Сменить мечту. История попаданки наоборот

Часть 24.

Те несколько дней, которые я судорожно выбирала инструменты, а потом лихорадочно их опробовала меня мучила мысль, что где-то там страдает молоденькая мамочка и ее нерожденный малыш. Что делать – понятно, а вот на чем, это была проблема. Для сестры Геры я не смогла подобрать украшение достаточно массивное и гладкое, чтобы уместить довольно объемную надпись-благопожелание.

 

Заказчик мой объявился сам, как будто почувствовал, что появилась проблема. Гера позвонил и долго извинялся за свою настырность, но уж очень парню хотелось позаботиться о сестре, которая слабела все больше.

– Мда-а, – протянул густой баритон в телефонной трубке, –  затык, однако. Лерка латуньку ни за что не наденет, хоть помирать будет.

– Серебра подходящего тоже не нашлось, а по медицинской стали штихелем не сработашь. Ничего другого мне не попалось.

– У вас Эля, найдется пара свободных часов? Возникла одна идея, есть человек, который может помочь.

По дороге Гера, с кучей ненужных извинений поведал, что номер моего телефона и адрес узнал у Петра, а тот, в свою очередь, у бывшего однокашника, Жорика Евстрацкого. Мда, этот тип, знамо дело, сведения раздобыл не напрягаясь. Если он может с ходу попытаться незнакомую женщину третировать, то служебным положением воспользуется не задумываясь. Менталиста на него нету!

Мы приехали в старую часть города, где еще сохранились строения привычной мне архитектуры, с лепниной, кованными балкончиками, рустами, арками и пилястрами на фасадах. А вот во дворах таких домов мне бывать еще не приходилось, но именно  уютный двор такого старого здания и был целью поездки. Над одной из дверей, навевающей мысли о черном ходе, висела скромная вывеска “Златокузня”. Гера, которого, как мы выяснили по дороге, на самом деле звали Герольд, уверенно взялся за ручку двери.

Мастерская встретила нас полумраком и подсвеченными полками с образцами изделий, рассмотреть которые не удалось, потому что к нам вышел хозяин. Еще один ролевик? Что заставило так думать не поддавалось определению, то ли откровенная мощь  грудной клетки, то ли волосы не только забранные в хвост на затылке, но и перехваченные на висках кожаным шнурком-хайратником. Интеллигентное лицо, волоокий взгляд и мягкая улыбка, адресованная Гере, совсем не сочетались с габаритностью тела.

– Познакомьтесь, Эля, - это друг семьи, Сергей. Он ювелир, надеюсь, сможет помочь нам.

Моя ладонь утонула в приветственном пожатии. Вот этот великан – ювелир? Хм, вполне допускаю. Хорошие руки, правильные. В чем заключается эта правильность я бы не смогла объяснить, сколько бы ни тужилась, но то, что в руках этих жил навык, сомнений не было. Зато было чувство какого-то внутреннего сродства. “Мы с тобой одной крови”, вспомнилась фраза из полюбившегося Шону мульта.

– Приветствую, зовите меня Фролом, привык. Фамилия такая, Фролов. А вы та самая Эля и вам нужно нечто особенное. – Новый знакомец усмехнулся как-то по отечески и сразу стало очевидным, что он постарше Иринки. – Нарисовать сможете? Я наслышан о ваших экспериментах с ножами Петра. Он до сих пор в шоке.

Да сама в шоке от этой выходки, но жалеть не стану, и извиняться тоже.

Очень светлое помещение, куда привел нас хозяин было типичной мастерской артефактора. Мастерской активно используемой. На меня обрушились до боли знакомые запахи. Перегретый металл, неуловимая дымность прогоревшего дерева и воска, еще что-то незнакомое, химическое. На столах под сильными лампами стояли приспособления, назначение которых иногда удавалось угадать. Вот несколько разнокалиберных тигельков, вот стойка с корневертками и набор штихилей, вот ручные вальцы, вот восковая модель будущего массивного перстня ждет своего часа, чтобы стать отливкой. Остальное имело непонятное назначение, но выглядело, как дорогая бытовая техника. Космического вида, как говорила Иринка.

От созерцания меня отвлекло деликатное покашливание, это хозяин намекал, что пора и к делу приступить.

Изначально я планировала сотворить поясок с металлическими элементами, но Гера разбил мою идею в пух и прах.

– У Лерки уже живот на нос лезет, какой поясок? Поясок не годится.

Вот я молодец, великий артефактор! Да-да! Даже сроком беременности не поинтересовалась. Коллегия из двух мужчин и одной бестолковой магички, которая младенцев только издалека видала, а при виде беременной женщины смущалась,  приняла решение, что это будет широкий браслет, надеваемый выше локтя. Его можно сделать достаточно объемным, чтобы уместить все семь рун.

Гера засобирался по своим делам, а я вдруг вспомнила, что два часа, на которые была договоренность с Шоном почти истекли. Я тут и у меня пальцы горят от желания схватить в руку стилус, а ребенок там один. И ужина нет.

– Гера, дома остался Дима, подождите еще немного, сейчас нарисую эскиз и поедем.

– Ну и что, что один? – не скрыл удивления мой заказчик, – взрослый пацан, да ему в кайф, наверное, дома одному побыть.

– Может, вы и правы, но дело в том, что Диму я усыновила только месяц назад и до сих пор мы больше чем не полчаса не разлучались. – Мужчины дружно присвистнули.

– Да-а, затык. – выдал любимую фразочку парень и потеребил вихор, – а, знаете что, позвоните-ка сыну и предупредите, что я подъеду. С Димкой вашим проблема решаема, а вы, пожалуйста, останьтесь с Фролом.

Шон заверил, что все в порядке и он не против и один побыть, но Гере обрадовался, все-таки не хватает ребенку общения с мужчинами. И вообще – общения, надоели ему тетки. Осознавать это неприятно, но ...

– Гера, наверное, очень в вас верит, раз решился учебу пропустить, – задумчивый голос вернул в реальность.

– Он еще учится? Лето же.



Елена Штефан

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться