Сменить мечту. История попаданки наоборот

Размер шрифта: - +

часть 53.

Дачный дом нас встретил пылью и затхлым воздухом, так что дело нашлось всем, причем Венька исподволь, тихим сапом, пристроился с нами на кухне и вполне эффективно орудовал овощечисткой, когда как Настасья с Димоном, закончив поломоечные мероприятия, как назвал их фронт работ Фрол, с азартом ставили палатку. Жара гнала из дома к воде и все торопились попасть на озеро. Кроме меня, потому что я отчаянно стеснялась и трусила. Женская интуиция устами вредной подруги предупредила, что Хабаров пойдет в наступление.

– Он не мальчик и не дурак, понял уже, что тебя надо брать сейчас, тепленькой, – Иринка говорила сдавленным шепотом, улучшив момент, когда Венька вышел во двор с очистками, – я, между прочим, ему велела тебя соблазнить. А то ты так и будешь тешить свой аристократизм.

Я замерла, прикрыв рот рукой, и испытывала неимоверное количество противоречивых эмоций, главной из которых было чудовищное смущение, доводящее до ступора.

Изящные руки обвились вокруг меня защитным коконом.

– Эль, прости, мне непонятно, почему ты так стесняешься, у тебя же был мужчина, если я правильно поняла.

Проще всего было кивнуть и зажмурится, чтоб не видеть сотни догадок в глазах подруги.

– Понятно, был, но позаботится о тебе не удосужился. То-то ты такая...невинная, что ли. – Иринка на мгновение сжала меня покрепче и прошептала на ухо, – поверь мне, я знаю, решишься – не пожалеешь. И забудь про свой Араш, тут вам не там, как говорится. Ты – хозяйка своего тела, твой выбор абсолютно никого не касается. Аминь.

И, как ни в чем не бывало, продолжила крошить овощи в салат,  голодную ораву все равно кормить надо, несмотря на все мои душевные метания. Черт побери, как говорит Илья. Среди всего мысленного сумбура, копошившегося у меня в голове была  только одна внятная мысль: почему такое мнение о черте? Мне попадались его изображения, я что, оборотней не видела? Ну подумаешь, застрявший в обороте, смесок козла и длиннохвостой свиньи. У кого хочешь характер испортится при такой наследственности.

Мда, Эмилия, ты просто поражаешь структурированностью мышления, молодец!

 

На озеро шли пешком. Как ни ныли близнецы, Хабаров наотрез отказался выгружать гидроцикл на ночь, но вот завтра с утра, если кое-кто встанет достаточно рано, чтобы погонять по озеру в безлюдье...

А сегодня мы все радостно пользуемся плавсредствами из запасов Фрола, которые только способны унести на себе.

             Вечернее купание было бы волшебным, если бы не комары. Одно спасение – активные игры на воде, в которые я была втянута волей-неволей, предварительно пережив короткий стресс от раздевания.

Вот и еще один повод для сомнений. Тяге к Илье сопротивляться было подобно попытке задержать океанской прилив. Мое тело, мой разум, моя интуиция умоляли “не сглупи, не упусти, попробуй, прекрати трусить”. Легко сказать, не трусить, а мой шрам на животе? Он все еще довольно неприятный, хоть уже совсем побелел.

Зато Настасья  с наслаждением демонстрировала свой новый, к моему удивлению, раздельный, психоделически яркий купальник, в котором она выглядела девочкой-девочкой, а не пацанкой.

Игры на воде, с их неизбежными частыми прикосновениями, в самых неожиданных местах и в самый неожиданный момент, позволили мне раскрепоститься и с азартом гоняться за близнецами, которые уже пару раз коварно меня притопили с макушкой. Все! Теперь волосы сушить в любом случае. Это война! Макнув, наконец, зазевавшуюся Наську, я почувствовала, что притомилась и вышла на берег – отдышаться. Стояла, чуть склонив голову, чтобы защитить глаза от лучей заходящего солнца и наблюдала, как Фрол учит Веньку нырять с подброса, Иринка отплыла подальше от беснующихся Наськи и Димки, а Илья незаметно оказался совсем рядом.

– Ты прямо как из песни, “что ты милая смотришь искоса, низко голову наклоня”, – видимо, я должна знать эту песню, но я не знала. Близость желанного мужчины кружила голову, не давала сосредоточится и выудить инфу об этой песне из воспоминаний Лизы не удавалось никак. А Илья неожиданно обнял, заслонив от солнца, и зашептал – “трудно высказать и не высказать то, что на сердце у меня”.

Судя по ритму это было продолжение песни, но тактильные ощущения были такими новыми и приятными, что я не вслушивалась. И чуть не пропустила главное:

– Я влюбился с первого взгляда. Еще в суде. Ирина указала мне на тебя и я сразу запал, а ведь даже лица твоего не видел. Веришь?

– Верю, – я и вовсе в фотографию, поднятую с пола, влюбилась, но этого  тебе, дорогой, пока не скажу.

– Прости, что вот так, без всякой романтики, просто вырвалось. – Что на это можно ответить? Только обнять в ответ.

               И дернуться в попытке прихлопнуть комара.

Мужчина подхватил меня на руки и понес, сразу на глубину. Вот так и случился мой первый поцелуй с Ильей, в молочно теплой, нагретой за день воде, защищающей от комаров. Илья – рослый мужчина, а потому до дна ногами я не доставала.

В воде прикосновения не были такими пугающими и смущающими, выбора-то не было, надо было цепляться за сильные плечи, чтобы не утонуть. “Да-да, зачем нам подушка-надувнушка”, на периферии сознания ерничала слишком умная Эмилия, “вот и правильно” спорила с ней слишком влюбленная Эля, а Хабаров был прост и нежен. И деликатен. Все-таки целоваться у всех на виду, пусть и с негласного одобрения всего нашего небольшого сообщества, это не моё, Илья это понимал. Из воды мы выходили рука в руке.

– А когда вы переженитесь, Ева будет мей сестрой? – Вопрос сына ошеломил, зато Фрол с Иркой хохотали от души, переламываясь в поясе и хлопая себя по коленкам.



Елена Штефан

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться