Сменить мечту. История попаданки наоборот

Размер шрифта: - +

Часть 19.

Пора было выполнить давнее, давнее данное самой себе и еще кое-кому обещание. Умывшись и переодевшись, мы отправились искать ближайший храм. Шон что-то лопотал своей тете Ире по телефону. Правильно, сынок, лучше предупредить, все равно она отслеживает нас по навигатору.

Храм Рождества Христова, так гласила табличка, встретил сумраком, трепетом свечного пламени и глубокими запахами горящего воска и какой-то душистой смолы. Ладан, пришла подсказка из подсознания. Осмотреться мне не дали, милая старушка с просветленным лицом протягивала мне платок.

– Накрой голову, деточка, негоже пред образами простоволосой.

– Спасибо, – перед мысленным взором мелькнуло видение какого-то массового ритуала, все присутствующие женщины были с покрытыми головами, машинально я приняла платок, а старушка продолжала:

– Эх, молодежь-молодежь, ты в первый раз в храме, что ли?

– В первый, бабушка, – ответил за нас обоих Димка-Шон, подметив, что мне не до бесед, такое состояние он, по аналогии с компьютером называл ща погуглю, зацепив его где-то на просторах интернета. Лизаветина память подсказывала, что надо надеть платок, взять свечей и зажечь их перед нужным изображением представителя местного пантеона. А вот какой из них нужный, непонятно.

Старушка продала нам свечей, ткнула пальцем в скульптурное изображение распятого на кресте человека, там, мол, ставь за упокой, а за здравие - где хочешь.

– В алтарь не ходи, женщинам невместно.

Зря мы без Иринки сюда пошли, но сердце подсказывало – надо. Рассматривать образа было интересно. На одном из образов я обнаружила свою светоносную Деву, только на изображении она выглядела бесполой, не юноша, слишком лицом нежен, и от девушки - ничего кроме миловидности, но я отлично помню, что общалась с девушкой. А в остальном все тоже - светящийся нимб вокруг головы, белоснежные крылья, которые так поразили меня во сне, на миловидном лице выражение смирения и решимости. Вот такая загадка, два взаимоисключающих посыла одновременно выглядели очень органично. Ангел, всплыло из Лизиной памяти, это, приближенное к богам существо, называется ангелом.

– Ну вот ты и нашлась, – обратилась я к ангелу, – наверное, я должна помолиться? Но я не знаю, как здесь молятся, поэтому просто поблагодарю. За Ирину и Шона. Я даже не знала, что такое бывает между людьми. Больше собственно и говорить-то не пришлось, накрыла круговерть образов, обрывки фраз, отблески ярких чувств, все то, что невозможно передать словами, вот за все это и благодарила. А еще просила за Шона, за Ирину, за Лидию Ивановну и следователя Гаева. Рассказывала, что нам с Шоном уже тесно в нашем замкнутом мирке, у Шона есть его учеба, а у меня? Что мне делать?

Будет у тебя шанс заняться делом, не пропусти

Почудилось? Или Ангел снизошел до ответа?

– Мам? Мама Эля, – голосок Шона звенел тревогой, – у тебя свечка прогорела, хватит уже!

На выходе из храма та же старушка, принимая у меня одолженный платок, сказала:

– Хорошо помолилась, да, милая? На службу приходите… – Мы поклонились и побрели восвояси.

– Ты как, сын? – Говорить не хотелось, но и не спросить было неправильно.

– Не знаю, мам. Я, как будто пустой, а как будто, переполненный, – путано, но в то же время верно Шон описал мое состояние.

 

В супермаркет мы так и не попали, Ирина будет недовольна, ведь планировали отправиться на Лизину дачу.

 



Елена Штефан

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться