Сложное дело Снежаны Барсовой. Оковы бессмертия.

Размер шрифта: - +

Глава третья

Едва войдя в свой кабинет, Снежана села за компьютер.

Она ввела в базу номер ночного звонка и получила адрес. Увидев фотографию, следователь оторопела. На нее смотрело лицо, очень похожее на лица убитых вчера девушек.

Волков Максим Григорьевич. 25 лет. Холост. Местом проживания значилась деревня их района. Всего в получасе езды от райцентра.

– Слишком взрослый для тебя голос звонил мне. Видимо, кто-то воспользовался твоим телефоном. Ты как будто старший брат Раисы с Жанной.

Снежана решила немедленно поехать к Максиму и все выяснить.

 

Следующим летом Маша с Аней гостили у Анны Сергеевны – родной сестры своей матери.

Она была вдовой и одна воспитывала двенадцатилетнего сына Васю, с которым обходилась строго. Несмотря на это, Вася рос проказником и нередко бывал наказан.

– Перестань бегать! – в который раз уже приказывала Анна Сергеевна, стоя у закрытой двери с розгами в руках.

Мальчик бегал по комнате от двух горничных.

– Надоели мне Ваши наказания, маменька.

– Что же прикажешь делать с тобой?

– Простите меня. Я больше не буду подглядывать за кузиной.

Перебегая в очередной раз, мальчик упал.

К нему тут же подбежали горничные. Подняли и повели к дивану. Положили на живот, спустив штаны. Зажали руки с ногами.

– Теперь ты будешь наказан сильнее за свое упрямство, – пригрозила Анна Сергеевна.

Она подошла, замахнулась, но ее отвлекли шаги за дверью.

В комнату вошла ее племянница – тринадцатилетняя Маша.

– Что тебе? Видишь, я занята. Твой кузен перешел границы приличий.

– Простите его, тетушка. Мне жаль Васю. Слишком часто он бывает наказан.

– Ничего не поделаешь. Он, зная о наказании, все равно проказничает.

– Не будьте слишком строгой, тетушка.

– Будешь матерью, сама за розгу возьмешься.

Вася лежал и гадал, будет он наказан или будет прощен. Он уже сожалел о своем проступке. Одновременно сладко было вспоминать стройное тело кузины.

Он так засмотрелся в окно на переодевание Маши, что не услышал звука шагов маменьки Анны Сергеевны.

«Ах ты, бесстыдник»! – воскликнула женщина и попыталась схватить сына за шиворот.

Мальчик оказался проворнее и побежал в дом. Анна Сергеевна пошла за ним, по дороге взяв горничных. В этой комнате он был заперт и пойман. Теперь лежал,  ожидая наказания.

– Простите Васю, тетушка, ради моего приезда. Мне бы не хотелось видеть его, страдающим от боли.

– Ну, хорошо, – сдалась Анна Сергеевна. – Только ради твоего приезда прощаю его. Слышишь, Вася?

– Да, маменька.

– Отпустите его и ступайте, – велела Анна Сергеевна горничным.

Те отпустили мальчика.

Вася встал и подтянул штаны.

 

 

Гуляя в парке, Маша с Васей затеяли необычный для них разговор.

– Тебя что-то беспокоит, Маша?

– Недавно увидела мальчика похожего на тебя.

– Я тоже не раз видел его.

– Он как будто твой брат.

– Да, – вздохнул Вася. – Папенька был не только с маменькой. Это его сын от Варвары – бывшей горничной маменьки. Когда она узнала правду, то хотела запороть ее до смерти, но папенька вмешался. Выдал Варвару замуж, даже навещал их.

От изумления Маша открыла рот. Еще до этого распахнула глаза.

– Откуда ты все это знаешь?

– Услышал однажды разговор родителей после очередного посещения.

– Подслушал?

– Почти. Вышло случайно, – мальчик поморщился, вспомнив что-то неприятное.

– Наказали? – догадалась Маша.

– На этот раз папенька за подслушивание. Маменька была даже рада, что я обо всем узнал.

– Тебе часто достается, но ты сам виноват.

– Знаю, но мне так здесь скучно. Спасибо за то, что вступилась.

– Я не хочу, чтобы ты не мог нас развлекать. Как же мальчик живет сейчас? – вернулась к разговору Маша. – Мать не боится?

– Папенька перед смертью взял с маменьки слово не вредить им.

Маша стала задуваться о своем отце, который тоже мог быть не только с матерью. Поговорить же об этом ей было не с кем, кроме двоюродного брата.



Ли Кондр

Отредактировано: 01.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться