Слуга тьмы

Размер шрифта: - +

14

— У тебя есть цветы ели? И немного черной собачьей шерсти.

Сушеные цветы ели душистые, фиолетовые, собранные до того, как они стали бы шишками, у Найданы нашлись, а вот насчет собачьей шерсти… Найдана задумчиво надула щеки и медленно с шумом выдохнула: пффф... Единственный пес, который сейчас приходил на ум, это пес Жировита, которого Найдана уже прозвала про себя Брехуном. В деревне были и другие собаки. Вон, у Дакши была старая беззубая собака. Найдана ни разу не слышала, чтоб та лаяла. Говорят, раньше собака повсюду ходила за Дакшей, а последние пару лет даже на это у нее сил не стало, она все лежала возле избы, изредка поднимая голову и вяло постукивая хвостом об землю, когда кто-то подходил. А то и головы не подымала, просто глазом поведет, хвостом два раза стукнет, дескать, увидела я тебя, узнала, проходи. Но его собака была белой… Было еще несколько собак, мирных настолько, что позволяли ребятишкам кататься на себе. У тех были рыжие и черные пятна, из черного пятна можно было раздобыть черной шерсти. Но по темноте и самих собак-то не сыщешь, что уж искать какие-то пятна на них.

— Раздобуду! — кивнула Найдана и выскочила из избы.

Едва она показалась в проходе, как из темноты на нее тут же рванул соседский пес и принялся лаять, хрипя и захлебываясь своей злобой.

— Тьфу на тебя! — спокойно ответила Найдана на его порыв, зная, что веревка все равно не позволит ему дотянуться до нее. Но что же делать? Нужно было как-то раздобыть шерсти с этой псины. Хорошо, все-таки, что уже стемнело и на улице никого.

Найдана сделала осторожный шаг в сторону пса. Тот совсем рассвирепел от такой наглости и с новой силой бросился на нее, давясь на веревке, врезавшейся ему в шею. Шаг, еще шаг.

— Не ругайся ты так, я же не сделаю тебе ничего плохого, — уговаривала пса Найдана, подходя все ближе. — И чего ты такой злой-то? Будто людей никогда прежде не видел…

Как же взять его шерсть? Голой рукой? Так стоит только протянуть, как он тут же оттяпает ее по самый локоть. А то и по плечо – такими-то зубищами. Не сводя взгляда с желтых светящихся глаз пса, Найдана осторожно подняла руку с раскрытой ладонью, чтоб показать, что у нее нет палки, что она не хочет его бить, что она пришла с миром. Пес злобно скалился и угрожающе рычал, несколько обескураженный тем, что жертва сама идет ему в пасть. Еще шаг. Пес отступил и замер в замешательстве. Что задумала эта девчонка? Разве не должна она бежать без оглядки, едва завидев его? Или, может, это ему стоит ее опасаться?

— Вот и ладно… — прошептала Найдана, быстро соображая, как бы раздобыть шерсть. Неужели ей придется прикоснуться к нему? Что же она не подумала об этом сразу и не захватила чесало? Ведь даже со смирной собаки чесалом шерсть взять гораздо удобнее. Но теперь уже поздно сожалеть. Да и вряд ли пес позволил бы ей подойти близко с этакой штуковиной. Вон, он, кажись, успокоился. Может, дастся в руки…

Стоило только Найдане об этом подумать, как пес тут же бросился на нее. Те несколько шагов, на которые он отступил прежде, теперь дали ему свободу для прыжка. Вмиг он сбил с ног Найдану, оказавшуюся на его территории. Она в ужасе закрылась от него руками, а пес, рыча и припадая на передние лапы, стоял над ней, готовый в любое мгновение вцепиться в ее шею. Но он медлил. Вдруг Найдана почувствовала, как что-то мокрое и холодное ткнулось в ее раскрытую ладонь. Она чуть отвела руку от лица и судорожно сглотнула, хотя в горле в одно мгновение пересохло: прямо перед ее глазами нависала зубастая морда пса. Он обнюхивал лицо и руки Найданы, выдыхая с сердитым рыком. «Конец», — пронеслось в голове Найданы. Пес был так близко, что Найдана чувствовала его дыхание. Но пес не пытался ее укусить, он лишь обнюхивал ее, отфыркивая незнакомые запахи. Осмелев, Найдана робко коснулась пальцами его лба и тут же отдернула руку. Пес нервно дернул верхней губой, обнажая острые клыки, но не зарычал, предупреждая о своем недовольстве, и Найдана, помедлив, уже увереннее протянула руку. Глядя ему прямо в желтые глаза она осторожно прикоснулась к его лбу, легонько провела ладонью между ушей, еще и еще. Рукав рубахи задрался и сейчас ее тонкое запястье, где билась голубая жилка, было так близко возле его пасти. Покажется что-то псу не по нраву, и он в одно мгновение на раз перекусит девичью руку. Но пес, как зачарованный стоял, послушно опустив голову. Не понимая, что так повлияло на пса, но боясь упустить момент, Найдана неспеша привстала и провела рукой по холке зверя, зарываясь пальцами в густую шерсть, как гребнем.

— Вот и ладно… Не серчай, Брехун, я тут кое-что у тебя возьму, — прошептала она, и быстро отскочила в сторону, не дожидаясь, когда он придет в себя и снова набросится на нее.



Надежда Чубарова

Отредактировано: 30.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться