Сломленная

Размер шрифта: - +

Глава 9

Пол проснулся, почувствовав, как что-то мокрое и шершавое настойчиво скользнуло по его щеке. Он поморщился, уловив знакомый запах трав, а затем услышал тихий, мягкий смех, который стал беззаботнее и веселее, как только язык Ретта упрямо переместился к его щетине.
- Не такие поцелуи я предполагал урвать в своё первое утро с тобой, – сонным голосом проворчал Пол.
- Правда? – Игриво спросила Элейн, заставляя его осторожно приоткрыть один глаз. – А какие же?
Оживленно улыбаясь, женщина всей его жизни лежала на боку и, подперев рукой голову, насмешливо смотрела на него. Обнаженное тело прикрывало одеяло, волосы были соблазнительно растрепаны, а губы слегка припухли от долгих ночных поцелуев. Её зеленые глаза горели так ярко, а запах, исходивший от кожи, так будоражил, что Пол едва не застонал, осознав – всё это принадлежало ему. Эта женщина - вся целиком - принадлежала только ему.
- Под более эротичные… – попытался ответить он, но язык, скользнувший по его губам, заставил Пола дернуться и поморщиться сильнее, – …эй, Ретт! Перестань! – Элейн вновь залилась смехом, а щенок снова потянулся к нему, кажется, даже и не думая оставлять свои упорные попытки. – Перестань, говорю! Иди вниз, давай! – Он мягко подтолкнул собаку вперед и, лишь удостоверившись, что Ретт спрыгнул с кровати, начал недовольно вытирать вылизанный им рот. Женский хохот стал звонче, и Пол озадаченно повернулся в сторону его звучания.
- Тебе весело? – Просто спросил он, наблюдая за тем, как Элейн живо кивает, практически давясь от смеха. – Серьезно? – Он начал медленно придвигаться ближе, заставляя её на мгновение подавить в себе истерику. – Иди ко мне.
- Что?
- Поцелуй меня, – уточнил он, заставив Элейн даже на секунду застыть.
- Что… нет! – Весело запротестовала она, а затем, когда он практически запрыгнул на неё, закричала сквозь смех и выступившие на глазах слезы и проворно накрылась одеялом. – Пол! Отстань!
- Сначала поцелуй.
- Я не хочу целовать тебя-я-ааа…. Пол! – Она завизжала, когда он начал стаскивать её вниз и пробираться под одеяло. – Нет! Я не… ты слюнявый!
Она продолжала кататься со смеху и цепляться пальцами за ткань, но, в конце концов, улучив удобный момент, ему удалось стащить с неё одеяло.
- Это не казалось тебе таким уж неприятным, когда пес вылизывал меня, – двусмысленно заметил Пол, но в ответ Элейн, не переставая смеяться, закрыла лицо ладонями.
Пол знал, что это было ненадолго. Он был сильнее - это раз; решительнее - два; и проворнее - три.
Одним ловким движением пригвоздив её запястья к подушке, Пол начал медленно наклоняться, но Элейн игриво отвернулась, думая, что победила. Как бы не так. Удовлетворенно улыбнувшись, он осторожно, очень бережно коснулся губами её шеи, а затем стал неторопливо проделывать нежную дорожку вверх, к мочке уха - её эрогенной зоне.
Услышав, как Элейн сдержанно, но судорожно выдохнула, Пол почувствовал, как она слабо задрожала. Смех мгновенно стих; веселье уступило место пылкому чувству и ударившей в голову хмели.
- Ты играешь нечестно, – пробормотала она на выдохе, и это заставило его усмехнуться.
- Как и на войне, в любви не существует правил, – прошептал Пол, продолжая не спешно, дразня, продвигаться дальше, целуя её скулы и ямочки на щеках. Когда он оказался у самого краешка её рта, Элейн повернулась, и её губы податливо задели его.
Обняв его за шею, она притянула мужское тело ближе, вынудив Пола углубить их первый утренний поцелуй. Самый сладкий и чувственный. Самый бесценный и желанный. Необходимый.
- Знаешь… – прошептала Элейн, отстранившись от его губ всего на дюйм, – …даже после стараний Ретта твой вкус, каким бы он ни был, останется моим самым любимым.
Пол вдыхал аромат ванили и клубники, осознавая, что сходит с ума от её близости.
- Вы пытаетесь загладить свою вину, мисс Бейкер? – Прохрипел он, ощущая её горячее дыхание на своих губах.
- А получается? – Улыбнувшись, спросила Элейн и, когда подняла на него свои изумрудные глаза, Пол утонул в них, понимая, что все те годы, которые он прожил без этой женщины, были фактически растрачены впустую.
Без неё у него просто не было настоящей жизни.
- Как я столько лет жил без тебя… – тихо озвучил он свои мысли и, увидев в её взгляде те же самые чувства, ощутил, как гулко застучало сердце.
Элейн нежно коснулась ладонями его лица, а затем снова притянула его к себе. Она открылась ему без промедления и сожалений, позволив вновь целиком вобрать себя. Пол скользнул пальцами по её оголенным бедрам, чувствуя, как кожа пылает от каждого прикосновения.
Как и ночью.
Господи, он до сих пор не мог поверить в то, что это происходило на самом деле, и в то, что это был не сон. Элейн была с ним. Не сомневаясь и не испытывая страха. Не думая о том, что будет «после». Когда он возносил её вверх, она возносилась вместе с ним; когда проваливался в пропасть - она летела рядом, не переставая крепко сжимать его руки. Она дышала лишь, когда дышал он, а её сердце - взяв сумасшедший ритм - билось в унисон с его.
Эта женщина была его призрачной мечтой. А сегодня ночью стала самой прекрасной в мире реальностью. Она позволила ему быть в ней. Чувствовать её. Осязать. Вдыхать. Она позволила ему стать частью своей жизни, и он даже не представлял, как сможет её за это отблагодарить.
В голову пробрались какие-то посторонние звуки, отдаленно напомнившие ему… мелодию? Или показалось? Очень хотелось верить именно в это, только вот с каждой секундой музыка становилась всё настойчивее и сильнее, доказывая, что вовсе не является игрой его воображения.
- Ммм, – разочарованно простонала Элейн ему в губы, но Пол и не думал обращать внимания на раздражающую мелодию, – ты должен… ответить… – отрывисто выдыхала она в те редкие мгновения, когда ей всё же удавалось от него оторваться.
- Не должен, – пробормотал он, вновь припадая к её губам.
- Пол… – ей тоже не хотелось прерывать поцелуя, но, несмотря на неконтролируемое желание, здравый смысл брал верх, – …это может быть важно.
Мысленно чертыхнувшись и недовольно перекатившись на другой конец кровати, стараясь не обращать внимания на отозвавшиеся болью ребра, он наклонился и, подняв с пола свои джинсы, достал из кармана мобильник.
- Да, – отвечая на звонок, буркнул Пол и лишь после этого осознал, что не посмотрел на определитель.
- Паршивое утро? – Поинтересовался ироничный голос на том конце телефона. – Я честно ждал девяти утра, хотя меня дико подмывало позвонить тебе в шесть.
Пол усмехнулся и, осторожно сев, слегка поморщился.
- Если ты звонишь напомнить про сегодняшнюю встречу, то всё в порядке. Мы будем к двенадцати, как и договорились.
- Я свяжусь с Дорой и попрошу заказать для вас пропуска.
- Слишком черная работа для специального агента ФБР? – Усмехнулся Пол. Он не знал почему, но с этим человеком ему было очень легко. Несколько часов; они знали друг друга всего несколько часов, но, казалось, это время исчислялось многими годами. Наверное, когда люди переживают вместе что-то подобное, их отношения волей или неволей переходят на абсолютно другой уровень.
- Я бы с удовольствием занялся этой работой сам, – так же весело ответил Майк, уловив волну его настроения, – но дело в том, что в данный момент я не в управлении.
- А я думал, что все приличные копы в это время уже работают, – ещё шире улыбнулся Пол и невольно перевел взгляд на Элейн, – что-то случилось?
- Собственно, поэтому я и звоню. – Голос Ломана стал серьезнее. – Чтобы попросить вас приехать в больницу Святого Аурэлия.
- Больницу Святого Аурэлия? – Переспросил Пол, заметив, как при этом напряглась и прислушалась Элейн. – Зачем?
- Аврора - так девочка, которой ты помог - сразу после случившегося её отвезли в больницу, чтобы обследовать. Сегодня утром я пришел к ней, чтобы взять некоторые показания. Она захотела увидеть своих спасителей, наверное, чтобы поблагодарить.
Пол недолго молчал, а затем прикрыл микрофон и повернулся к Элейн.
- Это Майк. Аврора хочет, чтобы мы приехали.
Для того, чтобы всё осознать, много времени ей не потребовалось.
- Да! – Дернувшись вперед, она часто закивала, а глаза по-детски, непосредственно заблестели. – Я была бы очень счастлива увидеть её!
Убрав ладонь от динамика, Пол ответил:
- Будем через час.
Через сорок минут, подъехав к зданию больницы, Пол заглушил мотор. Элейн согласилась лишь на то, чтобы принять душ, уговорить её на нормальный полноценный завтрак - какие бы весомые аргументы он не пытался приводить - ему так и не удалось. Но сэндвич с салатом и сыром по дороге она всё же съела, причем - что нельзя было не отметить - с большим аппетитом.
Когда они поднялись на нужный этаж, в коридоре их встретил Майк. Кивнув Элейн, он пожал руку Полу, а затем повел их к палате.
- Я пытался убедить её немного поспать, но она заявила, что не сомкнет глаз, пока вы не приедете.
- Упорная малышка, – тепло промолвил Пол.
- Тебе не привыкать, – усмехнулся Майк, многозначительно кивнув в сторону Элейн, которая почти тут же пробуравила его своим недовольным взглядом.
Когда они зашли в палату, Майк плюхнулся в угол на стул, а Аврора тут же широко улыбнулась и отложила больничное желе в сторону.
- Вы пришли!
- Мы не могли не прийти, – мягко ответил Пол, замечая, каким счастьем засветились детские глаза.
- Как ты себя чувствуешь? – Спросила Элейн, ласково проведя ладонью по её волосам.
- Уже очень хорошо, – радостно ответила она, и Пол заметил, сколько бойкости и живости было в этой маленькой девочке. Она столько пережила, но, при всем при этом, не перестала улыбаться. – Желе тут очень вкусное.
- Это точно, – усмехнулся Пол, а затем, обойдя койку, присел на её край с другой стороны, – можно кусочек? – Аврора кивнула. – Когда я был в больнице, то ел его по несколько порций за раз.
- И тебе давали так много?
Пол улыбнулся.
- Я просил у разных медсестер.
Весело рассмеявшись, Аврора ответила:
- Ты хороший. Спасибо, что спас меня.
- Эй, а разве я мог иначе? – Игриво спросил он. – Когда принцесса нуждается в своем рыцаре, он не может не прийти ей на помощь.
- Но твоя принцесса она, – Аврора кивнула на внимательно наблюдающую за разворачивающейся сценой Элейн.
- А что, разве у рыцаря не может быть две принцессы? – Изображая полное недоумение, серьезно спросил Пол. Аврора отрицательно - так же серьезно - закачала головой. Пол кивнул, – тогда ты будешь моей принцессой, а она… – он приблизился к малышке и прошептал ей на ухо, – … моей королевой.
- Эй! – Возмутилась Элейн, не услышав последних слов, а Аврора залилась от покатистого, ужасно заразительного смеха. Пол широко улыбнулся, зная, что вызовет у своей женщины такую реакцию. – Ты вел себя неприлично, да? Я так и думала. – Она очень сосредоточенно посмотрела на девочку. – Милая, запомни, мужчины очень непостоянные существа. Вначале они до безумия, клянясь в вечной привязанности, любят одну принцессу, а потом, когда появляется принцесса помоложе, переключаются на неё. Такова их природа. И этого не изменить.
Продолжая смеяться, Аврора посмотрела на Пола и, когда он кивнул, вновь повернулась к Элейн:
- Он сказал, что раз принцесс не может быть две, то ты будешь его королевой, – всё ещё улыбаясь, объяснила она, и Элейн даже не сразу нашлась, что ответить. Она перевела глаза на Пола, и он, иронично смотря на неё, спросил:
- Значит, не изменить?
Он заметил, как её лицо залил теплый румянец.
- Ладно, с этим я слегка погорячилась. – Осторожно призналась она. – Возможно, не все они так уж и подвержены законам природы. – Элейн говорила с Авророй, но смотрела точно на него. Она улыбалась, и Пол мог бы поклясться, что даже на расстоянии чувствовал, как гулко стучало её сердце. Стучало для него.
Аврора переводила свой взгляд с Элейн на Пола, а затем обратно, пока, наконец, не нарушила образовавшуюся тишину:
- А можно мне ещё желе? – Прокричала она, проходящей мимо медсестре, а затем указала на Пола. – Он всё слопал!
Элейн и Пол рассмеялись и покачали головами, а когда медсестра ушла, девочка довольно откинулась на подушки:
- Это будет мой способ получать больше желе, – деловым тоном объяснила она, – а теперь, расскажите мне что-нибудь интересное.
Когда спустя сорок минут Аврора уснула под убаюкивающий, мягкий голос его любимой женщины и её ровное сердцебиение, Пол осторожно закрывал дверь в её палату. Дождавшись, пока их уже не будет слышно, Элейн обратилась к Майку:
- Почему здесь нет её родителей?
- У неё никого нет. – Внезапно посерьезнев, ответил Ломан. – Ни семьи, ни друзей. – И прежде, чем застывшие на месте Пол и Элейн осыпали его вопросами вроде «ты уверен?», «возможно, мы не все знаем?», «быть может, у неё проблемы с родными?», он добавил. – Мы проверили.
- Но… как же эта девочка жила всё это время? Совсем одна… – Спросил Пол, замечая, как новые обстоятельства заставили Элейн измениться в лице.
- Её мать умерла при родах, а отец - заядлый пьяница - выбросил малютку на улицу, когда узнал, что она больна и ей требуются дорогостоящие лекарства. – Элейн задышала чаще и у неё даже, кажется, закружилась голова. – Аврору приняли в приюте Роузвильда, но девочка не любит находиться там, поэтому часто сбегает. Раньше её находили либо в Центральном парке, либо в Коне-Айленде, но для чего она пришла в тот банк, я так и не смог выяснить.
- Чтобы в этот раз её не нашли… – догадалась Элейн, невольно посмотрев в окно, за которым спала беззащитная Аврора.
- Я говорил с врачом. – Между тем продолжал Майк. – В больнице её продержат ещё день, чтобы понаблюдать за изменением состояния, но затем ей придется отправиться обратно в приют.
- И вновь вернуться в жизнь, которую она считает самым кошмарным в мире сном, – тихо ответил Пол, с ужасом представляя, через что проходит маленькая девочка, отчаянно нуждающаяся в обыкновенном человеческом тепле. Каким конченым ублюдком должен быть человек, чтобы вот так вот легко выбросить на улицу собственного ребенка?
- Почему у неё нет друзей? – Внезапно спросила Элейн. – Разве в приюте нет девочек, с которыми она могла бы дружить?
- Аврора ни с кем не сходится. По словам директора она слишком отличается от своих сверстников, и они считают её «другой».
- Другой? – Едва шевеля губами переспросила Элейн. – Она же обыкновенная девочка… беззащитная маленькая девочка…
- Эл, – Пол опустился рядом с ней и очень осторожно переплел её пальцы со своими, – они дети... брошенные и забытые… ты же знаешь, что тот мир, в котором они живут, не похож на наш.
Элейн всё понимала. Он видел это. Только вот боли в её наполнившихся слезами глазах от этого не уменьшилось ни на дюйм, наоборот - стало лишь больше.
- Как только представлю, что её там обижают…
- Знаю, – успокаивающе прошептал Пол, чувствуя всё её переживания, как свои, – я тоже.
- Я постараюсь найти для неё хорошую семью, – вмешался Майк, которому тоже хотелось сделать что-то для этой девочки, – но это займет время, а держать её в больнице у докторов оснований нет.
- Но у неё же астма, – напомнила Элейн, – разве это не основание?
- Легкая форма, обострившаяся из-за полученного стресса. Но её организм молодой и крепкий, поэтому Аврора быстро идет на поправку.
Рассказал Майк то, что, по всей видимости, говорили ему самому.
- Можно же назначить ей какое-то дополнительное обследование! – Не успокаивалась Элейн. – Не знаю… пускай возьмут расширенный пакет анализов! Проверят работу сердца, почек, легких… мозга, в конце концов!
- Даже, если что-то из этого может быть прописано, как обязательное обследование в ходе расследования, многие анализы всё равно будут платными. А приют никогда не…
- Я заплачу, – поняв Майка с полуслова, с готовностью прервала его Элейн, – любую сумму, только пусть проведут чертово обследование.
Поняв, что спорить с Элейн сейчас просто бесполезно, он утвердительно кивнул.
- Я поговорю с доктором.
- Спасибо, Майк, – поблагодарил его Пол, а затем ощутил, как Элейн сильнее сжала его руку и, выдохнув, повернулась к окну третьей палаты, за которым так же мирно, как и прежде, посапывала маленькая Аврора.



Мартьянова Ксения

#17547 в Любовные романы
#13229 в Разное
#3502 в Драма

В тексте есть: любовь, выбор, драма

Отредактировано: 08.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться