Случайная смерть Кабарги Лин

Глава № 9

Все единогласно пришли к выводу, что обеденный перерыв – одно из лучших изобретений человечества. Ты отменяешь все свои проблемы, если ты конечно не чокнутый трудоголик, чтобы предаться удовлетворению своих базовых потребностей, ненадолго уровнявшись с животными, живущими преимущественно ради еды, воды и продолжения рода.

Поскольку стоял полдень, было решено направиться в тайское кафе в квартале от полицейского отдела. К тому же, эта тройка был неравнодушна к детям, а точнее каждая встреча с ними вызывала у них практически мгновенное закатывание глаз, которое Безил называл «улиточным рефлексом». Когда улитка пугается или испытывает недовольство, она прячется в  своей раковине. Когда это делает человек, которому некуда бежать, он закатывает глаза, пытаясь спрятать их в «домик», чтобы избавить их от неприятного зрелища.

Пока в стенах офиса их дела становились запутаннее, на улице становилось все яснее и яснее. Прекрасная погода для полетов на самолете, и совершенно не пригодная для тех, кто собирается  выйти за пределы офиса.

Пластиковые конусы, ограждающие место проведения дорожных работ, в прямом смысле плавились под нещадными прямыми лучами солнца. Лила мысленно поблагодарила себя за то, что утром она додумалась надеть легкое белое платье немного выше колен, не забыв прихватить пиджак, который по ее мнению придавал ей солидности. На ней были большие почти квадратные очки в широкой черной оправе, которые она носила, несмотря на то, что во внутреннем кармане её сумки всегда лежали линзы. Эти очки больше подошли бы хипстеру, чем работнику полиции. И если бы кто-то сейчас сообщил ей об этом, она с криком, мысленным или не очень, одним движением руки скинула бы их с себя прямо в мусорное ведро. Но ей никто не сообщил.

Фоу удовлетворенно поглаживал пиджак, который теперь висел на его руке, как полотенце на вешалке в виде толстых металлических спиц. Они снова были вместе. Вельвет стал мягким после стирки. В конце рабочего дня, когда действие условий спора подошло к концу, он наконец получил обратно свою реликвию. Пиджак оказался насквозь пропитанным потом его напарника. Ну и пришлось же попотеть Даунхему, притворяясь, что ему доставляет большое удовольствие  носить его в 35 градусную жару.

Как же он был рад наконец избавиться от этой удушливой тюрьмы! Ещё больше он бы радовался возможности снять с себя рубашку, но прогуливаясь по улицам города в компании своих коллег, это было бы не очень-то уместно. Поэтому он, не сговариваясь с Лилой, надел белую рубашку с короткими рукавами и тщательно вымыл голову, чтобы увеличить отражательную способность своих белых кудрей.

В офисе было душно и уныло, посему они направились в тайское кафе, которое изредка посещали уже более двух лет. Наведываться туда чаще не было возможности, хотя бы потому что острую тайскую пищу было трудно принимать на постоянной основе. Для этого потребовался бы тайский желудок с железными стенками против изжоги, который,  к сожалению, в этом кафе не предоставляли даже на прокат.

Им, Лиле в частности, предстоял допрос еще пяти претенденток на роль жертвы. Она опасалась, что они окажутся ещё эксцентричнее Кабарги, и тогда выбрать настоящую жертву ей поможет лишь здравый смысл, который то и дело подсказывал ей, что жертва не могла потерять столько крови, не могла вылезти из-под колеса и как ни в чем не бывало продолжить прогулку по степной местности между двумя поселениями.

Эта загадка интересовала всех и каждого. Хотя, как ей показалось, весь полицейский отдел  больше обсуждал насущный вопрос, или даже два - откуда в городе вдруг взялось столько очаровательных близняшек, и как так вышло, что они не знали о существовании друг друга.

На следующий день об этом не знал только ленивый. Появились первый заметки о таинственной шестерке. Даже информация о потенциальной седьмой кандидатке на жертву аварии, сестре девушки Фоу, каким-то образом просочилась за пределы кабинета. В одной из газет фигурировал некий Мистер Пиццавкаждыйдом, который пожелал остаться неизвестным, но позволил упоминать его именно под этим прозвищем. Именно он «любезно предоставил информацию» и «поведал пикантные подробности этого запутанного дела», к которому, уже по словам самого журналиста, несомненно приложила руку шайка местных иллюминатов.

 Теперь пресса требовала от полиции предоставить данные или хотя бы намекнуть на место проживания каждой девушки. «Секретные эксперименты по клонированию человека», «воссоединение семьи», «потерянная жертва» – эти и другие заголовки тут и там стали мелькать на страницах местных газет.

Новость о внезапно нахлынувшем интересе прессы к этому делу мало кому пришлась по вкусу. Мало кому из работников отдела. Остальные жители города были не прочь насладиться очередной статьей, пропитанной мистикой и намеками на мировой заговор.

- «…По последним  данным  сейчас полиция допрашивает свой «улов» в количестве 6 человек, чтобы установить причастность хотя бы одной из «копий» к аварии. Полиция продолжает поиски близняшек, видимо, рассчитывая собрать целую армию странноватых девиц. Продолжение следует». - Фоу отхлебнул кофе и продолжил, - И ниже «В следующем номере: Пока Томас Полански пытается отыскать свою жертву, детективы крутят шуры-муры?»

Последняя цитата сбавила градус радости в его голосе. Он растерянно установился на Лилу и Аленя, сидящих напротив в ожидании заказа.

- Если, имелись в виду мы с Лилой, то доносчик – Джанга. Если мы с тобой, то – разносчик пиццы. Учтём, что Лила - не детектив. – Даунхем пожал плечами.

- Больше похоже на их тесное сотрудничество.  – Лила оторвалась от тарелки с пад-таем, который представлял собой обжаренную лапшу с овощами.  Её блюдо принесли первым, поэтому ей пришлось приняться за его поглощение под завистливые взгляды коллег.



Midari Grom

Отредактировано: 26.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться