Сломай меня, если сможешь

Font size: - +

Глава 6

Глава 6

— О нет, ты же не серьезно? — Завопила я, увидев в руках у Романова стеклянную емкость со спиртом и бинт. — Ты же не умеешь этого делать.

— Успокойся дура, я просто обработаю рану и перевяжу ногу, а то ты мне итак весь паркет заляпала. Я вызвал «скорую», потому что, наверняка, в ноге есть осколки, которые нужно вытащить, а я этого делать не умею.

Он нагнулся к моей ноге и присев на корточки взглянул мне в глаза.

— Я, конечно, знал, что ты не нормальная, но не до такой степени. Ты хотела привлечь мое внимание, этим глупым поступком?

— Аа-а! — Крикнула я.

Пока Кирилл заговаривал мне зубы, он поливал мою ступню спиртом. Я сдерживала крики, как могла, но иногда все же они вылетали из моего рта.

— Это не важно, зачем я это сделала, были причины.

— Это, какие такие причины должны быть, чтобы добровольно плясать по битому стеклу?

— Я не плясала! Оу, больно, идиот!

Он стягивал мне бинтом ступню так сильно, что боль простреливала мою ногу до самого бедра. Я думаю, он делал это специально.

— Все готово, можешь идти.

Он посмотрел на меня и улыбнулся, ехидно, как всегда.

— Ты издеваешься, да?

— Ой, да хватит тебе ныть, скажи спасибо, что не бросил тебя истекать кровью. Вытри тут за собой, а то вдруг впитает.

— Что?!

Нет, вы только посмотрите, он совсем обнаглел, я убью его. Наглый, мерзкий придурок.

Я открыла рот, чтобы сказать ему какой он мерзкий, но не успела, звонок в дверь, сбил меня с мысли. Я почему-то испугалась, подумав, что это мама приехала, но это всего лишь бригада скорой помощи.

Романов стоял и внимательно наблюдал за тем, как врач ковыряется в моей ноге, а я ежесекундно вздрагиваю от боли.

— Как же тебя угораздило? Раны не очень глубокие, я вытащила почти все осколки, потерпи еще немного.

Я молча кивнула головой, с силой сжимая губы, чтобы не выпустить очередной взвизг.

— Я сделаю тебе прививку от столбняка, на всякий случай.

Мне уже было все равно, я была измучена, выжата, как лимон, что в ответ снова, просто кивнула головой.

— А у вас нет уколов от тупости или помутнения рассудка?

О Боже, этот придурок, опять несет какую-то чушь, за которую хочется хорошенько треснуть.

— Вы нуждаетесь? — Ответила женщина, вытаскивая иголку из моего плеча.

— Я нет, но вот она, да.

— Помогли бы лучше девушке добраться до комнаты, молодой человек. — Сказала женщина и, взяв свой ридикюль с медикаментами, направилась к выходу.

— Спасибо, — крикнула я в след.

— Выздоравливай, — ответила женщина, обернувшись.

 

                                                       ***

— Господи, твои кости так много весят, Ермакова.

— Ха, — это все что я смогла произнести за все время, пока Кирилл нес меня на своих руках ко мне в комнату.

За то время, когда мы были друзьями, я никогда не была к нему настолько близко, ему не приходилось носить меня на руках, наверное, потому что, раньше я не была такой жалкой, как сейчас. Романов занес меня в комнату, и положил на кровать, он даже ничего не съязвил, просто молча вышел и, закрыл за собой дверь.

Провалявшись на кровати, читая книгу, я совсем не заметила, как наступил вечер, и приехала мама и старший Романов.

— Читаешь?

— Угу, — промычала я, маме в ответ.

— Как ты думаешь, мам, в жизни существуют такие мужчины, как Гэтсби?

— Не знаю, милая, — ответила мама присев ко мне, на кровать. — Может, в то время, да, хотя может и сейчас.

— Мне кажется, что современные мужчины больше похожи на Дейзи, — сказала я и мама рассмеялась.

— Как твоя нога?

 

— О, все в порядке, пока еще болит, но я уже могу наступать на пятку.

— Это хорошо. Я купила мазь, она ускорит заживление, пойду, принесу.

— Эмм.. Может, не стоит?

— В чем дело?

— Ты же знаешь, что я нытик, нога снова будет болеть, если затронуть порез.

— Ты не нытик, Лера, не наговаривай, и в следующий раз смотри под ноги, а то не дай бог расшибешь себе нос.

Мама приложила к порезам моей ноги, ватные тампоны с мазью и осторожно перевязала ее, после чего помогла мне спуститься вниз, на кухню. Видимо, еще по дороге сюда, они с Владимиром Николаевичем заказали еду, предвидя то, что в холодильнике будет пусто. Так оно и было на самом деле, ведь Кирилл и его шайка опустошили все, что только можно было.

— Как ты себя чувствуешь, Лерочка? — Спросил старший Романов, косо смотря в сторону своего сына, который сидел напротив меня.

— Отлично, спасибо.

— Надеюсь мне не должно быть стыдно за моего сына? Я волновался, что мы оставили вас одних.

Мы с Кириллом переглянулись.

— Все в порядке, не волнуйтесь, — ответила я, с натянутой улыбкой на лице.

— Хорошо, но ты всегда можешь сказать мне, если что-то не так.

Я молча кивнула и взяла со стола стакан томатного сока, ранее налитого мною, из графина.

— Ты же его ненавидишь. — Пробурчал Кирилл, не поднимая глаз.

— Что? — спросила я, делая глоток красного напитка.

— Томатный сок, ты ненавидишь эту фигню.



Юлия Динэра

Edited: 31.08.2018

Add to Library


Complain




Books language: