Служанка одиночества

Размер шрифта: - +

Глава 10

 Кирилл направляется к Валерию Петровичу и протягивает ему руку. Затем Дима тоже неохотно отвечает на рукопожатие.

- Всё в порядке, Кирилл, садись, поужинай с нами, - старший Доверов указывает жестом куда можно присесть.

 Кирилл благодарит и отодвигает стул. Моё сердце бьётся как у загнанного зайца. Теперь Кирилл по правую руку от меня, и я чувствую себя чуть увереннее.

- Ирина, - Кирилл улыбается и пленяющим взглядом своих зелёных глаз и берёт мою руку в свою.

 Я молча киваю, а он слегка пожимает пальцы моей руки.

 Мне кажется, что все за столом наблюдают за нами.

- Я принёс, что вы просили, - Кирилл хлопнул папку, которую пронёс с собой, и она упала на стол. Обращался он явно к своему начальнику.

- Давай не за столом, - Доверов поморщился. – После ужина.

 Кирилл спрятал папку в кейс.

- Хорошо.

 Он обратил внимание, что на моей тарелке пусто. Кирилл чуть наклонился и шепнул какой вилкой пользоваться.

- Бери вторую от себя и не промахнёшься, - он прокашлялся и добавил снова едва слышно, - а та, над которой зависла твоя рука – для устриц.

 Я одарила его взглядом благодарности.

 Зачем мне дали вилку для устриц, если устриц нет?

 Я оглядела стол на предмет морепродуктов, но не обнаружила ничего похожего на моллюсков. Зато я увидела, что ни у кого не имелось такой вилки. Кроме меня. Я взяла её в руки и стала рассматривать. Кто-то положил мне её по ошибке? И тут я вижу, как на меня смотрит пара коварных глаз.

 Таня сидела и не ела, она насытилась видом моей растерянности. Она ликовала, а улыбка расплылась и сделала её похожей на Чеширского кота.

 Она что специально подложила мне лишние приборы, чтобы я наверняка ошиблась? Ну и дела.

 

* * *

 Когда ужин завершился, Валерий Петрович и Кирилл встали из-за стола.

- Пойдем в мой кабинет, - сказал пожилой мужчина.

 Я ждала окончания, чтобы поговорить с Таней. Я хотела спросить: она ли подложила мне лишние столовые приборы? Только я встала, как столкнулась с Кириллом, который задвигал стул.

- Прости, - извинилась я, и мои глаза виновато забегали. Его руки нежно погладили меня по плечу.

- Всё хорошо, - улыбнулся он и направился к выходу, где его ждал Доверов-старший.

 Только я хотела направиться к Тане, как ледяной тон Димы разлетелся по столовой.

- А ты, - он пальцем указал на меня, а потом на гору грязной посуды за столом, - прибери здесь всё. И учти – уже вечер, я ненавижу гул посудомоечной посуды. Поэтому мой всё вручную.

 Это было унизительно. Я ужинала наравне с семьёй и Кириллом, как гостья. А теперь мне указали моё место.

 От стыда мои щеки вспыхнули. Но хуже всего то, что мне почему-то стало неловко перед Кириллом, который застал приказ моего начальника. Он на минуту остановился и опустил голову, но на меня не посмотрел. А затем пошёл дальше.

- Извини, но я ведь буду больше шуметь, если буду мыть вручную. Да и посудомойка у вас работает беззвучно, - попыталась я объяснить Диме и привести разумные доводы.

- Я сказал тебе, ты слышала? – Дима волчьим взглядом испепелил меня на месте.

- Да, - киваю я и смотрю на Таню. Всё это время она наблюдает за нами так, словно смотрит спектакль.

 «Ладно, спрошу её потом» - решила я и направляюсь мыть посуду.

 Таня медленно потягивается и со скрипом отодвигает стул. А потом звук разбитой посуды разлетается по дому.

- Ой. Я случайно, прости, - противная улыбка расползается по её красивому лицу.

 Я смотрю на Диму, потом на Таню. Маленький Влад, который молча следил за всем этим невинно хлопает глазами. Он единственный, кто здесь не понимает: тарелка разбита целенаправленно.

 

 Когда с посудой было покончено, уставшая, я направилась к себе на второй этаж. Для этого нужно миновать лестницу. Едва моя нога ступила на ступеньку, моё тело повисло на перилах. Я почувствовала всю моральную усталость последних дней. Да и сегодня я как белка в колесе всё вымывала и вычищала к Таниному приходу. В благодарность она добавила мне разбитую посуду и подсунула лишний столовый прибор.

 Я слышала, как раздаются мужские голоса в ночи: рядом с лестницей располагался кабинет Валерия Петровича. Похоже, они засиделись за работой. Я слышу мягкий голос Кирилла:

- Валерий Петрович, ещё раз спасибо, что приняли Ирину. И что хорошо к ней относитесь, тоже спасибо. – Он сделал здесь паузу. – По крайней мере вы, точно.

- Кирилл, не за что. Что касается моих внуков – ты знаешь, я их избаловал, вот они такие и выросли. Да и после той истории со служанкой – сам понимаешь.

 «Да что это за история со служанкой?» - не унималось моё любопытство. Я захотела сделать шаг назад, чтобы расслышать о чём ещё говорят в кабинете. Но вместо этого сделала пару шагов вперёд по лестнице: на меня сверху уставились огоньки голубых глаз. Готова поклясться, что горящий взгляд освещал не хуже лунного света в безоблачную ночь.

 Я последовала вперёд, перескакивая пару ступеней: но взгляд исчез. Их обладатель скрылся в коридорах второго этажа. Оглядываясь, я шла наощупь – почему-то все светильники оказались выключенными.

 «Может мне показалось? Все уже давно спят» - я списала всё на переутомление и зашла к себе в комнату. Ногой я закрыла дверь, она лениво не дотянулась пару сантиметров. Но ничего страшного, в коридоре темно, поэтому в комнату мне бить свет не будет. Мои руки извернулись, чтобы расстегнуть молнию платья. Скрип двери заставил моё сердце облиться кровью и прекратить попытки переодеться. Кто-то закрыл дверь до конца.



Алекс Леон Солис

Отредактировано: 31.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться