Сменить мечту. История попаданки наоборот

Часть 20.

У Лизаветы был загородный дом, доставшийся ей от бабушки. Дача, как здесь, говорили. Это не имело ничего общего с загородным поместьем моей семьи, в котором, кроме огромного дома, были конюшни, псарня, большой сад, плавно переходящий в парк.

Это был простой надежный деревенский дом, который впоследствии оснастили “удобствами”. Имелся приличный, по местным меркам, надел земли, цветник, пара грядок с зеленью и изрядная лужайка с беседкой и мангалом. Ирина вытащила нас сюда “подышать”. Ну и отдышаться после вчерашних событий.  

Шон выложил свою версию прямо за ужином, не дав тете Ире спокойно доесть. Его рассказ о Карловне привел Ирку в бешенство. Она ругалась, не смущаясь присутствием Шона, словарный запас которого неожиданно обогатился образной лексикой. Мою версию она выслушала, когда ребенок уже спал. Вместо эпической ругани появилась бутылка шампанского, которое мы и выпили под разговоры. Утешительно получилось.

 

– Знакомых не бойся, здесь все соседи такие, налетом-наездом. Даже если кто шибко наблюдательный заметит разницу между тобой и Лизкой, то можно отговорится психологической травмой после ранения, – отмахнулась от моих сомнений Ирина. – Переодевайся, на озеро пойдем.

Одежда – это очень болезненная тема. И проблемная. Точнее, проблемы были не с одеждой, ее у Лизы ее много и очень разной, а с моим ощущением себя в этой одежде. Лиза имела красивой формы ножки, длинные и ровные, и судя по длине юбок и платьев, любила их демонстрировать. А я, привыкшая к многослойным туалетам, стеснялась ужасно. Покупка широкого сарафана в пол стоила мне небольшой, но кровопролитной битвы с подругой. Взамен пришлось согласится носить джинсы в обтяжку. О, это был интересный опыт! Шон изобразил колечко из пальцев одобряя.

– Классный прикид, мам. – Ирка прыснула, ребенок впитывал языковую реальность как губка. Но похвала ободрила. В глубине души, мне тоже понравилось, но тонкие эластичные брючки нравились больше.

Поход на озеро грозил стать очередной моральной катастрофой – купальник! Этот лоскуток был просто соединенными вместе предметами белья. Только мое шоковое состояние позволило Ирке выволочь меня в этом из дома.

– На, держи парео, замотаешься, если стеснительность одолеет, – когда Ирка включает опцию “пиранья”, как она сама это свое настроение называет, проще не перечить, ибо чревато. Впав в менторский тон, она противным, тихим, бесцветным голосом разбивает в пух и прах все мои аргументы и тогда я теряюсь, как терялась в прошлой жизни перед мачехой.

О мачехе и обо всей семейке я уже рассказала. Точнее, эта въедливая женщина выспросила у всю мою подноготную. Вот ведь...адвокат. А шампанское, которым, мы запивали эти откровения, было вкусным. Кстати, в своем мире я почти не употребляла алкоголь, боялась потерять контроль и выплеснуть слишком много магии. Это грозило полной утратой и без того мизерного дара. На Земле угрозы в магическом плане не существовало. Более того, я почти не хмелела, что неимоверно огорчало мою подругу.

– Лизка пьянела красиво, – поведала Ирка со светлой грустью, – глаза сияют, движения плавные, улыбка такая яркая, что… – рассказ резко оборвался.

Пока я предавалась рефлексии по поводу недавних откровений, ведь о себе Ирина так ничего не поведала, мы пришли к водоему.  

Озеро было небольшим, но радовало чистым прибрежным песком. Напрашивалось слово – ухоженное. За те недели, проведенные в этом мире, я научилась ценить не замусоренные тротуары и дворы. Сор и грязь – вечные спутники большого города, так говорила нам Ирина. На данном этапе это было самым отталкивающим из того, с чем пришлось столкнуться, так тщательно опекала нас Ирка-золотая рыбка.

– Ох, сколько народу, – посетовала Ирина, – это ты виновата, – нацелила на меня палец, – собиралась, как на бал, теперь придется топать на тот берег, здесь приткнуться негде.

И мы пошли. Пока шли, я бессовестно глазела на отдыхающих у воды людей, пряча глаза за темными стеклами очков. Замечательная штука, эти очки, скрывают почти все лицо. Главное – не открывать в удивлении рот, остальные эмоции скрыты. А скрывать было что, я шокировано оглядывалась: вокруг ходили, сидели или лежали на покрывалах практически полностью раздетые люди. На Шона это безобразие, похоже, не производило особого впечатления, а я судорожно пыталась уговорить себя, что все в порядке. В мире Араш женщины купаются крайне редко, для "природных ванн" используют панталоны и сорочки до середины бедра. И уж точно, купаются отдельно от мужчин. А тут...Мой закрытый купальник, деликатно прикрывший послеоперационный шрам, можно назвать образчиком благопристойности по сравнению с тем, что было надето на многих купальщицах и никого это не смущало.

– Вот ведь чертова невезуха! – Вырвал меня из раздумий раздраженный возглас подруги, – ролевики резвятся. В конце прибрежного луга действительно происходило что-то странное. Десятка полтора молодых людей, одетых более чем нелепо, насколько я могла уже ориентироваться в современной моде, сражались на мечах и каких-то странного вида топорах с очень длинным древком. Сражались довольно неуклюже, на мой взгляд. Я насмотрелась на тренировочные поединки боевиков в Академии. То, чем занимались эти люди было чем-то примитивным, если не сказать игрушечным.

– Что они делают? – на риторический вопрос Ирина выдала на диво исчерпывающий ответ:

– Небедные взрослые мальчики играют в настоящих мужчин, – мда, очень доходчиво. Ирина, видимо, учуяв в моем молчании иронию, соблаговолила пояснить, – эти мужчины договорились и пытаются примерить на себя какие-то роли, образы древних викингов или фэнтезийных персонажей, как-то так. Адреналина им не хватает, героики, эпоса с пафосом.



Елена Штефан

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться