Сломленная

Размер шрифта: - +

Глава 21

Этим вечером волны бесновались как никогда сильно, с мощным грохотом разбиваясь о неспокойную водную гладь. Дождь шел моросящий, на первый взгляд совершенно безобидный, но стоило перевести взгляд на чернеющее над океаном небо и прислушаться к усиливающемуся вокруг ветру, становилось понятно - собирался шторм. Именно поэтому береговая линия была полностью безлюдной. Не считая его самого. Он был здесь, и, казалось бы, вполне разумная и адекватная мысль о приближающейся непогоде и последствиях, которые та по обыкновению своему неизменно за собой несет, не заставила его ни остановиться, ни даже помедлить хотя бы на одну лишнюю секунду. Он просто был не в том состоянии. Ему просто было наплевать.

Обернув шнур вокруг лодыжки, Пол резко выдохнул и побежал к воде, постепенно погружаясь в её глубоководную пучину, которая сейчас единственная способна была сдержать его эмоции и помочь не дойти до чертовой ручки. Добравшись до необходимой глубины, он перевернул доску, положив её на поверхность, а затем лег на живот и начал грести - сначала одной рукой, а следом за ней и другой, проплывая над формирующимися - ещё совсем незначительными - волнами туда, где они граничили с самим течением.

Мыслей в голове не было. Вернее сказать, Пол делал всё для того, чтобы вышвырнуть их прочь, а когда те, не уставая, пытались найти какие-то лазейки - тут же пресекал болезненные попытки. Однако, они не прекращались, упорно стараясь вторгнуться в его подорванное сознание. Ему нужна была волна. Он должен был поймать волну, иначе всё произошедшее сведет его с ума. Найдя ту самую, мощную и жесткую, которая идеально ему подходила, Пол положил руки на доску и резко встал, выставляя правую ногу вперед, при этом, опираясь на левую, а затем выпрямляясь и сосредотачиваясь на пойманном равновесии. Он помнил все правила, и они прокручивались в его голове раз за разом, словно на бесконечном репите: ноги немного шире плеч; колени согнуты - это снижает центр тяжести, что помогает сохранять баланс; бедра выставлены вперед; руки наверху - особенно передняя, она должна находиться на уровне носа доски; голова поднята, а взгляд смотрит только вперед.

Секунда. Вторая. Третья.

Движение вправо. Движение влево.

Пол прокатывался по гигантской, для многих устрашающей волне, в то время, как она жестко, безжалостно и мощно разбивалась позади него. Самая сильная и беспощадная стихия, в то же время была одной из самых прекрасных - подолгу оставаясь в стороне, он тосковал без неё, чувствовал в ней необъяснимую необходимость. Не такую, как в Элейн, нет. Но сейчас, когда он потерял ту, в которой была вся его жизнь, волна оказалась единственной, к кому он мог и хотел прийти.

Элейн…

Её имя в то же мгновение огненным шаром вспыхнуло в памяти. Мысли о ней, найдя неосторожно возникшую брешь, сумели прорваться через выстроенную Полом, казавшуюся нерушимой стену и резко заполнить собой всё пространство. Без остатка. Вновь причиняя ему всю ту же невыносимую муку. Вновь заставляя страдать. И тогда совершенно бездумно, находясь в состоянии самого настоящего аффекта, он сделал рывок.

Первая волна была поймана и преодолена. Оставленная позади, порабощенная человеком, она исчезла среди множества таких же, как и она сама, преклонив перед победителем голову и навсегда сгинув в океанской глубине. Ощутив, как по венам разливается спасительный адреналин, Пол оседлал вторую волну - более жесткую и мощную, более стойкую и решительную. Она едва не сбросила его с доски, но он устоял, заставив и эту, как и её предшественницу, признать своё поражение.

Пол впервые встал на доску, когда ему было восемь, и с тех пор, желая преуспеть, стать лучшим из лучших, войти в высшую лигу, тренировался так часто, как только мог. Проходили годы, мальчик креп, становился выносливее и упорнее, приобретал необходимые навыки, набирался опыта и начинал разбираться во всевозможных «подводных камнях». Изучив волны вдоль и поперек, а главное - изнутри, через понимание их истинной природы - лишь раз взглянув на ту или иную волну, теперь всегда четко знал, как должен действовать, чтобы одержать над ней верх. И знал это до любого, казалось бы, даже самого неожиданного нюанса, до каждой реально существующей мелочи.

Третья волна оказалась мощнее и безжалостнее, чем две предыдущие. Дождь усилился, ветер начал завывать громче, на сей раз угрожающе. Казалось бы, вот-вот - хотя бы сейчас - должен включиться защитный механизм самосохранения, который заставит Пола повернуть обратно, в сторону берега, но нет. То ли это эмоции переполняли его настолько, что застилали собой голос разума, то ли эмоций не было вовсе - особенно, страха - а приближение смертельной опасности возбуждало, заставляя кровь быстрее бежать по жилам, вынуждая окончательно терять себя.

Собравшись с силами, Пол покорил и эту волну. Высшая степень наслаждения - вот, что он ощущал, когда стоял на доске и рассекал волну, пока та нагоняла его, пытаясь поймать в свой плен и обрушить на него всю природную силу океана. Да, стихия сдавалась под его натиском - в бессилии отступала, позволяя на время взять над океаном власть - но ни сейчас, ни когда-либо ещё Пол не забывал о том, что волну, как и природу в целом, невозможно подчинить раз и навсегда, сделав её безропотной рабыней человека. Рано или поздно, взбунтовавшись, разгневавшись, она покарает всех - и виновных и безвинных - и месть её, увы, будет безжалостна.

«…Я не могу… не могу так… - Пол покачнулся на доске, почувствовав, как воспоминаниям, насколько бы старательно он не строил свою стену, всё же удалось найти лазейку, но устоял, - …всё случилось так быстро… мы зашли в тупик…». Тряхнув головой, он попытался прогнать слова, всего час назад уже итак образовавшие в его сердце огромную червоточину, но тщетно. Боль уже было не унять.



Мартьянова Ксения

#17626 в Любовные романы
#13297 в Разное
#3528 в Драма

В тексте есть: любовь, выбор, драма

Отредактировано: 08.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться