Сменить мечту. История попаданки наоборот

Размер шрифта: - +

Часть 22.

Я обернулась на говорившего, им оказался холеный мужчина, явно не вписывающийся в эту компанию. Плохо различимый против солнца, он был  выше меня и очень дорого одет для пляжа. Моя попытка, стать так, чтобы видеть говорившего не увенчалась успехом, потому что этот тип сместился тоже. Хм, господин не желает терять своего преимущества над маленькой женщиной? Ну что ж, так тому и быть, потому что маленькая женщина не желает общаться на таких условиях. Да и сказать мне было нечего, разве что голую правду. А что еще? Разве что послать в солнечное марево улыбку и отвернуться.
Этот трюк показала мне бабушка: как можно нежнее улыбнуться неприятному собеседнику и переключить свое внимание. Я и переключила – на ребенка, который очень кстати вернулся и обвил руками талию прижимаясь. Устал мой малыш от такого количества незнакомых людей, вот и ищет во мне опору. Но неприятный господин оказался настойчивым и прямо скажем, беспардонным.
– Так где барышня постигала рунное письмо?
– Где-где, в Академии, как и все маги, – выдал мой ребенок. Те, кто прислушивался к этому разговору снисходительно засмеялись. Что взять с мелкого, слышались шепотки, небось и в Гарри Поттера еще верит.
– И в какой же академии преподают такой курс? – продолжал допытываться настырный господин, которого так и не смогла рассмотреть. Меня настигло дежавю, как будто опять стою перед вечно недовольным отцом и не смею возразить ему на несправедливые упреки, не потому, что мне нечего сказать, ведь я твердо знала, что не сделала ничего плохого, а потому, что панически боялась его с детства. Боялась этих уничижительных интонаций, которые так явственно слышались и в голосе говорившего. Пауза затянулась, потому что я задумалась о прошлом. Бабушка всегда говорила, раз уж допустила неловкую паузу, держи ее и улыбайся. Что я и намеревалась проделать, но ко мне подоспела неожиданная помощь.
– А неудобные вопросы вы, господин Евстрацкий, будете задавать в суде, стоя за кафедрой прокурора, – голос Ирины звенел неподдельным гневом.
– О, госпожа Резаева! – Невидимый господин переключился на Ирину. – И как вы сможете мне помешать? Ведь здесь нет судьи, который скажет “вопрос отклоняется”.
– Она не сможет, так я смогу, – Петр, играя бицепсами, занял позицию передо мной, – ты, Жорик, уже как кость в горле сегодня. Достал! Все тебе не так. Ты зачем напросился с нами – отдохнуть нестандартно? Вот и отдыхай! И другим не мешай. Навязался на мою голову.
– Тетя Ира! – Обрадовался ребенок, невольно разрядив напряженность. – Тетя Ира, пойдем я тебе чучело покажу и еще арбалет, только он не заряжен.
Что такое с нашим мальчиком? Всегда сдержанный и послушный, сегодня он как будто сбросил тугие оковы, ведет себя как семилетка, а ведь ему двенадцать! Ирина потрепала рыжие кудри.
– В другой раз малыш, – такие нежные интонации в голосе подруги весьма нечасты, – нам уже пора, вы задержались. 
– Так как барышня, я получу ответ на свой вопрос? – Рядом зашипела Ирина, но на меня вдруг снизошло спокойствие. Понятно, что этот приставучий тип - коллега Ирины и что он ей сильно неприятен. Так вдруг захотелось ее защитить!
– Нет, не получите. – Вложить в голос толику превосходства удалось без труда. Таким тоном мачеха разговаривала с людьми более низкого положения.
– И почему же? – Но я уже отвернулась и направилась в сторону озера, изображая прощальный жест. Жаль, что так и не удалось рассмотреть этого типуса. То, как ловко он вынудил меня занять проигрышную позицию, говорило о многом. Ну и пусть идет к гаргульям. Отличный получился день и он еще не закончился, не позволю его испортить.
С того момента, как рука сжала импровизированный резец, меня не покидало радужное настроение. Невероятно, но у этого господина, как его, Евстрацкого, не вышло ничего испортить! Одержав маленькую победу, я почувствовала себя сильной. И живой. Произошло столько замечательных событий!
Мой ребенок был сегодня счастлив! Мы с ним плавали! Мы познакомились с новыми людьми! Мои навыки никуда не делись! И пусть магия не подчиняется мне хоть резерв полон под завязку, но руны в этом мире работают! И я смогу приносить пользу, а не просто проживать наследие моей предшественницы. Способ непременно найдется. Даже если это будет в форме игры. И наконец, я не спасовала перед прямым давлением, не склонилась. Радостное ощущение, что удалось защитить не только себя, но и Ирину, волновало до слез. Надо запомнить это состояние – упоение пусть крошечной, но победой.
По пути Шон посвящал тетю Иру в историю с рунами и метательными ножами. Мы искоса поглядывали друг на друга, намереваясь устроить взаимный допрос. Этот злобный господин мне покоя не давал, интересно, что связывает его с подругой? Там явно не только профессиональное.
– Эля, Эля! – Мою счастливую созерцательность нарушил оклик, в котором было что-то просительное и одновременно требовательное. – Да подождите же, Эля!
Нас нагонял Гера. Ирина поморщилась, а Шон улыбался искренне и щедро, он хорошо поладил с этим парнем.
– Эля, не сочтите за бред, но не могли бы вы поправить руны на моем кинжале? 
– Прямо на кинжале? – Я опять развеселилась, вспомнив содержание надписи. – Да зачем? Красивый клинок. Гравировка глубокая. Там все гармонично. – Парень сник, жаль было его так обламывать, но ведь переделывать чужую работу в данном случае – только портить.
– Понимаете, моя сестра, – парень опять замялся, – у нее беременность тяжелая. Я думал, может, эти руны помогут?
– И как ты себе это представляешь? – Ирина, как всегда, ставила вопрос ребром, – твоя беременная сестра будет с кинжалом ходить? Это незаконно, знаешь ли.
– Мам, а ты ему другие сделай, – Шон, улыбался, радуясь тому, как здорово он все придумал.
– Вы так в это верите? – Ирина не скрывала скепсиса, настроение у нее было явно подпорчено.
– Вы знаете, верю, – с неожиданной силой сказал Гера. – Вы не видели, что сегодня на поле происходило, а я видел и сам эти ножи метал. И разницу почувствовал. Поэтому да, верю!
– Я подумаю, что смогу сделать для вашей сестры. Но обещать ничего не могу!– Столько эмоций нахлынуло. И помочь хотелось, и похвастаться, и любимым делом заняться.
 Гера изобразил поклон, протянул мне визитку и попрощался, сказав, что будет ждать. 
 - Ура, ура, ура! – скакал счастливым кроликом Шон.
– Ну, и во что мы влипли? – Уныло поинтересовалась моя подруга.
– Не знаю, – честно и легкомысленно ответила я, – но кажется, для меня нашлось дело. Мои познания пригодны и здесь, если смогу, попробую приспособиться, а если не смогу, то хоть развлекусь. Надоело такое бессмысленное существование.
– Вы еще не готовы…
– Мы никогда не будем готовы, Ирина, если не начнем жить, – ответ получился резче, чем хотелось бы, но я была права и свою правоту чувствовала всем сердцем.
– Я на вас давлю своей опекой, да? – Этот вопрос был неожиданным, мне всегда казалось, что Ирина не ведает сомнений. Казалось, что она обдумывает ситуацию, принимает решение и выполняет его более не колеблясь. Все четко и выверено. А тут такое смятение. И я сделала то, чего никогда не делала в прошлой жизни - обняла эту щедрую женщину, которая вдруг показалась такой потерянной. И о чудо, почувствовала ответные объятия.
– Не тупи подруга, мы просто прокачались до нового уровня, как говорит Шон. Куда нам без тебя?
– На мечника учиться хочу, – ребенок смотрел снизу вверх и не понимал, почему мы вдруг так расстроились. Я было напряглась, а Ирина, освободившись от моих объятий, привлекла ребенка к себе.
– Подыщем тебе секцию фехтования, вот вернемся домой и сразу подыщем, идёт?



Елена Штефан

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться