Сменить мечту. История попаданки наоборот

Размер шрифта: - +

Часть 36.

Весь вид Ирины говорил о том, что она рада бы мне поверить, но не верит. В ней говорило отчаяние. Кстати, острота этого отчаяния была не очень ясна. Довольно часто Ира рассказывала байки о своей работе, по ее комментариям было понятно, что основная задача адвоката законными методами смягчить наказание подзащитного, если вину его докажут или добиться оправдания.Так что же ее так встревожило? Не спросишь, не узнаешь, вот и решилась спросить.

– Давай так. Что самое неприятное для тебя в этой ситуации? Насколько я понимаю, твои страхи по поводу репутации несколько надуманы.

– Самое неприятное, говоришь?  Это непросто дело защиты какого-то Владимира Старина. Это дело турфирмы “Командор-круиз”. Илью Хабарова защищает другой наш сотрудник. Шеф  твердо дал понять, что интересы Старина в приоритете.

– Ирка, говори внятно. В чем проблема. Конкретно! – Да что с моей подругой сегодня? Обычно она помешана на четкости формулировок, и от Димки постоянно требует связной речи.

– Все материалы дела подаются так, чтобы выпятить вину Хабарова. Похоже, ему отвели роль козла отпущения.

– И как это влияет на твою профессиональную репутацию?

– Тут ты права, наверное, я на эмоциях глупость сморозила. Просто противно. – Ирка чуть-чуть расслабилась. – Работать спокойно я там больше не смогу. – Помолчала и пояснила, – это шеф такой намек сделал, что раз я позволила себе быть пристрастной во время твоего развода, то есть развода Лизы, то и сейчас сделку с совестью переживу.

– А раньше не напоминал? Почему сейчас?

– Потому что я пришла и честно сказала, что мне было приятно с ним, но нерабочие отношения продолжать больше не могу. Личные обстоятельства изменились. Мою позицию он принять не пожелал.

Еще бы он пожелал, шеф и по совместительству руководитель лучшего в городе адвокатского агентства, по словам подруги, был мужчиной весьма эффектным, самолюбивым и очень немолодым. Ирке вполне бы мог отцом быть, и это не фигура речи. Роман с женщиной такого уровня, надо полагать, весьма тешила его эго, а теперь на самолюбие немножко наступили.

– Ир, а почему ты сочла, что тебя подставили?

– Потому что суд через шесть дней. Сотрудник, который его вел, внезапно был отпущен в отпуск и дело аварийно передали мне. Материалы подобраны так, что Хабаров обречен. И я ничего не успею выяснить, даже если попытаюсь. Если попытаюсь, то пойду против интересов фирмы и своего коллеги, а ничего не сделаю, сама себя уважать перестану. Навсегда.

–  Успокойся. Давай спать, Ир. Завтра я скажу тебе, чем смогу помочь.

– Эль, чем ты сможешь помочь? Не дури.

– Я подумаю, Ир, я подумаю. Способ обязательно есть, его просто нужно найти.

Шесть дней, только шесть дней. То, что нужно делать хотя бы для начала, было в принципе, понятно. Эта идея пришла в голову сразу, как только я встретила отчаянный взгляд подруги. Сейчас, когда открылось, что в какой-то мере она страдает из-за меня, точнее, из-за спасения средств моей предшественницы, которыми, на минуточку, вовсю сейчас пользуемся мы с Димой, решение стало особенно твердым. И неважно, какие будут последствия для моей магии.

К рассвету рунный став был готов, осталось только его материализовать. Никогда раньше такого не делала.  Столь многофункциональных, как сказали бы в этом мире, ставов мне изобретать еще не приходилось, тем более с нуля, тем паче за одну ночь.

Такие разноплановые руны: вижу суть – отвечающую за интуицию, комбинация силы и очарования, усиливающие харизму, вызывающее доверие собеседника, а также элементы става на внимательность  и концентрацию, который Ирина уже испытала на себе, используя браслет-запоминалку. Но его она носит только дома, простовата вещица для ее рафинированного имиджа, но ведь носит же! Когда-то давно я придумала комбинацию рун хладный разум и твердое сердце, чтобы не волноваться на экзаменах. Мой наставник долго потом поминал эту ошибку молодости, потому что получилось у меня не успокаивающее, как планировалось, а нечто, направленное на подавление воли собеседника, именно по этому свойству первый же экзаменатор обвинил меня в попытке влияния. Артефакт как бы транслировал, что перед ним существо, гораздо более сильное, чем хрупкая студентка с почти нулевым уровнем дара. И лишь заступничество магистра Найветина спасло тогда от проблем. А сейчас вот пригодилось. Успокоительное решила все же добавить. И общеукрепляющее тоже. Уж больно плохо Иринка сегодня выглядела, на все свои тридцать семь и ни днем меньше.

Теперь нужно немного поспать, разговор с подругой легким не будет.

– Ир, ты серебряные украшения носить станешь? – начала я издалека, наливая подруге чашку утреннего кофе.

– Почему нет, если красиво и эксклюзивно, – сообразив, что я не из праздного любопытства спрашиваю, насторожилась. – Э-эль, что ты задумала?

– Понимаешь, Ир, я прикинула, что единственный шанс провести тебя через эту ситуацию без потерь, это вынудить твоего лобастого Старина самого себя утопить.

– Хм, сама придумала?

– Неа, – взгрустнула, но не позволила себе расслабиться, – я же работала в конторе, аналогичной вашей ФСБ, – поневоле нахваталась.

Подробное описание свойств будущего артефакта Ирку неожиданно позабавило.

– Прямо, набор для проходимца! – Смеется, уже хорошо, значит, через отчаяние свое неоправданное смогла переступить. – И ты способна это сделать?

– А ты мне позволишь к Фролу обратиться?

План был прост и почти невыполним. За сегодняшний день и два выходных украшение-артефакт должно быть изготовлено. В понедельник Ирина встретится со своим клиентом, Стариным, уже во всеоружии и “прощупает” его, чтобы подтвердить или опровергнуть мои выводы. И если они подтвердятся, то настанет очередь еще одного артефакта, честь изобретения которого принадлежит не мне. Эдакий аналог сыворотки правды, который часто использовали в родной конторе, когда менталистов под рукой не оказывалось.



Елена Штефан

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться