Сменить мечту. История попаданки наоборот

Размер шрифта: - +

Часть 16.

             Из больницы нас выписали с Шоном-Димой одновременно. Лидия Ивановна, святая женщина, устроила все так, чтобы ребенку не пришлось возвращаться в этот его приют, даже вещички какие-то привезла. А потом долго благодарила Ирину Владимировну за помощь, в чем она заключалась, я не уловила, какие-то местные административные тонкости. Ирина потом сказала, что вот человек с большой буквы, за воспитанников радеет так, что даже на некоторые нарушения инструкций пойти не побоялась, лишь бы ребенку на пользу.

Опыт езды в карете не подготовил меня к комфорту автомобильного салона. Мы с Димой-Шоном устроились сзади. Ну не случалось мне еще сидеть так удобно и так странно. Восхитительно мягкий диванчик был непривычно низким, но благодаря крою местной одежды сидеть на нём очень приятно. Представляю, каково было бы забраться сюда в многослойном длинном туалете с жестким корсетом. Мы маленько вздрогнули, когда в лобовое стекло брызнуло и палочки-скребки удалили незначительные загрязнения.

– Ой, Лиза смотри, они качаются, – не сдержал удивления ребенок.

– Дим, переключайся на новый формат, я – тетя Ира, а Лиза – мама, и только мама. – Твердо потребовала наша благодетельница. Я поймала в зеркале веселый Иринкин взгляд и усмехнулась в ответ. На языке этого мира обращение тетя****** используется как к посторонней женщине старшего возраста, так и к сестре матери, мне нравилась эта мысль.

Ребенок неуверенно на меня смотрел, словно боялся, что я не соглашусь. Пришлось приобнять его и притянуть к себе и ободряюще кивнуть. Я согласна, еще как согласна. Непередаваемая нежность захлестнула душу, когда мою талию обвили его прозрачные руки. Столько в этом простом жесте было доверия и надежды, что под сомкнутыми веками закипели слезы.

А за стеклом мелькали пейзажи незнакомого города. Мы прилипли к окнам. Шон пытался смотреть разом во все стороны.

– Все еще увидите, город никуда не сбежит, – ответила подруга на просьбу ехать помедленнее, – медленнее лучше не надо, жарко.

Жить нам предстояло в многоэтажном доме, аж на четырнадцатом этаже. Через пару дней мы уже освоились с высотой и научились ею наслаждаться. Пить чай на застекленной веранде-балконе и смотреть в закат - это так здорово!

Лизина квартира мне нравилась, светлая, компактная, очень удобная. Не то что служебная крохотулька или бесконечные переходы дома Риштаров.

– Мелкий, иди смотри, – позвала подруга, как только мы вошли, – это твоя комната. Лиза готовилась забрать того Диму из детдома, – грусть в голосе заставила Шона быть сдержаннее, да куда там, глаза расширены, рот приоткрыт, на бледных щечках румянец. Не было ни кола, ни двора, а тут целая комната с удобной кроватью, столом и даже игрушками. И все для него, для Шона!

К таким интерьерам мы не привыкли, да и что сирота мог видеть в своей прошлой жизни, ему и сравнивать-то не с чем. Зато мне есть. Не скажу, что обстановка в квартире была не по вкусу, совсем нет, красиво и очень гармонично, но к подобной эстетике еще привыкать и привыкать. Все квадратично-округлое, гладко-плоское, ни резьбы и узорчатости, ни сложноцветности. Но по-своему красиво.

С гигиеной проблем не возникло, приспособления были похожими на больничные, только гораздо красивее. С Шоном, правда, случился казус, он не знал, что можно не только полежать в ванной, но и включить режим джакузи. Испугался, когда вода вдруг забурлила. Я б тоже испугалась на его месте, но в моей-то памяти информация о джакузи была, а в его, как оказалось - нет. Зато после экстремальных водных процедур, всем троим стало проще общаться. Смех сближает. Шон, испугавшийся вдруг вскипевшей пузырями воды, вообразил что-то несусветное и заорал, мы ворвались в ванную комнату, Ирина попыталась поймать мечущегося парня, которому никак не удавалось встать в скользкой ванне и, естественно, вымокла с ног до головы. За неуместный смех меня немедленно наказали, у Ирки это быстро. Теперь мокрой была и я. Парень успокоился, сообразил, что ничего страшного не происходит и начал мучительно стесняться своей наготы.

– Димка, не тушуйся, нам придется много времени проводить вместе, между своими всякое бывает, – наконец-то наша благодетельница хоть как-то обозначила намерения на ближайшее время, нам с Шоном такая перспектива казалась просто замечательной!

Кухня меня потрясла. И Ирина утверждает, что в этом мире нет магии?! Светильники включались по щелчку, выключались так же. Плита выглядела, как привычный нагревательный артефакт, только стеклянно-блестящий и руны другие. Про холодильный ларь, который выглядел как шкаф, я, вообще, молчу. Никому из наших магов не пришло бы в голову сделать в таком ларе освещение. А уж удобство внутреннего устройства этого агрегата заставило меня чувствовать себя едва ли не деревенщиной. Знакомится с продуктами, лежащими в холодильнике, начали с ходу.

Тут возникла еще одна проблема – глобальная, я не умела готовить. Совсем. Максимум, на что я была способна на родине – это заварить травяной чай. Даже самостоятельная жизнь в отдельной квартире не сподвигла меня к приобретению этих навыков. Гораздо интересней было разбирать руны. Но теперь-то нас двое!

Лизаветина подруга была потрясающе последовательна в своем стремлении устроить нашу жизнь в новом мире. Она просто взяла и  тем же вечером переехала к нам.

           Учила нас читать этикетки на упаковках и не тянуть в рот “всякую химическую дрянь”, составлять списки покупок и так далее. И, разумеется – готовить. Навыки Лизы довольно быстро становились моими. Через неделю я уверенно варила суп и стряпала для Димы блины на завтрак. Чем-то готовка напоминала мне процесс зельеварения, все требовало пропорций и навыков, а значит изучаемо. К ужину Ирину ждал салат и кусок паровой рыбы. Так она предпочитала кушать после рабочего дня, ну и мы с ней за компанию “питались правильно”.



Елена Штефан

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться