Случайные люди

Размер шрифта: - +

Глава 6

Они обнаружились за дощатой загородкой, двое, стояли по сторонам от двери, один срезал ножом мозоль с ладони, другой над чем-то ржал, постукивая одним сапогом о другой. Подобрались, заметив меня.

– Милостивые государи, – сказала я с нарочитой любезностью. – Господин Мэлор послал меня с просьбой.

– Господин, – хекнул веселый, стукнул кулаком в дверь. – Слышь, ублюдок, твоя девка уже по поручениям бегает. Смирная, быстро поняла. Учись!

На скуле у него красовался синяк, а у того, что ковырялся ножом у себя в ладони, распух нос. То ли между собою подрались, то ли сэр Эвин не дался просто так.

– Чего там? – спросил веселый. – Чего Марху надо?

– Господин Мэлор не поверил мне, – сказала я, – когда я его уверила, что мой дорогой страж стоит десяти его людей. Он заявил, что победит его один на один.

Разбойник с ножом хмыкнул. Веселый заколотил в дверь пяткой.

– Слышь, ублюдок! Завалишь Марха, а?

Из-за двери послышалось хриплое проклятье. Я сглотнула.

– Марх много о себе думает, – сказал разбойник с ножом, оторвал мозоль, бросил на пол. Лизнул ладонь. – Тявкать любит больно, а как один на один – любой из нас его положит, делов-то.

– Вот именно, – подтвердил веселый. – Ногу по задницу надо было отхватить, и то гонору б не убавилось. Что он вам там наговорил... мазель? – Он с трудом произнес непривычное слово.

Я сделала большие и глупые глаза.

– Он велел привести моего дорогого стража к себе, чтобы помериться силами и показать, что я была не права. Но я уверена, уверена! – Я чуть не подпрыгивала от возбуждения. Как-то так должны вести себя знатные дурочки? – Ведь вы не смогли бы справиться с пленником, а вы, господа, при полном комплекте, куда тогда господину Мэлору, который так несчастливо лишен некоторых... частей.

Веселый заржал.

– Скажу я, чего он лишен, но не при девках... прощения просим, мазели.

Разбойник с ножом больше ничего не резал, а поигрывал оружием.

– Это вы у нас пленники, а не мы у вас, – сказал он рассудительно. – Ясно, кто кого сильнее, и не надо нам в мозги срать.

– Волчья яма – это не самый честный бой, – сказала я, скромно потупившись. – Конечно, любой сильнее безоружной девушки и ее связанного защитника. Но я вас уверяю, при других обстоятельствах...

Веселый походкой вразвалочку приблизился ко мне, обвил рукой плечи так, что я не смогла дернуться. Наклонился, проговорил, лыбясь:

– А я на обстоятельства клал, как угодно вашего полукровку разложу. А потом вас. – Обратился к серьезному: – Что это Марху все достается? Пусть и нам, правильно говорю? А ты стой тут, – сказал он мне, шлепнул пониже спины. – Счас все решим и поглядим, кто чего стоит.

– Не дури, – сказал серьезный. От стенки, впрочем, так и не отлип, а глаза бегали с интересом. Что с людьми делает долгая жизнь и скука, совсем думать перестают.

– А я чуток, – сказал веселый. Пнул дверь. – Марху скажем, что пытался сбежать. А мазелька подтвердит, а? Подтвердишь?

Я проблеяла согласно, отступила немного. Перехватила кинжал за спиной.

Веселый открыл дверь. Рядом с ним встал серьезный, снял с пояса булаву. Веселый исчез в помещении, выволок оттуда сэра Эвина. Выглядел он так, словно его засунули в бочку с камнями, забили крышку и пустили катиться с холма. Он остановился взглядом на мне. Я сказала:

– Не посрамите меня, мой страж.

Сэр Эвин напружинился, когда его дернули за руки. Веселый занес нож над веревками, но передумал.

– Наверх пойдем, места больше, и всех позовем, пусть поглядят.

Сэра Эвина пихнули вперед, я отступила с дороги, встала рядом с серьезным разбойником. Он глянул на меня мельком, проводил подельника и сэра Эвина взглядом, тронулся было за ними – и я ударила кинжалом снизу вверх, тут же отлетела к стене, словно меня сшибла вертящаяся дверь. Дыхание выбило из груди, я дернулась вбок и едва-едва избежала выпада ножом. Острие шваркнуло по каменной стенке, а веселый разбойник уже орал: "Ах ты сука!" и замахивался клинком.

Сэр Эвин ударил его под колено, когда тот согнулся и упал – сапогом в плечо. Метил, наверное, в голову, но промахнулся, а так снес бы с плеч. Разбойника швырнуло вбок, как сменку рукою школьника в угол. Мой нападавший отвлекся, я ринулась прочь из-под его ударов, а сэр Эвин зарычал, прыгнул с места, выставив вперед плечо. Они повалились, сэр Эвин примял разбойника, он был выше и, очевидно, сильнее. А у разбойника торчал в щеке кинжал, острием выходил из крыла носа с другой стороны. Я быстро обежала их, пнула на всякий случай веселого в голову, с размаху наступила, подобрала его палаш. Разбойник тем временем спихнул с себя сэра Эвина, но тот вцепился зубами его ухо, повис, как бульдог, не пуская, разбойник неловко пытался ударить его палицей, но не мог освободить зажатую между тел руку. Я примерилась и ударила ботинком разбойнику между ног, а пока он потерял голос, разрезала сэру Эвину путы. Он тут же выдернул у меня из рук палаш, перекатился, вскочил и принялся разделывать противника, а я отбежала подальше, вжалась в стену, хотела не смотреть, но не могла отвести взгляда.

Грохнула дверь, и в погреб, сшибив ведро с нечистотами, с воплем "Это она, мерзавка!" ввалились "братцы". Тот, что бежал первым, споткнулся от зрелища, на него налетели сзади, толкнули чуть не в объятия сэру Эвину. Я видела только его спину, но разбойники замерли перед ним. Сэр Эвин отступил. Наклонился, выдернул кинжал из головы поверженного, перехватил удобно, крутнул палаш в другой руке.

Я сползла по стене, закрыла лицо руками. Стало все равно. Пусть сам разбирается. Я сжалась, подобрала ноги: казалось, что кровь из тел льется и льется, окружает меня. Звенела сталь и звенели голоса, сэр Эвин рычал, а его противники вскрикивали и падали. Я глянула сквозь пальцы. Ну да.



Агния Кузнецова

Отредактировано: 23.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться