Слуга Вампира

Размер шрифта: - +

Глава 25: Ученик

  Кристиан

  Рано утром меня разбудила сильная боль в шее. От испуга и паники я мог только бестолково размахивать руками, пытаясь вырваться. Когда взгляд прояснился, а от шеи оторвался жадный рот, я в шоке уставился на миледи. Она же, преспокойно достала белоснежный платок и вытерла губы. Легкий наклон головы и я понимаю, что мне велено идти следом.

  Марика была на краю сада, когда я выбежал из замка, полностью одетым. Буквально через пять минут хода понял, куда мы держим путь. Стало даже интересно, что мы будем делать на той самой деляне, которую я расчищал вместе с деревенскими мужиками. Растерянность от произошедшего в комнате потихоньку стиралась, или может голова решила повременить с анализом ситуации, но я предпочел оставить эти мысли на потом.

  Через час мы были на месте. Госпожа внимательно осмотрела место, кивнула чему-то и повернулась ко мне.

  - Вампиры, - начала она говорить, при этом внимательно глядя на меня. - Сильнее и быстрее обычного человека. Они менее уязвимы для физических ударов, но это не значит, что их нельзя ранить.

  Я совершенно растерялся от услышанного, абсолютно не понимая к чему Марика всё это говорит. А госпожа продолжила читать лекцию, стоя посреди новой поляны в середине леса, будто учила ребёнка прописным истинам.

  - Вампиры хищники. И действуют, атакуют и даже лишают жизни лишь согласно инстинктам. Может показаться, что вампир играет или издевается, но почуяв кровь – они теряют разум, как звери. Если вампир хочет убить...

  Мгновение и я задыхаюсь от захвата шеи, пытаясь оторвать руки графини от своего горла. Она отпустила и поправила манжет, пока я, стоя на коленях, пытался отдышаться и одновременно не выпускать её из виду. Страха не было, я уже понял, что это обучение. Другое дело, что я совершенно не понимал для чего оно. Мы нормально сосуществовали все эти двенадцать лет, зачем сейчас? Или это внезапная учеба и её странное поведение связано с посещением князя и нападением на меня?!

  - ...он убивает. - Закончила она, когда увидела, что я отдышался.

  - Никакой жалости, сострадания или сочувствия у молодых вампиров нет. Лишь те, кто прожил более века, могут похвастаться такими эмоциями. Но и они учатся этому, приобретают искусственно. Глупо просить пощады, еще глупее пытаться убежать. Если не можешь дать отпор, лучше стоять смирно и молить своих Богов о лёгкой и быстрой смерти.

  - А если я не хочу умирать? Если не хочу молить? - прохрипел я и Марика чуть улыбнулась.

  - Если вампир голоден, то метит в главные артерии. - Продолжила госпожа, словно не слышала моих вопросов.

  - Здесь, самое лёгкое место, - она коснулась шеи, куда всегда кусала.

  - Здесь, если шея не доступна, - её рука скользнула по рубашке на ключицу.

  - Здесь, - женщина прислонила ладонь к груди, в место где чувствовались ритмичные удары. Её голос стал чуть ниже, с едва слышными, вибрирующими нотками. - Можно напиться вволю.

  - Здесь. И здесь, - одной рукой она коснулась запястья, а другой провела по бедру. - Если появилось желание развлечься.

  - Развлечься? - переспросил я, отчего-то чувствуя злость.

  Она огнём поднималась по телу, закрывая глаза алой пеленой. Марика улыбнулась.

  В течение пяти минут из меня вышла вся злость, вернее её вышибли. А в следующие несколько часов я только мог радоваться тому, что убрал остатки веток и сучков. Испробовав всем телом ровность земли, трудно этому не радоваться. Миледи метила в те места, которые назвала. Я не успевал за её движениями, только чувствовал лёгкие уколы, а потом летел через всю поляну на несколько минут отдыхать. Остаться на земле совсем мне не позволяла гордость, и я вставал. Вставал, едва успевая переводить дыхание, и снова поднимался в полёт.

  Обидно было то, что госпожа будто и не напряглась. Её наряд был безукоризненно чист, и ни единой смятой складочки не украшало его.

  Когда конечности уже дрожали и не хотели собираться в кучку, я вдруг остался один. Она ушла молча, по своему обыкновению. С трудом встав на ноги я "дополз" (по другому язык не поворачивается назвать моё шествие по лесу) до замка. Отмокал в купальне часа два. А потом столько же ел, пытаясь справиться с ложкой дрожащими руками.

  На следующее утро всё повторилось. Резкая боль в шее и я выпрыгнул из царства сна. Мне уже не нужно было приглашение, молча оделся и направился за миледи.

  - Когда вампир защищает свою жизнь, он в первую очередь нападает. Инстинкт требует убежать, скрыться, но самоуверенность и опьянение от своих сил затмевают разум, заставляет игнорировать инстинкт. И когда вампир нападает, он метит в самые слабые места чтобы убить сразу. - Рассказывала миледи, сцепив за спиной руки и при этом глядя в лесную чащу поверх моего плеча.

  - Горло, сердце, живот. - Спокойно перечислила она, подходя ко мне. - Здесь мягкие ткани, не способные противостоять сильному удару. Поэтому, - Марика внезапно пристально посмотрела мне в глаза, - эти места нужно защищать.

  Пожалуй, за эти два дня, графиня сказала больше слов, чем за все года, которые мы прожили под одной крышей. Занятия были каждый день, без отдыха и поблажек. А разговоров и объяснений наоборот больше не было.



Любовь Ларина

Отредактировано: 07.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться