Сменить мечту. История попаданки наоборот.

Размер шрифта: - +

Часть 51.

Предчувствия тревожными не были, ну, может, самую малость беспокоили. Просто сердце предчувствовало изменения, а может быть просто жаждало их, таким образом приманивая.

Илья уехал и увез Женевьеву, оставив не пустоту, а какую-то эмоциональную разреженность, что ли. Аура этих двоих оставила отпечаток на нашем внутреннем пространстве.

Дима внимательно наблюдал за моими сборами, как будто хотел поговорить, но ограничился только выразительным кивком в сторону потрепанного джинсового рюкзачка, в котором были пожитки близнецов. Правильно, мальчик мой, стоит проверить, что припасли эти двое, уж очень тощенькой была их поклажа. Не позволив себе задуматься, о том, что трогать чужие вещи неправильно, просто вывалила содержимое на свою кровать и ахнула. Тряпье. Это детское запасное бельишко было просто жалким застиранным тряпьем, особенно по сравнению с теми вещами, которые Лизавета припасла для своего сына. А то, что, по всей видимости,  носило гордое название “купальник” даже такого эпитета не стоило. Линялая, кое-где неумело штопанная тряпочка. Ветошь в мастерской Фрола была добротней, право слово! С этим надо что-то делать!

У Димки есть нераспакованное белье, должно подойти. Веньку мы укомплектуем, а вот что делать с Настей?

– Ирин! – Повод, чтобы оторвать подругу от Фрола был более, чем весомым, только Фрол отрываться не пожелал и к нашим женским страданиям остался глух.

– Мелкую в охапку и в ближайший магазин, не понимаю, в чем проблема!

Мы с Иринкой синхронно пожали плечами. Мужчина!

– Вот пойди и убеди ее, да так, чтоб она не обиделась! – Скепсис Иринки был понятен, во всем, что не касалось еды, Наська, а вместе с ней и Венька занимали принципиальную позицию, немного путая помощь и подачку. Хотя, кто знает, какой опыт за плечами у брата и сестры, какие болезненные разочарования. То, как эта гордячка отбивалась от оплаты мною учебников, жизненно необходимых, между прочим, говорило о многом.

На зов Фрола прибежали все. Девчонка сразу заметила ворох своих вещичек и напряглась.

– Настасья, – Громыхнул Фрол, не давая нам и слова вставить, – вы с тетей Ириной сейчас берете мою карту и шуруете в магазин. Вот это, – выразительный кивок на ребячьи пожитки, –  никуда не годится.

– Нам ничего не надо! У нас все есть! – Вот так и знала, что она вспенится, как теплая минералка. Как же с ней, порой, непросто!

– А это не для тебя, это для меня.  – Фрол был непробиваемо спокоен. – Думаешь мне приятно будет, если обо мне подумают, что я злой и жадный? – этот довод вверг в ступор не только детей, но и меня, а Ирка уже улыбалась.

– Чегой-то? – Мда, с манерами этой девицы надо что-то делать, но не сейчас. Нельзя сбивать игру Фрола.

– А тогой-то, – противненьким голосом передразнил вреднючку Фрол, разряжая обстановку,  – что все будут думать, что на дорогущий внедорожник денег хватило, а на пару трусишек для детей нет!

– Так мы же не ваши,  – растерянно поддержал сестру Венька.

– А на вас не написано...

– Ты в этом уверен? – Это уже Ирина вступила, перебивая Фрола – Димка наш, вы Димкины, значит, и наши тоже. Так что заканчивайте рефлексировать и собирайтесь. Дядя Фрол платит. Заодно и себе чего-нибудь присмотрю. Я шляпу забыла.

Шляпу она забыла, ага. На даче у нее свой личный отдел в шкафу имеется. Непустой, между прочим. Там есть все необходимое на случай внезапного приезда.

– Я не рефекси…, не релефи…, короче мы поедем, раз вам так надо. – Наська оглянулась на Димку, ища поддержки и желая, чтобы ее уговорили пойти на попятную.

– Наська, да ты в свой купальник и не влезешь поди, – Иринка жалостливо рассматривала злополучную вещичку, –  все, ноги в руки и вперед. У нас новый гость, не забыли? Нехорошо будет, если заставим его ждать. Димка, ты с нами, будешь помогать мне усмирять этих шибко гордых.

Фрол не изъявил никакого желания присоединиться к шопингу и демонстративно начал устраиваться на диване, попутно нашаривая пульт от телевизора.  А ведь это отличный шанс переговорить о своей задумке с ним наедине .

– Сереж… – я замялась, выстраивая в голове словесные конструкции, а потом решилась не мудрить, – ты позволишь мне сделать тебе подарок? Точнее, тебе и Иринке, парный? Как лучшим моим друзьям? – Фрол молчал, выжидая, но протеста не выказывал. – Понимаешь, Иринка стала слишком сильно полагаться на своё ожерелье. Интуиция-то ладно, но там же усиление харизмы есть. Это очень плохо, Сереж. Можно, конечно, заменить часть рунных монеток пустышками, но зачем разрушать то, что еще может быть полезным.

– Да меня тоже напрягает, что она с побрякушкой этой ни днем ни ночью расстаться не желает. – Мда, а мой друг вполне осознает проблему.

– Так почему ты молчал столько дней? – Вышло излишне эмоционально, не спорю, но уж как вышло, – Иринка же все время с тобой, как бы я… а-а, что уж теперь! Послушай, я хочу сделать вам парные артефакты. Иринка ведь монисто свое таскает, чтобы лучше тебя понимать, – Фрол расцвел недоверчивой улыбкой, –  но, полагаю, что по отношению к тебе это не совсем честно. Ты-то в этом плане почти слеп, да еще харизма эта на тебя действует наверняка. Я сделаю нечто со схожими свойствами, только послабее и без усиления обаяния. Будете эмпатически более чувствительными, особенно друг к другу, и все. Ты позволишь?

– Ха, позволю?! Да я готов умолять тебя об этом! И еще запоминалку, Эль, пожа-а-алуйста. – Вот ведь! Когда такой колоритный человечище практикует просительно-умильную мимику, это очень смешно и трогательно, а еще очень доверительно.



Елена Штефан

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться