяпрепровождения, которым была занята вся твоя серая жизнь, караются штрафом. Все твое свободное время будет принадлежать мне и книгам! Неповиновение – карается расторжением договора, ясно?

Я молча сглатываю и понимаю, что подписалась на смертный приговор.

- В-третьих, заниматься будем у тебя дома. В-четвертых, я не должен умереть с голода, - ну хоть одно вменяемое условие. Я уж думала, что про еду он не скажет. Но если мы будем заниматься с утра до ночи, есть ему явно захочется, да и мне тоже. 

- Согласна? – я снова киваю, и тут где-то внутри меня мелькает мысль, что именно так люди заключают договор с дьяволом. Интересно, Велес случаем не потомок Сатаны? И откуда у такого парня столько самомнения? - До скольки у тебя пары? 

- Обычно до 15:30.

- Тогда начнем завтра в 16:30. Опоздание карается штрафом, – я тяжело вздыхаю и мысленно уже проклинаю себя за содеянное. 



Анжелика Миррор

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться