Служанка одиночества

Размер шрифта: - +

Глава 2

 Мои пальцы стукают по клавишам старой клавиатуры. Через модем, который еле тянет, подключаюсь к интернету. Я сижу за пузатым монитором с кинескопом всего лишь двадцать минут, но мои глаза уже устали. Беру массивную мышку в руку и навожу курсором на сайт, находящийся в закрепе висящих вкладок. На сайте с объявлениями я ищу старые пылесосы. Я планирую купить их до конца недели, а в конце месяца продать через другой сайт.

- Так, этот, этот и этот! – говорю я сама себе, оценивая будущий шопинг. Потом мои глаза слезятся, думаю сосуды уже лопнули с непривычки. Оно и понятно, ведь в больнице я не работала. Я глубоко вздохнула, вспомнив о денечках, когда валялась на жестком матраце, ожидая вызова в ординаторскую, где сидел Михаил. Я ругаю себя за то, что не спросила Кирилла ничего о его брате. Мои глаза щиплет – или от подступающих слёз, или от работы за компьютером. Я зажмуриваюсь, быстро моргаю и перевожу взгляд на часы внизу экрана.

 «Господи, я опаздываю!» - проносится в голове. Через пятнадцать минут я должна стоять напротив ресторана быстрого питания, переодетая в чебурек. Только, чтобы добраться до фастфуда «Душа Востока» нужно хотя бы четверть часа. Не церемонясь, я нажимаю блок на переходнике пальцем ноги и выдергиваю вилку из розетки.

 На свое удивление опоздала я незначительно на пару минут. Покрасневшая и едва дыша, я забежала в кафе и столкнулась с Геворгом, хозяином заведения.

- Опаздываешь, девочка, - Геворг цокнул языком и нахмурил косматые брови.

 Когда я позвонила хозяину и сказала, что попала в больницу с аппендицитом и не выйду на работу, он сказал в трубку пару слов на своём языке. Думаю, он ругался. А потом пригрозил увольнением, если не приду. А я сказала, что возможно, это никакой не аппендицит, а отравление после его шаверм с майонезом, у которого истек срок годности. Вдобавок я пригрозила санэпидемстанцией. Тогда он размягчился и сообщил, что ждёт меня после выписки. И вот в первый день после больничного, а я опоздала.

- Ещё один опоздание, и я из тебя такой люля-кебаб сделаю!

 Я знала, что он не шутит. Хотя Геворг никогда бы меня не уволил, на такую унизительную работу за копейки соглашаются немногие. Например, до меня на эту «вакансию» не могли найти человека два месяца. Зато я точно знала, что еще одна моя ошибка, и меня нагрузят мыть посуду или драить полы бесплатно. А того гляди, хозяин запретит забирать просрочку домой и доедать нетронутые посетителями блюда. Снова. Такое наказание я получила за своё прошлое опоздание. И оно длилось пару недель.

 На самом деле еда мне достается в последнюю очередь после поваров из кухни и обслуживающего персонала. Повара не в восторге, да они в принципе никого не любят. Но команда из официантов хорошо ко мне относится и позволяет участвовать в дележке. Чаевых, разумеется мне не достается, а вот из еды они оставляют мне заветренные нарезки или едва надкушенные пироги.

 Что касается хозяина, то Геворг – армянин турецкого происхождения, так он про себя говорит. Ему за пятьдесят, а его майка на круглом животе постоянно мокрая – или от пота или от жирных блюд, которые брызжут маслом при готовке. Строго говоря, ресторан быстрого питания для подобного места слишком возвышающее название.

 В подсобке я быстро переодеваюсь в душный костюм, напротив моего лица сетка. Я пробила в ней дырку для рта, иначе дышать было бы невозможно. Геворг и тогда на меня ругался, но я сказала, что сделала это из-за заботы о его бизнесе.

- Каким это образом? – справедливо возникнул он.

- Представьте, если я упаду в обморок. Костюм испачкается, флаеры улетят из моих рук. Ваш рабочий Ирэн-чебурэн будет не в трудоспособном состоянии, и в мою смену количество гостей у вас уменьшится.

 Я улыбнулась, вспомнив этот разговор и захватив стопку рекламных листовок, побежала на улицу.

 В майские дни солнце находилось в зените бесконечно долго. В моем чебуречном маскараде знойная погода ощущалась особенно отчетливо. Я с улыбкой на лице ходила по улицам и протягивала флаеры прохожим. Мужчина подошел ко мне, и я попыталась дать ему рекламу. Но он харкнул мне под ноги. От бессилия я вздохнула.

 «Мне нужны деньги» - напомнила я себе. В моих самых смелых мечтах, я работаю архитектором в известной компании. Её офис находился на пятом этаже здания как раз напротив забегаловки Геворга. Кроме того, чтобы быть ближе к мечте, я даже устроилась туда работать. Уборщицей. К сожалению, в саму фирму меня даже в штаб клининговой службы не взяли. Зато, проезжая в лифте по этажам, мимолетно я вижу заветное место. Когда двери кабины разъезжаются на ООО «Зодчий прочен», я стараюсь выглянуть из-за широких спин сотрудников и разглядеть происходящее. Порой у меня есть ровно пять секунд, а иногда просят придержать дверь и мои секунды созерцания растягиваются в вечность. В такие моменты я благодарю небеса. В фирме есть худосочная блондинка, которую я назвала про себя Ларисой. К сожалению, я не такая. У меня немного полноватая в бедрах фигура, а волосы темные. Лариса постоянно бегает и разносит кофе инженерам и проектировщикам. За первым столом сидит Сергей, у него за ухом постоянно находится острозаточенный карандаш. Рядом рыжеволосая Мария. У нее длинные пальцы, в которых зажата линейка. Разумеется, все эти имена я придумала. Единственный, непридуманный мной персонаж, это Стёпа. Стёпа – разносчик воды. Каждый день он меняет воду в кулерах, и мы встречаемся с ним в лифте. Но даже у него есть больше, чем у меня.

 На автомате я протягиваю флаер, а меня хватают за руку. Но я не пугаюсь и мои листовки не падают. Отчего-то прикосновение кажется мне теплым и знакомым.

- Я думал, мой брат приписал вам строгую диету. Никакого фастфуда, - слышу я голос Кирилла. Сегодня он в бежевых льняных брюках и светлой рубашке. На ней по-бунтарски расстёгнута верхняя пуговица.



Алекс Леон Солис

Отредактировано: 31.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться