Smebody was saying these words before you

Smebody was saying these words before you

Сейчас все неплохо - другая эпоха,

И древнего рода менялась природа,

Лишь вид небосвода столетиям не изменить!

(КиШ. Тёмный учитель)

      ─ Поняла тебя, ─ спокойный и негромкий голос прекрасной молодой девушки как-то особенно, почти торжественно, звучал в полутёмном коридоре. ─ Да, получила и посмотрела, молодцы.

      Наверное, кто-то на другом конце провода ответил намного более, чем в двух-трёх словах, заставив Бико замолчать минуты на три. Затем, уже чуть более раздражённо, она продолжила:

      ─ Ну, и что? Кто, собственно, такая эта Ако? Разве она умнее меня? Разве она лучше, чем я, разбирается в точных науках и технике?

      ─ Разве у неё такая же величавая осанка? ─ Произнёс, входя в комнату, старик Дайтокудзи.

      ─ Я перезвоню, ─ почти не изменив тона, разве только чуть в более быстром темпе, чем обычно проговорила девушка.

      ─ Ксо, ото-сан, ─ грубо, почти с вызовом, произнесла она, поднимаясь с кресла, ─ почему, скажи мне, когда у тебя важные переговоры, так все на цыпочках ходить должны, а как у меня, так Его Величество вечно лезет со всякой ерундой?

      ─ Во-первых, потому, что иного обращения и не заслуживает человек, так относящийся к собственному отцу. ─ Конечно, глава промышленной империи знал, что на деле всё не так, и его дочь в случае необходимости способна бросить все свои дела ради него. Но спускать с рук подобное хамство шестнадцатилетней девчонке человек, без доклада входящий к премьер-министру, не собирался. ─ А во-вторых, ты… ммм… скажем так, затронула тему, которую я мимо ушей пропустить не мог.

      ─ А в-третьих, ─ нарочно плохо подражая манере отца, парировала собеседница, ─ подслушивать нехорошо.

      ─ А в-четвёртых, ─ чуть улыбнулся тот, к кому она обращалась, ─ грубить старшим ещё хуже. Да и не подслушивал я, просто, скажем так, удачно проходил мимо, когда услышал твою вдохновенную речь. И, думаю, нам надо поговорить…

      ─ О чём? Что меня принёс аист, я знаю.

    ─ Не паясничай. Для начала ответь мне на один вопрос: я угадал следующую твою реплику в недавнем телефонном разговоре?

      ─ Ну, вроде того, я хотела сказать… про фигуру что-то, кажется, точно не помню. Только к чему это всё?

      ─ Если я просто вот так начну рассказывать, ты, вероятно, сочтёшь меня сумасшедшим. Для начала позволю себе заметить, что эти слова кое-кто уже говорил до тебя.

      ─ Правда? И кто же?

      ─ А вот это ты узнаешь, если согласишься немного пройтись со своим отцом.

 

      ─ И что, прямо, у всех эти… как вы там их назвали… повозки без лошадей-то?

    ─ Автомобили? ─ Альфред Каннинг, изо всех сил стараясь не улыбаться, посмотрел на своего спутника. ─ Нет, не у всех, но это не за горами.

      ─ А винтовки? ─ Урфин поправил тесьму на правом плече.

      ─ Тоже нет.

      ─ Но их много?

      ─ Как вам сказать… Есть люди, которые говорят, что слишком много, ну а другие ─ наоборот, что мало. Отвечу так: их достаточно для того, чтобы воевать, охотиться ради азарта и совершать преступления, а вот тем, кому необходимо защитить свою жизнь, хватает не всегда. Вы ведь ещё учтите, что в наших армиях не по двести, и даже не по несколько сот воинов, а куда как больше.

      ─ Даже больше, чем было в Волшебной стране, когда тут все друг с другом воевали?

    ─ Да одна только армия моей страны во много раз превосходит по численности все те вместе взятые, а государств в нашей части мира больше сотни…

      Бывший помощник ведьмы, столяр, огородник, полководец, дважды экс-правитель солидной части Волшебной страны и свергнутый языческий божок был поражён. Без сомнения, будь он по моложе, поспешил бы обвинить рассказчика во лжи. Однако, теперь, когда его и ранее весьма неординарный ум научился работать намного быстрее языка, Урфин Джус понял, что лгать у собеседника не было смысла. Фраза вроде «да ну, не может быть!» тоже больше подходила не слишком сдержанному юнцу. Так что, долгое время он молча шёл по отполированным множеством ног кирпичам, на которые постепенно наступала чёрная тень леса, задумчиво глядя на окрашенные заходящим солнцем в кроваво-красный цвет маленькие облачка…

 

     Ещё с минуту назад красившее лишь облака клонящееся к закату светило теперь залило багрянцем всё небо. Вечерний бриз заставил листву исполнять свою обычную песнь. Под этот аккомпанемент Бико с отцом, спустившись по склону изумрудно-зелёного холма, направились в старую часть сада. Говорили, что когда-то её дед купил этот участок, построив на нём небольшой, комнаты в четыре, дом, к которому лишь много позже присоединилось то, что теперь составляло основную часть поместья Дайтокудзи.



DOOMer10

Отредактировано: 15.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться