Сменить мечту. История попаданки наоборот

Часть 7.

Предаться девичьим страданиям из-за странностей местного целительства и неуверенности в завтрашнем дне мне не довелось, пришла Ирина. Пришлось быстро брать себя в руки. Уставшая женщина с раздражением плюхнула кожаную сумку с какими-то папками в изножье кровати, тяжело опустилась на стул и пожаловалась:

– Предварительные слушания порой такие длинные, – она вытянула ноги расслабляясь, а потом, вдруг резко подхватилась и придвинувшись  поближе, спросила, – а ты тут как день провела? Мне сказали ты вставала. Доктор вторые сутки домой не уходит, все твоей регенерацией любуется. Поверить не может, что ты день без обезболивания продержалась, и еще сказал, что так не бывает.

Ирина с надеждой и каким-то азартом вглядывалась в мое лицо. Что она хотела там найти? Да понятно, что – свою подругу единственную, которой я вот-вот ее лишу.

Весь день, порой подспудно, а порой осознанно готовилась к этому разговору, но глядя в эти усталые глаза, в которых светилась искренняя заинтересованность, отчаянно трусила. Пришлось подавлять свое малодушное я, которое ныло “пожалей усталую женщину, давай не будем сейчас ее мучить, а?” По горькому опыту я знала, что никогда не нужно откладывать плохое на потом. Никогда! Потому что пока я трушу и тяну время, плохое все разрастается и разрастается. Это я поняла еще в детстве, семья моего отца доступно и многократно объяснила.

– Лизка, ты почему молчишь? Я от тебя пяти фраз не слышала, с тех пор как ты очнулась!

– Ирина, послушай меня внимательно, – шаг в бездну заставил покрыться липким потом, зря она меня перебила...

– Лизка, ты меня Ириной только в официальной обстановке зовешь, не пугай , пожалуйста!

Чуткая она, эта Елизаветина подруга, трудно не заметить, как женщина подобралась, как тверже стали губы, как сосредоточился на моем лице внимательный взгляд. Говорить стало еще сложнее, не выдержав напряжения, я выпалила:

– Я – не Елизавета. Елизавета сейчас в моем теле в другом мире. Ирина, не отмахивайся от моих слов, – затараторила я сглатывая звуки, – ты вправе  не верить, но я не лгу и не разыгрываю. И не сошла с ума, – слова вылетали быстро, сумбурно и неубедительно, вся моя внутренняя подготовка осыпалась прахом, разбилась о колючее недоумение собеседницы. После судорожного вздоха удалось продолжить, – если я правильно поняла, когда соглашалась на этот обмен, то Елизавета пострадала необратимо, и, насколько я разобралась в ситуации, выжить она была не должна. Вместо нее выжила я, а она получила мое здоровое тело, и пусть маленький, но дар. А наличие дара, это залог долголетия,  - заготовленная речь, повина которой была благополучно забыта, иссякла.

– Какой дар? – голос Ирины был сух и бесцветен, кто бы осмелился осудить ее, только пожалеть. Такая горькая новость.

– Магический, я владею начертательной магией, очень хорошо владею. Своей силы у меня мало, но в моей профессии – главное не сила, а грамотный подбор рун и качественное их начертание. А силу можно влить из накопителя.

– И если тебе верить, то Лизка  переместилась в другой мир, стала волшебницей и будет также крута?

Ирина говорила так, как будто соглашалась со мной, но интуиция мага вопила, что это просто уловка для того, чтобы выиграть время на раздумья. Да и невозможно принять на веру такую информацию сразу. Я бы не приняла.

– Наверняка, если ей предложили условия договора, схожие с моими.

– Договора? К чему сводится этот договор и с кем он заключен? – выражение лица Ирины стало немного хищным, конечно же мне пришлось рассказать о моей встрече с божественной сущностью.

– Кто так договоры заключает? - Экспрессия собеседницы несколько ошеломила, даже страх немного отступил. - Мало того что устно, так еще неизвестно с кем! Вот сейчас я почти верю в то, что ты сказала, уж кто-кто, а Лизка условия договоров формулировала точно, в этом я сама ее натаскивала. Ты могла выбить себе кучу преференций и все прошляпила! – Ирина немного помолчала, беря эмоции под контроль,  затем продолжила, – давай допустим, что я тебе верю, хотя весь мой жизненный опыт кричит, что этого не может быть потому, что не может быть никогда. Расскажи-ка, что там за миссия.

Опять возникло чувство, что меня водят за нос. Ирина держалась так, как будто все легко приняла на веру, но я чувствовала, что это не так.

– Честно сказать, сама не очень поняла. Но если исходить из того, что я ехала в дом отказников, чтобы занять место управляющей и наладить там жизнь, то это и было миссией, - далее последовал неожиданный вопрос.

– Дом отказников – это что?

– Ну как же, это дом, где живут дети, от которых отказались родители, или просто сироты, оставшиеся без поддержки.

– Детский дом, значит. И ты должна была там стать управляющей, а теперь это будет Лизка. Да? Вот это – единственное, во что я готова поверить сразу, Лизке точно по плечу такая миссия.

Мы надолго замолчали. Я боялась прерывать невеселые думы Ирины. Сочувствие заполняло мою душу. Так жаль неизвестную мне Лизу, но утешало то, что благодаря моей глупой порывистости она осталась жива. И, по словам Ирины, она сможет помочь несчастным детям. Вот за эту мысль и следует держаться. Главное - дети. Я всхлипнула от жалости ко всем и вся. Отвратительная черта, эта сентиментальность, вечно глаза на мокром месте. Уж я то знаю, что значит быть ненужным ребенком. Да еще эта накатившая слабость...

– Ты чего ревешь?

– Жалко…

– Вот сейчас я почти верю, что ты не Лизка. Моя Лизка не распускала нюни, а села и стала бы думать, как решить проблему. Слушай, если ты не Лиза, то кто ты? - Ну, слава Арису, что-то сдвинулось в настрое Лизиной подруги, только вот в какую сторону?



Елена Штефан

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться