Сломленная

Размер шрифта: - +

Глава 23

- Я могу задать свой вопрос ещё раз, Доминик, мне не трудно повторить, – подавшись вперед, Майк скользнул сцепленными в замок руками по поверхности стола, – где скрываются твои дружки?

Темно-карие, почти черные глаза воззрились точно на Ломана, а затем лицо мужчины медленно, по нарастающей, исказила мерзкая ухмылка, но он ничего не ответил.

- Ты у нас на крючке, – очень спокойно, с профессиональной холодностью напомнил ему Майк, – и в любом случае сядешь за ограбление. Прибавить к этому захват заложников и предумышленное убийство, и положенный тебе срок резко взлетит до самой максимальной отметки. Когда мы предъявим суду улики, указывающие на то, что именно ты стрелял из той чертовой винтовки - а в этом можешь не сомневаться, мы обязательно их предъявим - носить тебе тюремный комбинезон до конца своих дней. – Мерзкая ухмылка стала уже не такой самодовольной, и Ломан, предвкушая вкус победы, продолжил свою игру. – Однако, добровольное содействие в поимке ещё троих грабителей поможет тебе скосить долгие годы тюремного заключения. Да и условия для тех, кто сотрудничает с полицией, намного лучше, чем для тех, кто от этого отказывается. – Прежде, чем Доминик Галлахан успел хоть как-то среагировать, Майк добавил. – Мы всё равно найдем их всех до одного, это лишь вопрос времени, и одна из птичек нашептывает мне, что ты прекрасно это понимаешь.

Пол едва удержался от того, чтобы не дать гневу взять верх. Слушать всё это было противно, невыносимо и гадко, но он знал, что так было нужно. Перед допросом Майк всё ему объяснил. Объяснил, что это необходимо для того, чтобы выйти на остальных. Что в любом стаде всегда найдется хотя бы одна паршивая овца, и они должны идти на любые, даже самые крайние меры для того, чтобы её спровоцировать. Он не уставал повторять себе, что и Шрам, каким бы в конечном итоге ни было его решение, неизбежно получит по заслугам, и лишь поэтому терпел.

- Я дам тебе ещё минуту на размышление, после чего, если ты предпочтешь помощи молчание, сделаю этот нелегкий выбор за тебя, – с долей иронии добавил Ломан, а затем стрельнул в него своим ледяным взглядом, – но поверь, мне он дастся намного легче, и я ни на мгновение о нем не пожалею.

И Пол, и Майк в повисшей в кабинете тишине оба ждали, какое же решение им суждено будет услышать. Никто наверняка не знал исхода допроса. Рэд молчал до сих пор и, казалось, его ничто не заставит заговорить, однако Майк чувствовал, что в лице Доминика они, наконец, нашли ту самую выбивающуюся из стада овцу. Его друг надеялся на удачу, а сам Пол изо всех сил старался просто не сорваться и не набить сукину-сыну морду. Хотя, честно сказать, терпение его было на пределе.

- И сколько лет мне вычтут, если сдам своих? – Вдруг спросил Шрам, и Пол, не ожидая ничего подобного, даже непроизвольно оттолкнулся от стены, ослабив скрещенные на груди руки.

- Зависит от того, насколько точной и надежной окажется информация, – ответил Майк, на которого, казалось, внезапная разговорчивость Доминика, который молчал несколько дней, не произвела совершенно никакого впечатления. Интересно, у него с подозреваемыми так всегда?

- Есть одно место у северного причала. Но копы без меня и следа от него не найдут.

- Хорошо, – согласился Майк, уловив в его ответе верный намек, – ты покажешь его.

- Трейлер вы обнаружили, так что туда они точно больше не сунутся, – продолжал Доминик, будто бы пытался втолковать, что они могут без сомнения снять бесполезную слежку за объектом, – за шкуру свою слишком переживают. Я-то знаю.

- Как насчет посылки? – Внезапно сменив тему, спросил Майк, при этом, внимательно смотря в глаза Шраму. – Твоих рук дело?

- Что ещё за посылка?

- Та, которую некто выписал на имя Элейн Бейкер, – Пол, который всё это время не сводил взгляда с лица Доминика, увидел, как оно тут же осветилось пониманием, – и в которой не оказалось ничего приятного.

- Аа, вы про тех членистоногих крох? – Пол уже вот-вот готов был сорваться, чтобы стереть с его лица мерзкую ухмылку, но, стиснув пальцы в кулаки, как-то сдержался. – Да, забавно получилось.

- Забавно? – Стискивая зубы, переспросил Пол, выступая из тени и уже практически не контролируя себя. – Да ты просто мразь, недостойная называться мужчиной. Зная, что я убью тебя при первой же попытке высунуться из своей берлоги, ты струсил и выбрал самый недостойный способ отомстить, самый жалкий и низкий. Решил запугать мою женщину. Ту, которая не сумеет дать тебе отпор.

- Э, нет, приятель, здесь ты крупно ошибаешься, – ухмыляясь, хрипло ответил Доминик, – к той «рождественской» посылочке я не имею абсолютно никакого отношения, однако ты прав - я действительно запугивал твою женщину. Но делал это лично. Дважды перехватив её на улице и подставив к горлу нож. – Пол замер, и Шрам, вероятно, заметив искреннее изумление, появившееся на его лице, улыбнулся шире. – Но она ведь ничего тебе об этом не говорила, я прав?

Гнев смешивался с растерянностью и острым нежеланием мириться с правдивостью его слов, а именно таковыми они и являлись - правдивыми - он знал, чувствовал, понимал, просто видел по темно-янтарным глазам. Всё, что Шрам сказал, было правдой, и многое из того, что раньше казалось им с Майком полнейшим абсурдом, сейчас начинало обретать смысл.

- Что? Неприятно, когда любимая женщина что-то от тебя скрывает, да? – Продолжал Доминик, по всей видимости, потешаясь над возникшей ситуацией. – Обидно и больно… так, что стены хочется крушить. Не доверяет тебе, о многом умалчивает. А ведь ты столько для неё сделал. Всю жизнь свою ей отдал, мир к ногам положил. А она? – Получая неимоверное удовольствие от своей игры, Шрам распалялся лишь сильнее, прекрасно осознавая, что будит спящего в его собеседнике зверя. – Она лишь лгала. Каждый день. Снова и снова. Потому что она сука, насквозь пропитанная ложью.



Мартьянова Ксения

#17648 в Любовные романы
#13297 в Разное
#3539 в Драма

В тексте есть: любовь, выбор, драма

Отредактировано: 08.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться