Случайный трофей Ренцо

Размер шрифта: - +

4. Пленница

 

 

Мэй проснулась еще до рассвета, но долго лежала, прислушиваясь.

Такая легкость во всем теле, просто удивительно. Она уже и не помнила, когда так было. Ничего не болело.

Только в душе… даже не понять…

 

Лоренцо сидел за столом, задумчиво писал что-то... или даже, скорее, рисовал, Мэй было не видно.

Он не спал всю ночь?

Мэй старалась лежать тихо, не шевелиться, но он услышал.

- Доброе утро, - сказал он, не поднимая глаз от своих бумаг. – Хорошо, что ты проснулась, я уже собирался тебя будить. Нам скоро в дорогу.

Притворяться бессмысленно. Мэй села, натянув одеяло до самого носа, завернувшись в него. Рубашка снова была на ней, но почему-то именно сейчас, с утра, она чувствовала себя особенно голой и беззащитной. Вчера такие мелочи не волновали ее, вчера ей было слишком плохо.

Голой и грязной.

Брезгливость на лице того врача…

Это всего лишь врач, то, что он делал – его работа. Истерика прошла, и вот так, проснувшись в теплой постели, было немного стыдно. Хотя мысль о том, что кто-то может осматривать ее снова – вызывала дрожь. Но теперь, наверно, уже не будет? Ей нужно немного времени... Да, еще немного, и она поймет, что делать теперь.

Ребра больше не болели и можно спокойно вздохнуть. Мэй осторожно потрогала бок под одеялом.

- Как ты? – спросил Лоренцо.

Обычный вопрос, как «доброе утро», но вдруг пробрало почти до слез. Мэй сжала зубы. Так нельзя, она слишком расслабилась.

- Хорошо, - тихо сказала она.

- Хочешь кофе? – предложил  Лоренцо. – Гильем принес мне, но я еще не пил. Хочешь, пока горячий? И булочки… тоже горячие, вкусные. Иди, садись.

Он пододвинул ей второй стул, сам чуть подвинулся к другому краю стола, собрал и сложил стопкой свои бумаги. Поставил ей ближе чашку кофе и булочки.

Запах умопомрачительный, Мэй только сейчас поняла, как сильно хочет есть.

- А ты? – она спросила совсем не потому, что думала о нем, а просто выгадать время…

- Я выпил три чашки за ночь, - сказал он. – Думаю, мне хватит. Иди… Ты любишь кофе? Пила когда-нибудь?

Мэй невольно улыбнулась. Но ведь да, Джийнар не Илой, кофе там редкость…

Мама любила с молоком и корицей, а отец вот так же – черный, и вот так же, когда Мэй заходила к нему по утрам…

Нельзя думать об этом сейчас.

- Иди, попробуй, - позвал Лоренцо, расценив по-своему. – Если тебе не понравится, я попрошу принести чая или молока, как захочешь.

- Я люблю кофе, - сказала она.

- Да? – он, кажется, чуть удивился. – Хорошо. А варить его умеешь?

- Варить? – Мэй растерялась. И Лоренцо весело улыбнулся ей.

Варить кофе она не умела.

- Не волнуйся, я тоже не умею, - сказал Лоренцо. – Но Гильем готовит кофе просто отлично. Попробуй. А потом… тут рядом речка. Обычно, если есть где, я хожу купаться по утрам. Ты не хочешь? Я дам мыло и полотенце.

Полжизни бы сейчас отдала, чтобы помыться! Даже больше, чем за чашку кофе с булочками.

- Да, – тут Мэй не сомневалась.

- Отлично. Тогда можешь немого перекусить, потом на речку, а потом позавтракать нормально, и в дорогу.

Кофе…

Мэй вылезла из-под одеяла, и тут же… Только теперь внезапно поняла, что рубашка коротковата, едва-едва прикрывает ее… и голые ноги… Глянула на Лоренцо. Нет, он совершенно спокойно смотрел на нее, ей в глаза, а вовсе… Смутилась. Стащила со своей постели простыню и завязала на талии как юбку. И только тогда села за стол.

Потянулась за чашкой… Ногти у нее черные, такие страшные… и руки.

- Хочешь орешки в сахаре? – предложил Лоренцо, пододвинул ей мисочку.

 

* * *

 

- Держись ближе ко мне, - велел Лоренцо. – Пока мы идем по лагерю, не пытайся делать и шага в сторону, иначе, это может быть расценено неверно. Вон, видишь, за нами идет охрана Гильдии. С автоматами. Ты видела когда-нибудь такое оружие?

- Видела, - сказала Мэй, сердце сжималось.

Что могут мечи и луки Джийнара против автоматов? Впрочем, в Илое такого оружия тоже нет, только у Гильдии. Но Гильдия не ведет войн и ни в чьи дела не вмешивается. По крайней мере - формально. И все же, Илой всегда мог договориться с Гильдией, а вот Джийнар – нет.

И сейчас Мэй отлично понимала, что если она побежит - они будут стрелять. Одно неверное движение, и все. Это легкая смерть. Но стоит ли того?

Лоренцо чуть-чуть пропускал ее вперед, словно пытаясь прикрыть от автоматчиков, идущих сзади. Или это уже фантазии?

 

Небо ясное-ясное, розовое на востоке, солнце встает. Еще туман вдали.

Речка небольшая, но для того, чтобы помыться – хватит.

Холодная. И все же, это лучше, чем ничего.

- Конечно, можно было попросить Гильема натаскать воды, погреть, и мыться в палатке, - сказал Лоренцо, - но, если тепло, мне нравится так. Скоро добреемся домой, и там будет горячая вода постоянно.

Домой…

Сможет ли она когда-нибудь вернуться?

Дин ищет ее, она спрашивала у ветра. Дин знает, что она жива и ищет! Обязательно найдет. Сейчас у него хватает других дел, но он не бросит.

По-прежнему уже никогда не будет.

- Когда искупаешься, надень вот это, - сказал Лоренцо, положил рядом на траву. – Одежда мужская и не новая, но чистая. Так, в дороге, тебе будет удобнее.

Мэй кивнула.

Раздеваться?

Лоренцо сам сел на траву, принялся было расшнуровывать ботинки. Потом глянул на Мэй.

- Давай сделаем так, - сказал он, - если ты пообещаешь не пытаться сбежать во время купания, то можешь спокойно идти одна, я останусь на берегу, не буду тебе мешать. Гильдейцы следят все равно.



Екатерина Бакулина

Отредактировано: 01.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться