Сломленная

Размер шрифта: - +

Глава 2

- Уверяю вас, мистер Лэнгтон, всё будет отработано в лучшем виде.
- Ни секунды не сомневаюсь в этом, миссис Бейкер, – мужчина улыбнулся, и Эбби ответила ему точно такой же улыбкой, только более сдержанной, – я достаточно хорошо знаю вашу компанию. И мне нравится ваш уникальный подход к каждой заключенной вами сделке. – После этого он повернулся к Дарену. – Какие сроки вы ставите?
- Четыре месяца на строительство и отделку коттеджа, – почти не задумываясь, ответил он, по-деловому осторожно откидываясь на спинку кресла, – плюс месяц на благоустройство прилегающей к нему территории.
Бенджамин Лэнгтон - приятный мужчина пятидесяти трех лет со стальной деловой хваткой, но очень пронзительными зелеными глазами - коротко кивнул. В Нью-Йорке он был известен, как один из лучших адвокатов уголовного права, не проигравших за свою тридцатилетнюю практику ещё ни одного дела. Непрошибаемый и жесткий в зале суда, он был невероятно мягким и отзывчивым за его дверьми. И всё-таки всем людям свойственно носить маски.
- Каждый этап работ, безусловно, будет согласован с вами. – Продолжила Эбигейл. – Мы оставляем за каждым заказчиком право корректировки проекта, но могу заверить вас, мистер Лэнгтон, что этого не потребуется.
- Ваша уверенность восхищает, а репутация заставляет отбросить нерешительность, – клиент развел руками так, словно его только что полностью разоружили, – могу я увидеть договор?
- Здесь прописаны все обязательства в отношении сроков, состава, объема и качества выполнения строительных работ. – Объяснил Пол, пододвигая к мужчине черную папку. – С этого момента ваш юрист получает право изучить бумаги в течение двух дней.
- В этом нет необходимости, мистер Макэвой, – серьезно ответил Бенджамин, а затем взял со стола ручку, – я полностью вам доверяю. – Он поставил свою подпись на договоре, а затем встал, чтобы скрепить заключение сделки деловым рукопожатием. Обговорив ещё пару малозначительных деталей, Лэнгтон улыбнулся. – Если вы не возражаете, я пойду. Нужно успеть на слушанье.
- Я провожу вас, – кивнула Эбигейл, вежливо открывая перед ним дверь, и они все вышли из конференц-зала.
- Синди, – от его громкого и повелительного тона бедняжка даже подпрыгнула. Пол слабо усмехнулся: «до сих пор не привыкла», – ни с кем меня не соединяй. Меня нет ни для кого, кто не является важным. И принеси два черных кофе.
Важными были близкие люди Дарена. В блокноте личной помощницы их имена и телефоны были выделены красным. Элейн, миссис Поттс и Генри; Эбигейл и её сестры - Элли, Адель и Мэнди, а также Тайлер - уже практически член семьи и парень последней; Ариэлла (а точнее, её няня Оливия, так как малышка ещё была достаточно мала для телефона); Кейден - личный телохранитель семьи, ну и, конечно же, сам Пол.
Когда Синди быстро и покорно кивнула, Дарен повернулся к другу.
- Зайди ко мне, – его тон стал намного мягче, – есть разговор.
Когда они вошли в кабинет, Пол положил на стол папку с договором и, устроившись в черном кожаном кресле, восторженно покачал головой.
- Твоя жена невероятная, – наконец, озвучил он свою мысль, – всего за четыре дня она сумела не только заполучить для нас пять новых проектов, но и внушить каждому клиенту, что он безоговорочно и всецело доверяет D&C. Эбигейл случаем не владеет практикой гипноза? – С усмешкой спросил он, заставляя Дарена понимающе посмотреть ему в глаза:
- Иногда я и сам задаюсь этим вопросом.
Пол искренне рассмеялся.
- Никогда не перестану восхищаться этой женщиной. И особенно тем, как она сумела изменить моего лучшего друга. Она сделала тебя… деликатнее.
Дарен не улыбался, но Пол видел, что в его глазах играли задорные огоньки.
- Если ты закончил говорить о пробудившейся во мне чуткости, давай перейдем к вопросу, который я собирался с тобой обсудить. Серьезному вопросу. – Добавил он, и Пол кивнул.
- Ладно, – шире улыбнулся он, удобнее устроившись в кресле, – я очень постараюсь не озвучить шутку, которая вертится у меня в голове.
Дарен слегка нахмурился.
- Каковы твои намерения в отношении моей сестры?
- На сегодня или завтра? – Шутливо спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил уже серьезнее. – Не волнуйся, Дар, я помню, что должен следить за соблюдением всех рекомендаций и требований врача, а также выполнять функцию строгого, но справедливого попечителя в те редкие моменты, когда тебя нет рядом. – Он сделал недолгую паузу и внимательнее посмотрел другу в глаза. – До тех пор, пока я жив, клянусь, с ней ничего не произойдет.
- Знаю, – спокойно ответил Дарен, неторопливо подаваясь вперед, – иначе не позволил бы тебе быть рядом с ней. – Пол немного расслабился и, кивнув, опустил глаза, но после следующих слов напрягся снова. – Только когда я спрашивал о намерениях, то имел в виду вовсе не твою помощь - за которую, я знаю, мне теперь не расплатиться до конца жизни, - а твои чувства… и твои ожидания.
Пол поднял взгляд и вся веселость, которая до этого момента переполняла его через край, стала медленно таять, уступив место легкой растерянности и необъяснимой тревоге.
- Я уже говорил тебе однажды… и повторяю снова - мне не нужна бессрочная благодарность, и не смей даже думать о том, что ты чем-то мне обязан, – твердо сказал Пол, но чувство, что его друг говорил совсем не об оплате, отчего-то ещё сильнее укоренилась в нем, когда он поймал его взгляд.
- Ты любишь её?
Пол замер, но глаз не отвел.
- Я забочусь о ней…
- Не как ту, о которой ты заботишься, не даже как сестру… – мягко перебил его Дарен, – …просто как женщину. Как ту, с которой тебе хотелось бы создать семью.
- Тебе ведь итак известен ответ, – понял он, но затем на мгновение прикрыл глаза и кивнул, – да. Я люблю её. Полюбил с того самого момента, как впервые увидел. Сначала для того, чтобы признаться, было слишком рано. Хотя, возможно, это я был слишком труслив, – он усмехнулся, – затем ты пропал, и я осознал, что, как друг нужен ей намного больше. Потом ты вернулся… и, когда я собрался всё ей рассказать, увидел, как она целуется с тем блондином из бейсбольной команды.
- Они встречались три года.
- Да, – печально усмехнулся Пол, – а затем она уехала учиться в Нью-Хейвен, и там у неё завязались отношения с о стихоплетом Джорджем. Затем был пловец Хьюго. А затем я стал пропускать все её разговоры о парнях мимо ушей - наверное, просто смирился. Знаешь, когда я вновь собрался с силами? Когда понял, что она вот-вот вернется домой. Но и здесь судьба решила вновь ударить. – Пол поднял на друга глаза. – Та авария сломала её окончательно. И, когда я сказал, что люблю её, она ответила, что кроме дружбы больше ничего не может мне дать.
- Ты никогда не говорил об этом.
- А зачем? – Вновь усмехнулся он. – Какой бы в этом был смысл?
- Я твой друг, – ответил Дарен так, словно это всё объясняло, - наверное, действительно бы объясняло; при обычных обстоятельствах, – и мог бы помочь.
- Вряд ли это бы тебе удалось, – слабо застонав, улыбнулся он, а затем быстро взъерошил свои волосы.
- Она не разделяет твоих чувств?
Задумавшись, Пол покачал головой.
- Иногда мне кажется, что она тоже любит меня, а иногда… что всё это мне только кажется.
- Ей нужно время.
- Да, – Пол постучал пальцами по столу, а затем поднял взгляд на друга и улыбнулся шире, – я говорю себе то же самое почти пятнадцать лет. Как думаешь, сколько ещё времени ей понадобится?
На этот раз Дарен промолчал. Возможно, просто не знал, что сказать, а, возможно - знал, и именно поэтому ничего не ответил. Они оба понимали, что время - далеко не всё, что нужно Элейн. И что десять или даже двадцать лет могут пролететь в ожидании, но абсолютно ничего не изменить.
- Ты мой друг, – нарушив молчание, сказал Дарен, – стал им в тот день, когда спас маленького мальчика, едва не сорвавшегося с обрыва. С той самой минуты и до этих пор я знал, что, что бы ни произошло, я без промедления доверил бы тебе свою жизнь и отдал бы за тебя собственную. То же самое касается и Элейн. Только тебе я могу доверить заботу о ней, и только когда она рядом с тобой, я могу спокойно спать. – Он немного помолчал, а затем добавил. – Моя сестра умеет лгать: у нашей семьи это в крови. Но, если она любит тебя - а что-то подсказывает мне, что так оно и есть - только ты сможешь помочь ей сбросить эту маску. Если не сдашься. Потому что, когда находишь кого-то очень особенного, нужно изо всех сил за него бороться.
- Ого, – он иронично, и в то же время безрадостно ухмыльнулся, а затем опустил взгляд вниз, – раньше ты бы никогда такого не сказал.
- Потому что раньше я и сам этого не осознавал.
Пол понимающе кивнул.
- Эбби помогла.
- Она открыла мне глаза на очень многие вещи, – продолжил Дарен, – и показала, что может подарить тебе жизнь, увидев, как ты позволяешь себе раскрыться перед кем-то; впускаешь его в свою жизнь; начинаешь доверять. А главное - борешься за него и вместе с ним. Ты должен показать Элейн, что её риск будет того стоить.
- А, если не получится?
- А разве ты узнаешь это, не попытавшись?
Стук в дверь прервал образовавшуюся тишину.
- Да.
- Ваш кофе, – объявила секретарша и направилась к их столу, – черный и без сливок.
- Спасибо, Синди, – мягко отозвался Дарен, наблюдая за тем, как она расставляет на столе чашки.
Девушка улыбнулась ему как раз в тот момент, когда в кабинет вошла Эбби. Заметив это, она бросила на секретаршу испепеляющий взгляд и та, быстро опустив глаза, стремительно юркнула за дверь.
- Милая, ты испугала её, – рассмеявшись, подметил Дарен, но его жена и бровью не повела, – если так пойдет и дальше, нам придется искать новую помощницу.
- И в этот раз отбор кандидатов будет происходить более тщательно, – ответила она, набирая что-то в своём блэкберри.
- Уже представляю, кто именно его пройдет, – усмехнулся он, заботливо усаживая Эбигейл к себе на колени, – женщина далеко за пятьдесят, верно?
Она кивнула, а затем со всей серьезностью посмотрела мужу в глаза.
- Если мы и наймем кого-то по моложе, она должна, как минимум, страдать генофобией.
Дарен рассмеялся и, закачав головой, уткнулся лицом в шею жены.
- Я люблю тебя.
- И я тебя, – прошептала Эбби, со всей любовью и нежностью обнимая мужа за шею. – Извини, – она отвлеклась на звук, оповестивший её о новом сообщении и, прочитав его, начала набирать ответ.
- С кем ты так рьяно переписываешься?
- С няней, – объяснила она, а затем, закончив писать, встретила насмешливый взгляд Пола, – да, то, что моя дочка находится всего на четыре этажа ниже меня, совершенно не мешает мне справляться о ней каждый час. Да, я делаю это каждый час. И да, я абсолютно безумная мамочка. О, смотрите, – умиленно воскликнула Эбби, поворачивая к ним экран, – Оливия прислала фотографию Ариэллы. Ну разве наша малышка не чудо?
- Чудо, – улыбнувшись, ответил Пол, разглядывая счастливо улыбающуюся крошку, которая успела стать важной частью его жизни. Он любил эту девочку и хотел, чтобы она так же считала его кем-то важным для себя.
- Как дела у вас с Элейн? – Тихо спросила Эбби.
Вопрос мог показаться невинным. Совершенно нормальным, заданным из обыкновенного праздного любопытства или для того, чтобы просто поддержать разговор. Мог бы. Если бы всего пару минут назад не был почти в такой же манере задан его другом.
- Всё отлично, – коротко ответил он, – как и всегда.
- Ты не должен сдаваться. – Не обращая внимания на его слова, сказала она. – Постарайся понять её.
Пол слабо улыбнулся, неосознанно сцепляя пальцы в замок.
- Да я… именно этим я и занимаюсь, знаешь... - стараюсь её понять. Но… с каждым днем мне удается это всё хуже, и всё чаще я спрашиваю себя… – он сделал вынужденную паузу, а затем судорожно выдохнул, – …имею ли я право так её мучить?...
Его голос дрогнул, а сердце пропустило болезненный удар. Он, в самом деле, задавался этим вопросом каждый день. Каждый раз, когда пытался сблизиться с Элейн и натыкался на очередную преграду. Но он пытался. Снова, и снова, и снова... с тех самых пор, как впервые её увидел. Маленькую белокурую девчушку с большими зелеными глазами, которые запали ему глубоко в душу.
Наверное, именно в тот самый момент мальчишка в нем безвозвратно и навсегда пропал. В тот вечер, который и по сей день он помнил достаточно отчетливо. В то самое мгновение. Двадцать один год назад.



Мартьянова Ксения

#17522 в Любовные романы
#13211 в Разное
#3490 в Драма

В тексте есть: любовь, выбор, драма

Отредактировано: 08.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться