Сломай меня, если сможешь

Font size: - +

Глава 16

Глава 16

Когда я проснулась, то увидела маму, сидящую на пуфе у комода, напротив моей кровати, я сонно улыбнулась ей, потерев глаза и, приняла сидячее положение.

— Который час? — Спросила я, потягиваясь.

— Десять.

— Сколько?! — Я подскочила и схватила телефон, лежащий на подоконнике.

— Сегодня воскресенье милая. — Мама улыбнулась и, встав с пуфа, подошла к кровати и присела на нее, жестом руки, указав мне, чтобы я присела рядом.

— Что-то случилось мам? — Взволнованно спросила я, подходя ближе.

— Мы так вчера и не поговорили, ты уснула, и я не хотела беспокоить тебя.

— Извини, я так устала, что не заметила, как вырубилась. — Я присела на кровать рядом с мамой и посмотрела на нее, в ожидании вопросов или нотаций, по поводу того, какая я невежа.

— Ничего страшного, я просто хотела помочь прояснить ситуацию с Кириллом.

— Мы уже все прояснили.

— Вы все же поговорили вчера?

— Да. — Спокойно ответила я, потирая правый глаз.

— Ты в порядке?

— Да. А почему нет? — Я встала с кровати и, подойдя к зеркалу, взяла с комода расческу.

— Вы все-таки, дружили долгое время. Я просто хочу быть уверена, что это расставание не скажется на тебе дурным образом. Именно поэтому я вчера хотела быть рядом, во время вашего разговора.

— Мам. — Я обернулась, продолжая расчесывать свои волосы, спадающие на плечи.

— Все в порядке и даже лучше. — Я улыбнулась. — Мы договорились, что больше не будем разговаривать друг с другом, несмотря на то, что наши комнаты разделяет всего пара стен ванной. Я уж точно справлюсь с игнорированием его величества. — Я развела руками и продемонстрировала поклон, слегка усмехнувшись.

— Стоп. Так он не сказал? — Спросила мама, нахмурив слегка брови.

— Ну что еще? — Вздохнула я.

— Конечно, он не сказал тебе. — Мама отвела глаза в сторону, ее взгляд стал задумчивым, а брови все также оставались нахмуренными. — Поэтому он попросил меня пойти с ним, он испугался.

— Мам, хватит говорить загадками. — Я, наконец, положила расческу обратно на комод, на котором лежали многие девчачьи предметы первой необходимости, и подошла ближе к кровати. — Это он позвал тебя вчера? Чего он испугался? Что я в гневе, наброшусь на него и расцарапаю лицо?

Усмехнувшись, произнесла я, но мама быстро лишила меня этой усмешки.

— Кирилл улетает в Америку, к матери. — Осторожно произнесла мама, глядя на меня и ожидая реакции.

В этот момент у меня внутри что-то оборвалось, мое на половину хорошее настроение куда-то исчезло и, я совершенно не знала, что ответить маме. Кирилл был абсолютным придурком в последнее время, я не могла находиться с ним под одной крышей, мне хотелось убежать, уехать, спрятаться, но я не уверена, что от него, скорее я хотела скрыться от самой себя, потому что бегство от Романова, не избавило бы меня от грусти на душе. Я знаю, как плохо он ко мне относится, но ни его, ни мой отъезд, не изменят ситуацию, потому что я знаю, что в глубине души я не могу ненавидеть его.

— Но каникулы еще не скоро.

— Он переводится на заочное обучение.

— И как давно ты знаешь? То есть, как давно вы все знаете? Я одна не в курсе? — Я старалась быть предельно спокойной, как это только было возможно. Я видела, как мама напугана тем, как я могу отреагировать, поэтому я старалась держать себя в руках и не повышать тон.

— Лера, я не хотела тебе говорить сама, я знала, что ты расстроишься.

— Я не расстроена, я просто не понимаю, почему узнаю, только сейчас.

— Кирилл попросил неделю. Неделю для того чтобы самому сказать тебе. Видимо, ему очень тяжело, раз он до сих пор не сделал этого.

— Ему тяжело. — Я рассмеялась и приложила к лицу свои руки, пытаясь, успокоиться и избавиться от истерических, внезапно нахлынувших смешков. — Конечно, бедный, несчастный Кирилл.

Мама встала с кровати и подошла ко мне. Ее глаза были наполнены грустью и сочувствием. Я стояла и растерянно наблюдала за тем, как она своими тонкими длинными пальцами заправляет мне за ухо прядь волос, а потом проводит тыльной стороной кисти руки по моей щеке.

— Может оно и к лучшему, милая. В последнее время вы совсем перестали ладить, и я чувствую себя виноватой.

— Нет, мам, ты здесь не причем. — Я взяла ее руку и, крепко сжав в своей ладони, посмотрела в мамины наполненные слезами глаза и легонько улыбнулась. — Я буду в порядке, тебе не стоит переживать, а тем более плакать.

— Я просто не могу видеть, как ты страдаешь, я никогда не видела тебя такой грустной. С те пор, как мы переехали сюда, на тебе лица нет, иной раз, я даже боюсь подходить к тебе, боюсь сделать что-то не так, обидеть.

— Мам все нормально. — Я постаралась выдавить из себя улыбку, чтобы хоть как-то приободрить маму.

— Ты можешь всегда поговорить со мной. Хорошо?

— Хорошо.- Ответила я.

— Спускайся вниз, позавтракаешь. — Сказала мама и медленно удалилась из комнаты, с легкой печальной улыбкой на лице.

И как, черт возьми, мне реагировать на это? Почему он уезжает? И почему я не чувствую облегчения, как это должно быть? Все эти месяцы я мечтала о том, чтобы быть подальше от Кирилла, который, будто стал одержим, каким-то демоном-ненавистником, но сейчас я совершенно не рада. Мне сложно признать это, но я не хочу, чтобы он уезжал, по крайней мере, не так далеко. Теперь я понимаю, почему вчера он сказал, что это был наш последний разговор. Это был не знак отступления или путь к примирению, как я подумала, он прощался, это был прощальный разговор. Но почему он решил уехать? Может, Владимир Николаевич надавил на него? Тогда я сама поговорю с ним. Их отношения ухудшились с моим переездом, но это же не повод выгонять собственного сына из дома, возможно, отчасти это моя вина.



Юлия Динэра

Edited: 31.08.2018

Add to Library


Complain




Books language: