Слуга Вампира

Размер шрифта: - +

Глава 20: Удар

  Кристиан

  Миледи вообще многое понимала и замечала, хотя было полное впечатление, что её ничего не интересует. Она могла отрешенно стоять около окна, а на следующий день решить вопрос, о котором собственно, ей никто и не говорил.

  Каким-то образом она узнала, что местный кузнец влюбился в Селесту, но его семья была против странной девчонки, да еще и с привеском. Парню некуда было деваться из родительского гнезда и он мучился от своей любви. Он не мог сделать Селесту своей, но и другие ему были не милы. По словам Грумеля, молодой парень отвадил всех невест в селении. Что госпожа сказала, придя однажды в дом к кузнецу никто не знал. Но после ее визита отец парня стал совсем седой, а мать кузнеца стала чуть ли не молиться на Селесту.

  На этом Марика не остановилась, отдав в приданное девушке добротный дом с хорошим куском земли, в этой же деревушке. Вскоре, молодожены построили там новую кузню, а старую унаследовал младший брат. Молодой кузнец изрядно побаивался нашей графини, но препятствовать приглашению на свадьбу не стал.

  Нужно было видеть глаза гостей, когда появилась миледи. Тогда я впервые видел её в платье. Привлекательная, было слишком слабым определением, она была невероятно красива. К сожалению, её вид никого смягчил и всё веселье само собой утихло. С непроницаемым лицом Марика спокойно поздравила молодых и села за стол. То ли от страха, то ли от паники, но перед госпожой поставили тарелку с приготовленным мясом и чашу вина. Мне понадобилась вся выдержка, чтобы не измениться в лице, когда она взяла вилку, наколола кусок мяса и спокойно положила его в рот. Вино тоже подверглось дегустации и в конце своеобразной трапезы, аккуратно промокнув губы Марика поблагодарила за еду. Тот, кто подавал мясо и вино, грохнулся в обморок рядом со стулом миледи. Мы пробыли на празднике всего полчаса после этого, и благополучно откланялись. Я чувствовал, что Марике было весело.

  Еще более удивительным стало приглашение на крестины. Селеста родила двух мальчиков своему мужу. В этот раз я поражался жрецу местного храма, вдруг поверившего, что он может убивать вампиров. Когда мы с Марикой появились на рассвете, в момент крещения младенцев, её облили святой водой, что вызвало у меня не контролируемую злость. Но как и подобает слуге графини, я невозмутимо подошел к жрецу, забрал пустое ведро и тихо, но внятно начал пояснять что с ней так обращаться нельзя. При этом в особо интересные моменты моей речи жрец тихонько взвизгивал. Инцидент был исчерпан, но жрец до сих пор шарахается от меня, когда видит. Хорошо, что это происходит довольно редко.

  Я не уходил далеко от замка своей госпожи, но и этого хватило, чтобы понять: в окрестностях боятся вампиров в пределах разумного и весьма неплохо уживаются. Кровососов признавали как неизбежное зло, вроде смертельной болезни или дикого свирепого животного, от которого не уйти. Это примирило меня с действительностью и с тем, что Грегори остался жив. Я даже пытался успокоиться и вообще забыть о существовании других вампиров, но видимо у Богов были другие планы на мою жизнь!

  В тот день, Ким не пришёл на ужин и я решил прогуляться к его норе, как он сам называл сараюшку из веток, что служила оборотню домом. Вдыхая ароматы леса, я шагал по волчьей тропе, даже не предполагая, что в этой части леса могут быть гости. От внезапного удара отлетел шагов на десять и врезался в небольшую сосенку.

  Дыхание вышибло и несколько страшных секунд, мне казалось, что я не смогу вдохнуть и задохнусь без кислорода. Скребя пальцами по хвойным иголкам и земле, мне удалось сделать маленький вдох. Потом больше и больше, пока легкие не наполнились полностью. А затем пришла боль, она вгрызалась в слабое тело, с наслаждением охватывая всё больше участков.

  Смех я услышал намного позже, заливистый и весёлый, так мог смеяться поистине счастливый человек. Или вампир, который получал удовольствие от страданий человечка. Глаза заливала кровь, но я смог рассмотреть невысокого мужчину, скорее даже мальчишку. В костюме, с небрежно распахнутой рубашкой, он неестественно смотрелся посреди лесных сумерек. Белесые волосы были забраны в короткий хвостик и торчали в разные стороны как метелка, придавая мальчишечьему лицу нелепый вид.

  Я никак не мог сообразить, что делать, полностью дезориентированный происходящим, когда из-за деревьев вышли ещё двое. Ненависть вспыхнула во мне с небывалой силой, одного из вампиров я хорошо знал. Один из приспешников Грегори, он тоже любил порезвиться с молодыми человеческими девушками. И резвился он так, что девушки сами просили убить их. Себастьян исчез незадолго до момента, когда появилась моя госпожа с приказом от князя.

  - Максим, что происходит? - раздался голос незнакомого вампира.

  Он чем-то неуловимо был похож на мальчишку, напавшего на меня. Или мальчишка был похож на него. Белые волосы были собраны в хвост, намного длиннее, чем у парня по имени Максим. Глаза миндалевидной формы, будто подсвеченные невиданным огнём, сияли бордовым цветом. Нос с легкой горбинкой не портил лицо, а словно подчеркивал аристократичность породы мужчины. Высокие скулы придавали ему хищное выражение лица, а тонкие поджатые губы усиливали этот эффект.

  Я пытался подняться, с трудом преодолевая сопротивление тяжелого тела. Смерть я хотел встретить достойно. Отчего-то сомнений не возникало, проходя мимо, ЭТИ, просто прихлопнут, как насекомое. Не потому, что я мешал или они хотят есть, нет. Ради смеха. Вот такого заливистого смеха, который никак не мог унять Максим.



Любовь Ларина

Отредактировано: 07.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться