Слушай зов своего сердца

Размер шрифта: - +

Глава 3

Эва Эскобар

Проснувшись, я чувствовала себя просто восхитительно. Уютная тёплая кровать крепко держала меня в своих жарких мускулистых объятьях.

– Разве у одеяла есть мускулы? – первое, что пришло мне на ум, но долго такие мысли не задержались, – чего это я? Конечно у одеяла есть мускулы и руки! – развернувшись в кольце рук одеяла, просунула ногу между ног одеяла и прижалась к нему ещё плотнее, обняв торс. – Чего это одеяло так прерывисто дышит? А, не важно! – подумала про себя и попыталась уснуть. Сделать мне этого не дали. Рука моего одеяла провела по обнажённой коже ноги и, нигде не останавливаясь, пошла дальше, проведя по изгибу спины до подбородка, после чего заставило вновь запрокинуть голову, которую я, только недавно, удобно устроила. Открывать глаза я наотрез отказалась, поэтому решила выяснить простую истину.

– Одеяло, какого лешего тебе надо с утра пораньше? – Поинтересовалась голосом с небольшой хрипотцой спросонья.

– Что бы ты, родная, проснулась и прекратила меня нагло соблазнять! – Ответило одеяло голосом Серхио, сильнее сжав подбородок.

– Одеяло, отвянь и дай ещё немного понежится в тебе, – не будь жадиной!

– Если ты сейчас не встанешь, то мне придётся тебя наказать!

– Одеяло, ты не можешь никого наказать, – ты же одеяло!

– Ещё как может и возбуждённое одеяло с удовольствием исполнит наказание прямо сейчас, если ты не встанешь.

– Я тебя умоляю, что ты можешь сделать? Ты же О Д Е Я Л О! – вот глупенький, ещё и с хозяйкой спорит – надо исправлять. Твёрдо решив, что проснувшись, поставлю все точки над «и» в наших с ним отношениях, снова принялась спать, но видимо мой последний аргумент стал добивающим, потому как, навалившись на маленькую меня, одеяло зло впилось в мои губы с требовательным поцелуем, больно укусив за нижнюю губу.

Ну не отказывать же мне одеялу! Когда ещё я буду с ним целоваться? Знаете, если крыша едет, то пользуйтесь этим – живём всего один раз. Этим утром она у меня, видимо, съехала капитально, потому что одеяло, чертовски хорошо целовалось.

Запустив пятюню в густые длинные волосы одеяла, с таким же запалом, как и у него, ответила на поцелуй, укусив верхнюю губу. Поцелуй получился с кровью, а несколько минут спустя у одеяла раздался утробный рык, после которого поцелуй стал страстно-требовательным, жадным. Казалось, что одеяло совсем оголодало по женскому телу. Мускулистые руки крепко обняли мою талию одной, а вторая разместилась на затылке, заставив немного запрокинуть голову.

– Бедолага! – только и успела подумать.

После очередного укуса, я издала глухой стон и, наконец-то, соизволила открыть глаза. На меня смотрели серые глаза лисьей формы с узким вертикальным зрачком, форму которого, выделала святящаяся серебристая радужка. Во взгляде читалось возбуждение и голод. Медленно разорвав поцелуй, убрала руки с шеи Серхио, переложив их на ключицу. Сглотнув, решила, что лучший способ разрядить неловкую ситуацию – завести разговор.

– Эм, Серхио, а…а почему вместе спали? – осипшим голосом после поцелуя, решила поинтересоваться. Его молчание затянулись, а взгляд метался с губ на глаза и обратно, но вскоре он мягко ответил грубым, но глубоким охрипшим голосом.

– Ты меня вчера не отпустила...

Такого ответа я совершенно не ожидала, да и мало того, что не ожидала, так ещё и не могла вспомнить события вчерашнего вечера. Последнее, что я помнила -  стыд после крепких объятий Серха. Запаниковав, решилась разузнать подробности. В этой ситуации определённо надо разобраться.

– А, эм, ты не мог бы, по подробнее рассказать?

– А что тут рассказывать? У тебя оказалась железная хватка, малышка. В итоге, мне пришлось спать вместе с тобой, а утром ты решила повредничать. Вот последствия! – хищно улыбнувшись, продолжил, – ну, что, ты запомнила, что «одеяло» может наказывать, или мне повторить процедуру, что бы лучше усвоилась? – спросил, немного подавшись вперёд, оскалив губы в улыбке и чуть сузив глаза. Сейчас он больше походил на похотливого лиса, как бы странно не звучало это выражение.

Нервно хихикнув и дёрнув одним глазам, попыталась выползти из тяжёлого тела Серха, но все мои попытки провалились с треском – я не сдвинулась даже на миллиметр, а после мой взгляд упал на валявшуюся, на полу одежду. Сглотнув, шумно набрала воздуха в лёгкие и медленно опустила голову вниз. На моей голой груди, лежала обнажённая грудь парня. Дальше посмотреть я не решилась, и, жадно хватая воздух, попыталась себя успокоить, спросив осипшим голосом:

– Серх, а мы…ну… – договорить я просто не смогла. К горлу подступил ком, из–за которого я учащённо задышала. Со страхом посмотрев на безэмоцианального некроманта, ждала реакции, а тот, усмехнувшись, лишь хитро прищурился.

– А ты бы хотела? Поцелуй–то тебе понравился! – издевательским тоном спросило моё «одеяло», в глазах которого плясали смешинки. Ему–то было смешно, а вот я начинала закипать.

– Нет. Серх, ответь…! – притворно – по–доброму, спросила шутника.

– Какая реакция, однако. Не волнуйся – у нас ничего не было, кроме поцелуя, на который ты сама меня подтолкнула! – Подмигнув глазом с уже нормальным зрачком, слез с меня. Только сейчас я заметила спустившиеся лямки телесного цвета майки и со спокойствием выдохнула. На бёдрах красовались ажурные трусики в тон майке, а на Серхе были свободного покроя штаны. Повторно выдохнув, пошлёпала к шкафу, совершенно не беспокоясь о внешнем виде. А если точнее, то я прикладывала просто неимоверные усилия, что бы даже вида смущения не показать.



Ольга Шлыкова (Дугина)

Отредактировано: 10.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться