Смелая принцесса и холодный принц

Размер шрифта: - +

Часть 2. Дети любви(2)

Вылететь они решают следующей ночью: Сатор безоговорочно доверяет своей семье, но не их окружению, в котором, судя по присутствию здесь Нареи, завелись крысы. Дракон ударяет кулаком по стене, и прекрасное изображение дневного леса покрывается трещинами. Его раздражает всё: сама мысль о том, что им с Нареей придётся покинуть башню, необходимость объясняться перед её родителями, позже искать предателей империи, ждать того момента, когда его сокровище сможет свободно гулять с ним под руку и ничего не бояться.

Сатор запускает руку в волосы: такие сильные, острые эмоции, не связанные с полётом в холодной ночи, ему не свойственны. И он хотел бы пить их без остатка, имей он возможность любить Нарею и позабыть о мире. Он ведь всегда о нём забывал в угоду собственному чувству удовольствия! И теперь именно он, а не Торес, что был рождён править, впутался в чужие интриги.

Дракон выходит из спальни и замирает. Нарея так естественно смотрится в сокровищнице, что его посещает эгоистичная мысль не выпускать её. Это чарующее создание стоит у одного из его книжных шкафов, скользит пальчиками по древним фолиантам. Наконец, её рука замирает, она вытягивает толстый том и относит его к столу. А потом так внезапно поднимает на него глаза, что Сатор вздрагивает.

- Почитаешь со мной? – она любовно проводит рукой по книге. Сатора радует, что Нарея больше не опасается, не дрожит. Такая сильная и смелая.

- «История образования драконьих империй»? – читает он название, притягивая её к себе за талию. – Я думал, девушки не любят читать о войне.

Она прикрывает глаза, скрывая раздражение, но он его чувствует, и ему хочется как можно скорее заставить его исчезнуть.

- Я сужу по Клариче, - поясняет Сатор, и Нарея открывает глаза, смотрит на него так, словно сейчас слегка приподнимется на носочки и откусит ему нос. И ведь сумеет, если пожелает. – Это моя младшая сестра. Она говорит, что война – бессмысленное и глупое развлечение мужчин, думающих лишь о себе.

- И она не далека от истины, - кивает Нарея. Драконица пытается отстраниться и присесть на стул, но он не позволяет: сам садится, а её притягивает к себе на колени. Она легонько целует его в лоб, оставляя после себя пылающий след.

- Что именно ты хотела бы прочесть?

Девушка тянется к столу и берёт в руки книгу, в то время как он придерживает её за талию и старается думать о чтении, а не о том, как ему нравится её тело и ощущения, что ею пробуждаются.

- Прежде, чем образовались империи, наши народы делили одни и те же территории. Я подумала, что если… если узнать, кто и чем был недоволен тогда, то мы сможем понять, кто виновен в моём похищении.

Сатор вздыхает у неё за спиной и, убрав одну руку с талии, аккуратно забирает книгу и откладывает на стол. В следующее мгновение усаживает на него свою драгоценность, встаёт между ног и ласково касается пальцами щеки.

Она непонимающе смотрит на него, но ласку принимает с удовольствием. Не он один с ума сходит.

- Боюсь, ты не найдешь там того, что хочешь, Нарея, - его рука смещаются к её ушку, пропускает через пальцы драгоценные пряди. Другая незаметно перемещается на её бедро. – Я перечитывал это издание множество раз, но даже в нём не сохранилось почти никаких имён. Здесь упомянуты лишь первые императоры, но имена наших предков нам мало что дадут.

- Они явно не хотели, чтобы их запомнили! – зло выдыхает Нарея, спрыгивает со стола, вынуждая его отступить, отходит к стене. – Если даже в такой древности ничего нет, то…

Девушка бессильно сжимает и разжимает кулаки, крылья её носика трепещут. А потом она вдруг просто падает на пол, поражая его внезапно накатившей истерикой.

Сатор подскакивает с секундной заминкой. Она поднимает на него покрасневшие, мокрые глаза, обвивает руками шею, и принц чувствует, как его плечо горячат её слёзы. Ему никогда не доводилось никого утешать, но её… её так хочется… видеть её боль так невыносимо… Его руки касаются её спины. Поглаживают через ткань платья, касаются кончиков длинных волос.

- Это невыносимо, - выдыхает Нарея ему в шею, всхлипывая.

- Что? – глухо спрашивает он, не отрывая рук от её спины.

- Чувствовать себя добычей, - они так и сидят на полу, её ладони касаются его чуть ниже плеч, сжимают ткань рубашки. – Кто-то посмел похитить меня, вынудил скитаться в лесах, кто-то, близкий ко двору…

Она рычит, раздирает ткань его рубашки проступившими когтями. Режет и кожу, но его это не волнует. Сатор продолжает поглаживает Нарею. Прижимать к себе так крепко, как только может, чтобы не навредить ей.

- Я не люблю чувствовать себя беспомощной.

- Но у тебя есть помощь, Нарея, - прерывает её Сатор. – Я.

- Они посмели… Довести меня до того жалкого создания, что ты нашёл в лесу…

- Прекрасного, Нарея, - он осторожно дёргает её за несколько прядей. – Я увидел ту, что впервые заставила моё сердце затрепетать.

Она судорожно вздыхает, обхватывает его руками сильнее. Он всё же не удерживается и шипит. Девушка отстраняется, отползает от него немного назад. С ужасом глядит на окровавленные пальцы.

- Всё ещё считаешь себя беспомощной добычей?

Она трясёт головой, смотрит не него с жалостью. Сатору был бы противен подобный взгляд, если бы на него смотрел кто-то другой. Но на него так смотрит Нарея, и он позволяет ей погладить окровавленной рукой его щёку и оставить на губах свой горячий поцелуй.

Драконица обнимает его уже спокойно, и Сатор рад, что был в этот момент рядом с ней. Он рад, что сильная девочка проявила свою женскую слабость при нём, обнажила душу. Ещё крепче связала их вечными узами, которые он никому не позволит разрушить.



Александра Ибис

Отредактировано: 17.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться