Служительница

Размер шрифта: - +

Глава 13

Мою взорванную квартиру ремонтировали неделю, а когда закончили и предложили снова в нее въехать, мы с Алусией посовещались и Деррик решил, что остаться в той квартире, что мы занимали сейчас лучший вариант. Именно так. Но я не спорила. Я и сама, признаться, всю неделю об этом думала. Мы хорошо прижились в вчетвером, Деррик почти не раздражал навязчивым присутствием. По-крайней мере, когда мы были дома.

Раздражение вызывало его безразличное выражение лица, когда он таскался за мной след в след. Интерес к чему-либо он вообще проявлял крайне редко, только если зайдет речь о моих будущих планах, тогда он начинал походить на живого человека, с ним можно было поговорить, в остальное время он напоминал скорее живую статую, чем живого человека.

Юнтон в эту неделю стал напоминать тень Деррика. Он не оставлял его ни на мгновение со мной наедине. Так мы и ходили втроем повсюду. Юнтон злился, мне было неудобно с таскающимися за мной двумя придурками, а Деррику было, по-моему, все равно.

К моему удивлению, начало нового года здесь не праздновали. Считали года, конечно, отмечали, что новы год настал, но не праздновали это событие, а Рождества тут и не было, как и христианства. Вместо единого Бога, здесь царствовал целый пантеон различных Божеств, не имеющих к Христу никакого отношения, поэтому и Рождества Христова здесь быть никак не могло.

На общем совете с Юнтоном и магистром Лайга мы решили отложить поход к храму Лэмира до весны. Все-таки, зима не то время года для дальних походов, тем более, когда далеко не в каждой деревне или городе можно остановиться на ночлег. Я согласилась. Идти по морозу, даже если на лошади, удовольствия мало.  Так что решено было зиму переждать и по весне отправится.

Учителю моему идея понравилась чрезвычайно. У него появилось время подготовить меня к выходу в большой мир так, как он считает нужным и мое обучение, наконец, перестало напоминать безумный план по сведению меня в могилу. Появилось больше занятий по магии и ритуалистике, расписание выровнялось.

Платье я все-таки продала. Уговорила своих надзирателей проводить меня к мастеру Вербейну за советом, как это лучше сделать. Он, вопреки моим ожиданиям, вовсе не обиделся моему желанию продать платье, что он мне пошил, наоборот, дал подробную рекомендацию в какой салон пойти, что бы не обманули. Сам он свои платья не выкупал по каким-то своим соображениями, я не стала вдаваться в подробности. Продала платье в салоне через улицу от салона мастера Вербейна за сто золотых. Не знаю, продешевила или нет, но для меня эти деньги были зарплатой за два года непрерывной работы, так что я была рада. Мне предложили одеться в этом же салоне, но я не стала. Не смотря на появившиеся деньги, такая дорогая одежда была мне не по карману. Я сходила к портному попроще и за несколько золотых пошила себе целый гардероб повседневной одежды. Конечно, она была не у лучших мастеров сшита, но зато крепкая и удобная. Я могла позволить себе и сумку для учебных конспектов и прочих бытовых мелочей, и нормальную, разнообразную обувь.

После того, как моя квартира взорвалась, половина студентов, что относились ко мне предвзято из-за моего отдельного ото всех студентов проживания, успокоились. Конечно, друзьями они мне не стали, но хоть шептаться за спиной стали намного меньше. И Хассия перестала меня замечать совсем. Ее строго наказали, ее отец, по словам Улоира, закатил крупный скандал дочери, теперь она старается вести себя образцово показательно, что бы спасти хоть немного свою уничтоженную этим происшествием репутацию. Ее брат ликовал, опять же по словам Улоира, рассказывал всем, кто хотел и не хотел слушать о том, что его сестра своими руками уничтожила свои шансы на удачное замужество. Кто ж теперь захочет жениться на почти убийце?

В начале зимы произошел крупный скандал межу Юнтоном и магистром Лайга. Мы, правда, знали о нем только из рассказа самого Юнтона, которого я растрясла на подробности, а так они ругались за закрытыми дверями. Как водится, слухи распространились, словно пожар. Все знали, что они поругались, но подробности не знал почти никто, поэтому эти подробности они просто придумали.

Причиной скандала случилась работа Юнтона в разведывательном отделе Сообщества. Конечно, официальное название наверняка другое, я вообще шпионской шарашкой их называла, но Юнтон обиделся и попросил перестать оскорблять место, где он половину своей жизни работал. Магистр Лайга категорически отказался поручать Юнтону какое-либо другое дело, кроме того, чем он сейчас занимался. То есть, мной и храмами Дарона. На самом деле, он и храмы Дарона теперь бы Юнтону и не доверил, но так получилось, что они напрямую связаны со мной, а доверить меня кому-то другому из Сообщества, значит потерять нашу с Юнтоном связь разумов. Да и доверие мое завоевывать пришлось бы тогда новому человеку не просто с нуля, а скорее из минуса.

Но Юнтон был совершенно не согласен сидеть всю зиму в Сообществе и ничего не делать, только за мной попятам ходить. Он хотел работать, так, как привык. Магистр говорил ему, что он должен притормозить немного, перестать появляться в каждом деле и светить своей нестареющей физиономией, или раскрывать свое полуэльфийское происхождение. Тогда он смог бы без проблем заниматься расследованиями магических дел и происшествий в Карноре, не боясь, что кто-то свяжет его молоденькое лицо с ушастыми. В общем, дальше завели разговор на больную для Юнтона тему его происхождения, и скандал не заставил себя ждать. После этого они почти месяц не разговаривали, только по суровой необходимости отчетов по моей охране.

Идти в храм Лэмира мы собрались только во второй половине марта, когда уже тепло было. Пошли только втроем, я, Юнтон и Деррик. Алусия очень хотела с нами, но с учебы ее никто не отпускал, так что ей пришлось остаться в Академии. А Улоир и не хотел с нами, на храмы Богов ему было наплевать с высокой колокольни. Он и в местные храмы не ходил, еще в какой-то через половину государства идти не собирался, так что, его оставили присматривать за Алусией. Что-то мне подсказывает, что даже если бы вдруг Алусию отпустили с нами в храм, Улоир бы в лепешку бы расшибся, но напросился с нами. Интересно он на нее поглядывал. Надо бы ее предостеречь, Улоир ведь не просто однокурсник, он наследник рода Коль, кто знает их аристократические порядки. Улоир, конечно, наш друг, но одно другому не мешает, как правило. Хотя, если все сложиться, я за них только рада буду.



Торфеева Нина

Отредактировано: 01.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться