Случайно падали звезды

Размер шрифта: - +

Глава 3, в которой Яна попадает в высшее общество

Глава 3, в которой Яна попадает в высшее общество

 

Из дневника Бертрана Дор-Меринга:

«Рано или поздно нужно было набраться храбрости и выбраться наружу. Признаться, я малодушно, как только мог, оттягивал этот момент. Находил у себя не зажившие повреждения, слабость, недостаток сил. Я придумывал тысячи причин, хотя в душе точно знал: мне просто страшно.

Страшно до тошноты опять увидеть поле смерти, сейчас наверняка чистое, покрытое пожухлой травой или снегом, с огромной братской могилой или, что еще хуже, без нее. Страшно было увидеть отца, непогребенного, попранного, обесчещенного. Страшно опять оказаться на том самом месте и снова пережить животный, неконтролируемый ужас, от которого некуда скрыться. Я переживал его каждый раз, как только засыпал. Но к кошмарам я уже привык, отныне они были со мной всегда, они стали частью меня. Я не был уверен, смогу ли выдержать это там, наверху, где нет спасительной темноты и земляных стен.

И все же я это сделал. Однажды, когда долго готовился, и паника снова начала застилать глаза, я просто взял и открыл вход. Быстро, бездумно. В убежище тут же хлынул поток чистого морозного воздуха, и я едва не задохнулся. Все вайгры Умрата, я забыл, какое это наслаждение!

Выбрался наружу и некоторое время стоял, прикрыв глаза, вдыхая полной грудью свежий, полный осенних запахов, воздух, от которого кружилась голова. Уже осень. А битва случилась в середине лета. Выходит, я провел под землей не меньше четырех месяцев.

Смеркалось. Никак не получалось настроить зрение, за долгие месяцы привыкшее к полной темноте. Левый глаз почти полностью восстановился, но видел еще не слишком хорошо и слегка болел. Силуэты голых деревьев расплывались мутными пятнами. Захотелось опять забраться в свою нору. Почти слепой, без магии, еле стоящий на ногах. Я ощущал себя беззащитнее новорожденного ребенка.

Я заставил себя пойти туда. Долго стоял на краю пустого поля. Тьеры прибрали за собой, ничто не напоминало о недавней бойне. Вокруг не было ни души, даже птиц и зверей не слышно. Чужая магия выжгла все живое на сотни лиг. В тот, первый раз я не рискнул ступить на поле, так и стоял у самой кромки. А потом вернулся в убежище.

На следующий день я обошел поле в поисках могилы отца, но тщетно. Много позже узнал, что тьеры просто закопали трупы и сравняли с землей. Предатели не заслуживают памяти, так они сказали. Но я помнил.

Не было слез и переживаний. В душе поселилась какая-то странная болезненная пустота, она убивала чувства, зато позволяла трезво мыслить. Я был мертв для всех, и я был мертв для самого себя. Я просто восстанавливал силы и с холодным математическим расчетом составлял план мести.»

***

- Эй, ты еще долго дрыхнуть собираешься?! – голос красавчика выдернул из забытья. – Вставай, уже рассвело давно, у нас куча дел сегодня!

От неожиданности Яна подскочила на кровати. Тут же в голове что-то взорвалось, отозвавшись жуткой болью, и она рухнула обратно на подушку.

- Ну, ты и пьянствовать горазда, – насмешливо протянул Шерит.

Яна поморщилась. И как ее угораздило вчера напиться? Ведь она была очень осторожна, следила за каждым своим словом и жестом. И на тебе: даже не помнит, как закончился вечер, зато все прелести похмелья тут как тут. Голова сейчас расколется на кусочки от дикой боли, в желудке мутит нещадно, во рту засуха. И красавчик словно в насмешку бодр и свеж аки утренняя роза.

- На вот, выпей, – Шерит протянул стакан с мутной жидкостью коричнево-зеленого цвета. – Если не поможет, то хотя бы вытошнит.

- Тебе бы все издеваться. Сам же и напоил меня, - от одного взгляда на мерзкую бурду к горлу подступила тошнота. – Не буду я пить эту гадость.

- Ладно, страдай дальше, - равнодушно произнес Шерит и, поставив стакан на прикроватный столик, повернулся к выходу. – Через десять минут жду тебя на завтрак, а потом мы идем по магазинам. Пошевеливайся.

Опять этот повелительный тон. И ведь не поспоришь, сама напросилась. Еще на базаре Яна сразу поняла: этот мерзкий тип привык командовать, и лучше держаться от него подальше. Держаться подальше, к сожалению, не получилось, да и тип при ближайшем рассмотрении оказался не таким уж и мерзким. Но распоряжаться от этого меньше не стал.

Яна попыталась встать. Комната тут же поплыла куда-то в сторону, а в ушах пронзительно зазвенело. Ох, какие магазины? Она даже до ванной доползти не сможет. Яна с отвращением покосилась на оставленную бурду. Придется пить эту мерзость. Дрожащей рукой потянулась за напитком, с усилием поднесла ко рту. Резкий запах ударил в нос, вызвав новый приступ тошноты. Зажмурившись, она залпом осушила стакан и от избытка физической активности свалилась обратно на кровать.

Через минуту ей захотелось жить. А через пять она весьма шустро шагала в ванную, пораженная скорым исцелением. Надо же, этот мир не такой уж отсталый, как она думала. Сейчас бы постоять под горячим душем, и тогда жизнь станет совсем прекрасной.

Жаль, душа в этом мире еще не придумали. Есть только большущая купель с водой. В общем-то, удобно – кидаешь бахт, он с шипением растворяется, нагревая и одновременно очищая воду. Хочешь погорячее – берешь темный бахт, для теплой воды – светлых оттенков. Местные маги молодцы, здорово облегчают бытовые проблемы, одни только светильники или очистительные заклинания чего стоят. Хотя, экономные цыгане считали такие штуки излишеством, и приходилось Яне стирать белье ручками в холодном ручье.



Ирина Меркулова

Отредактировано: 26.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: