Случайная смерть Кабарги Лин

Глава № 3

Фоу наблюдал за тем, как к мужчине, и теперь уже точно не психу, прилаживают датчики для снятия показаний: частоты пульса, активности мозга, давления, потоотделения и т.д. На самом деле мысленно он был не совсем здесь и даже не расслышал, как Томас заерзал на стуле и поинтересовался, зачем ему садиться на две металлические пластины. У него все не выходила из головы фраза доктора Оккама.

 «…как профессиональный взломщик сейфов…профессиональный взломщик сейфов…»

- С тобой все хорошо? – Даунхем потряс его за плечо. – Все уже готово.

Томас заткнул за пояс свой рисунок и глубоко вздохнул.

- Я готов.

К его длинным утонченным пальцам были присоединены три датчика. Безымянный палец отвечал за потоотделение, указательный и средний – за измерение пульса и оценку состояния сосудов. На другую руку надели манжету, чтобы считывать скачки кровяного давления. Все эти данные поступали по разноцветным проводам в сенсорный блок, который в свою очередь передавал их ноутбуку. Тут уж хочешь-не хочешь, обмануть не получится. И раз уже было установлено, что обманывать, как псих, то есть искренне верить в ложную версию, испытуемый не в состоянии, осталось выяснить – занимается ли он этим неугодным делом, как обычный человек.

- Эти датчики нужны для того, чтобы регистрировать все изменения в вашем организме во время моих вопросов и ваших ответов. То есть те, которые не способен засечь человек. – объяснила полиграфолог, девушка с пронзительным взглядом и легкой ухмылкой паучихи, заматывающей беспомощно подрагивающую жертву в липкий кокон, конечно, если бы та умела улыбаться. – Если вы будете сознательно лгать…

- То получу электрический заряд через те две шайбы, которые вы положили на сидение, или вот эти штуки на груди. – раздраженно сказал Томас.

Он снова чувствовал себя не в своей тарелке. Его допросили, заставили провериться у психиатра, которому самому нужна помощь специалиста, а теперь ещё требуют, чтоб он прошел испытание детектором лжи! От того, что бы закатить скандал и потребовать адвоката, его удерживало лишь то, что он оказался в поистине нелепейшей ситуации – потерял жертву. Он подозревал, что если новость о заведенном на него уголовном деле покажут по телевизору, над ним начнут посмеиваться из-за его совестливости, которую они, наверняка, назовут глупостью.

- Вам следует меньше смотреть всякие шоу, мистер Полански. Никакой электрический ток вам не грозит. Его мы используем только для умерщвления. А теперь расслабьтесь, чтобы я не подумала, что вы врете. – девушка натянуто улыбнулась.

У нее было властное и в то же время спокойное выражение лица. Ей нравилась эта работа, а точнее – чувство власти над чужой судьбой. Ты смотришь на монитор ноутбука с пятью подрагивающими линиями, которые расскажут о человеке больше любого самого внимательного наблюдателя.

Но не думайте, что она просто нажимает на кнопочки и растолковывает движение линий. Лила - отличный психолог, который может рассказать о подопытном не меньше, а то и больше полиграфа. Всякий, кто оказывался на стуле с двумя пластинами, становился её жертвой, которой она выносила свой беспрекословный вердикт.

Она достала из папки карточку и пододвинула ее к своему подопытному кролику. Далее следовал подготовительный этап. Сейчас она попросит его отвечать на все вопросы «нет», а сама будет перечислять цвета, слова и цифры, которые могут быть на карточке. Естественно она знает правильный вариант ответа. Эта разминка нужна лишь для того, чтобы она определила, что происходит с его телом, когда он лжёт. Кто-то начинает сильно потеть и неосознанно повышает давление. У кого-то колотится сердце и еле заметно подрагивает рука или бровь.

У Аленчика, как называла его Лила, было все и сразу. Он и сам какие-то пару месяцев назад согласился на проверку на детекторе лжи. Угораздило же пригласить на свидание полиграфолога. Он решил не медлить, а сразу выложить все как есть, мол так и так, люблю- не могу, только о тебе и думаю, на что Лила прервала их свидание и потащила его в свой кабинет, чтобы предаться…проверке на полиграфе. Вот так романтика на первом свидании.

К счастью, оно было не последним. На допросе она услышала некоторые подробности его отношения к ней, после которых её щеки порозовели. Например, ему пришлось признаться, что она уже три раза приходила к нему во сне. И только когда прозвучал последний вопрос, он смог облегченно вздохнуть. Весь допрос он пытался унять дрожь от того, что она могла спросить о его фантазиях. Ему было стыдно признать, что он фантазировал о ней, представлял, как целует её в губы, как гладит ее нежную кожу, как прижимает её голову к своей груди. Практически невинные образы, но все же это было их первое свидание и ему не хотелось, чтобы она сразу узнала о нём слишком много.

Сейчас она даже не смотрела на него. Раньше он подозревал, что в ее жизни произошло какое-то неприятное событие, из-за которого она стала такой холодной и неприступной, и ходила практически с постоянной морщиной между бровей, но когда он познакомился с ней поближе, понял - она просто из тех людей, которые привыкли разделять работу и отношения. Лила была согласна на отношения с сослуживцем, но на работе они ничем не выказывала свое отношение к нему, если рядом был кто-то ещё. Даже если они стояли одни в коридоре или кабинете, она вела себя сдержаннее, чем вне здания отделения, как если бы боялась, что кто-то узнает об их связи.

Это было обидно. Он обидится на нее сразу же после работы. Сейчас она все равно на него не смотрит. Она говорила, что боится, что боится огласки. Якобы если в офисе узнают об их отношениях, то станут менее серьезно к ней относиться. Как будто человек не может быть одновременно успешным в работе и в любви! Ему придется поработать над её пониженной самооценкой, которую она скрывает за этим каменным лицом, на котором то и дело появляется легкая надменная улыбка.



Midari Grom

Отредактировано: 26.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться