Сменить мечту. История попаданки наоборот

Часть 29.

Я полагала, что загород мы поедем на машине Фрола. Димка мне все уши прожужжал про классный джип нашего знакомца. А я и внимания не обратила, когда Фрол нас подвозил. Помню только что сидения высоко, как стулья в баре. Похоже, у Димки-Шона появляются местные увлечения и помимо телевизора с планшетом. Ему бы друзей, хоть парочку приятелей. Ирина говорит, что в школе всё наладится, вот вернёмся и начну заниматься этим вопросом.

Фрол действительно приехал за нами очень рано, покачал головой, глядя на наш объёмный багаж, но наткнувшись взглядом на насупленную, невыспавшуюся Ирину, благоразумно промолчал. Приехали мы неожиданно быстро и не за город, а на большую автостоянку, к месту сбора, где уже ждал ни много ни мало, а экскурсионный автобус.

– Красиво жить не запретишь, – бормотала Ирка себе под нос, но провожатый наш услышал.

– Какие шашлыки без коньяка, Ирочка. Всем выпить захочется. Вот и оставляем машины здесь. Не очень удобно за городом без колёс, но что поделать.

– Да уж, лучше пусть здесь остаются, чем кто-либо с пьяных глаз за руль сядет, – ворчала законопослушная Ирка, она с утра всегда такая, несносно правильная.

Фрол усадил нас в автобус, а сам включился в погрузочную суету, вытаскивая из джипа какие-то зачехлённые предметы, видимо, те железки, которые необходимо было “поправить”. Димка крутился около него, Иринка дремала, подложив под голову скатку из ветровки, а я увидела в толчее мужчин господина Евстрацкого. Настроение сразу упало. Пришла на ум мысль, что светлый круг событий вот-вот замкнётся, скоро начнёт раскручиваться тёмный, или как тут говорят, наступит чёрная полоса. И Димкина драка тому предвестник. Оставалось только истово помолиться, чтобы полоса это была хотя бы серой, а не совсем чёрной. Справедливости ради надо отметить, что нам с Димкой удивительно везло всё это время, особенно на людей.

Подремать власть Иринке не дали, как только автобус тронулся, абсолютно всё подошли поздороваться, а незнакомые ещё и познакомиться. Петра и Краша, самых первых Димкиных опекунов, к сожалению, не было. Фролу эта ажиотация около нас не нравилась, зато Гера радостно скалился и не невысказанный вопрос о сестре показал оттопыренный большой палец в хорошо уже знакомом жесте, я и сама уже вовсю им пользовалась, удобно ведь. Хотя бабушка бы не одобрила. У настоящей леди жесты должны быть плавными, изящными и очень сдержанными.

Скифом, а заодно и владельцем конефермы, оказался жилистый загорелый мужчина совершенно славянской наружности. Выношенные джинсы, футболка без рукавов и вольные выгоревшие волосы до плеч, удерживаемые кожаным хайратником. Колоритный.

– Добро пожаловать, дамы и юное поколение! – Хозяин изобразил лёгкий поклон, прижав ладонь к груди. Мы с Димкой машинально поклонились в ответ, нам ведь не привыкать, воспитание такое. Иринка чуть замешкалась, но, подражая нам, поклонилась, правда, чуть скованно.

– А почему Скиф, вы же не узкоглазый? – Похоже, что у моего сына на природе происходит обострение непосредственности.

Фрол фыркнул, давясь смешком, но хозяин не обиделся.

– Да так, смолоду прилипло, когда “Скифами” Юрия Никитина зачитывался. Вообще-то, меня Александром зовут, Сашей. А фамилия Никифоров. Вот и получился Скиф. А ты кто будешь, гость дорогой?

– Дима. Дмитрий Соколов-Варнаев, – поправился ребёнок, ведь ему-то назвались полным именем, и подумав секунду, добавил, – можно просто Шон.

– Пойдём парень, покажу тебе чудо, – Скиф каким-то очень мужским жестом приобнял нашего мальчика за плечи, – пойдёмте, дамы. Фрол, там Алтына привезли, ты посмотреть хотел.

Это было действительно чудо. По просторной леваде, вдоль белой изгороди стремительно мчался солнечный вихрь. Никогда не видела коней такой масти. Никогда! Не касаясь земли, разбрызгивая каскады золотых лучей с высокого хвоста и богатой гривы, стелился многоструйный поток расплавленного золота, подобный тому, что мы недавно видели в руках Фрола. Драгоценный конь, понимая, что им любуются, косил на нас, замерших в восхищении, голубым глазом.

– Туркменский изабелловый, – с придыханием вымолвил Фрол.


– Это порода такая? – спросила Ирка, почему-то шёпотом.

– Ахалтекинец, – с заслуженной гордостью пояснил Скиф, – настоящий изабелловый, с голубыми глазами. Редкость по нашим временам.

– Почему редкость? – Димкины глаза горели восторгом.

– А это я тебе вечером, у костра расскажу, договорились, пацан? А сейчас поедем кататься, пока нежарко. – И уже обращаясь ко всем нам, – на лошади сидеть умеете?

Я кивнула совершенно машинально, не в силах оторвать взгляд от разрезвившейся золотой стихии. Изабелловый. Только чтобы взглянуть на это чудо стоило переместиться в этот мир. Нехорошая тишина отвлекла от созерцания и заставила сосредоточиться на спутниках. Ирка делала мне “большие глаза”, Фрол и Скиф всем своим видом выражали скепсис, только Димка был спокоен. Раз мама сказала, что может, значит, может. Только сейчас до меня дотекло, что я опять совершенно глупо привлекла к себе внимание. Едва ли Елизавета Варнаева сталкивалась с лошадьми. После секундной заминки пришло решение – держать лицо.

– Перчатки найдутся? Я как-то не готовилась к скачке.

Брови Саши-Скифа переместились под хайратник. Так удивился? Ну и ладно, теперь, главное – не опозорится. Хозяин внимательно оглядел нашу экипировку и, вроде бы, остался доволен. По случаю выезда на природу мы всё были в джинсах и закрытой обуви, не сапоги, но сойдёт.



Елена Штефан

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться