Смерть и прочие неприятности. Opus 1

Font size: - +

Глава 16. Inversio

(*прим.: Inversio - инверсия, обращение (лат.). Изложение мотива или темы в обратном движении: например, вместо до-ре-ми – ми-ре-до)

 

Незадолго до этого сногсшибательного заявления Герберт встретил брата в замковом холле.

- Рад, что ты пришёл, - сказал некромант. – И даже почти не опоздал.

Просторный пустынный зал, отделанный серым гранитом, гулко раскатывал каждый звук. Здесь не было ни гобеленов, ни ковров, ни витражей – лишь голые стены, лаконичные и холодные, как дух Рейолей.

- Я прочёл твою записку, - сухо откликнулся Миракл. – Зачем звал?

Они стояли, глядя друг на друга так, словно приветствуя противника перед боем; так, словно взгляды их соприкасались невидимыми лезвиями. Миракл, прямой, как струна, держал сцепленные руки за спиной, даже не думая протянуть брату одну из них.

Впрочем, Герберт этого и не ждал.

- Хочу тебя кое с кем познакомить. И кое-что обсудить. – Некромант рывком отвернулся к лестнице. – Идём в мой кабинет.

- Давно я здесь не был, - заметил Миракл, пока они поднимались наверх. Он разглядывал лепнину, которой отделали лестничный колодец, и ореховый взгляд туманила не то грусть, не то досада.

- В какой-то момент я устал посылать приглашения, которые всё равно оставались без ответа.

- И вдруг передал мне это. Спустя столько лет. При таких обстоятельствах. – Туман во взгляде сменила жёсткость. – Если это ловушка…

- Надеюсь, ты был достаточно осторожен. – Герберт убедительно изобразил, что не слышал последних слов. – Как я уже написал, Айрес не должна знать об этом визите. Наше сближение после стольких лет ссоры вызовет у неё совершенно ненужные подозрения.

- Даже у меня вызывает.

- Почему же ты всё-таки пришёл?

Поднимаясь в том же мерном и ровном ритме, Миракл положил руку на перила: позволив пальцам скользить по камню, будто вспоминая, как делал то же много лет назад.

- Ты не стал бы звать меня попусту. Не сейчас. Если это не ловушка, то нечто очень важное. Если ловушка, я смогу себя защитить. – Следом за некромантом свернув в коридор, ведущий к кабинету, Миракл коснулся рукояти своего меча: серебряные ножны били юношу по бедру. – И, может, я дурак, но в ловушку мне не слишком верится.

Герберт не откликнулся и не улыбнулся. Лишь довёл брата до двери, которую озаботился тщательно прикрыть перед уходом, и взялся за ручку.

Минутой позже Миракл созерцал новоявленную суженую – в не меньшем потрясении, чем она сама.

- Моя… суженая? – после долгой паузы уточнил он.

- Вы готовите переворот. В твою пользу. Ты взойдёшь на престол, - терпеливо, точно объясняя несмышлёному малышу элементарный урок, растолковал Герберт. – Она та, на чьё чело ты должен возложить обручальный венец. Дева из иного мира, пришла в указанный Лоурэн день. Огненный меч, поверь, при ней. Красота, как видишь, тоже.

Кое-как сумев отвести глаза от нежданного жениха, Ева устремила взгляд на Герберта; взгляд, бывший очень злым и очень многообещающим.

Ну да. Всё как всегда. Я придумал гениальный план, дорогая Ева, только тебе о нём знать необязательно. И твоё мнение меня не интересует, ибо твоё согласие мне совершенно ни к чему.

Понять бы ещё, к чему такая секретность. И с чего всё это время её водили за нос, заставив думать, что в женихи ей предназначен один венценосный сноб.

- Не понимаю, о каком перевороте речь, - после другой долгой паузы сказал Миракл.

- Брось. Никто нас не подслушивает. А даже если бы подслушивали, Айрес и без того обо всём догадывается, и не говори, что вы этого не предусмотрели. – Герберт не торопясь отошёл от двери. – Народ тебя любит, в отличие от неё. Арестуй тебя сейчас, и восстания не миновать. Но вы хотите ударить раньше, чем она сумеет изменить расклад в свою пользу, и по моим расчётам ударите уже скоро.

Миракл вновь воззрился на Еву. В этом взоре она отчётливо прочла подозрения по поводу её скромной персоны. Немудрено… странно, как самой королеве не пришёл в голову хитрый план с ловлей врага на живца. Предложить тому, кто собирается отобрать у тебя престол, «деву из пророчества», а потом поймать на признании в узурпаторских намерениях – какое искушение!

Впрочем, судя по всему, что Ева слышала о Её Величестве Айрес, для ареста признание ей было ни к чему. И, судя по словам Герберта, ничего не меняло. Но Миракл, осторожный, как и следовало, явно брал в расчёт иной расклад.

- И вы согласились принять во всём этом участие, лиоретта? Стать женой того, кого даже не знаете? – голос и глаза одарили её колючей насмешкой. – Впрочем, для иномирных дев подобное решение неудивительно. Насколько я знаю, будущие короли – ваша маленькая слабость.

Ева порадовалась, что щёки её не могут вспыхнуть.

А вы та ещё язва, лиэр Совершенство. И, похоже, ей ещё не раз аукнется поведение предшественниц.

Параллельные квинты в уши этим наглым русским девицам…

- Не могу сказать, что не слышала о вас, лиэр Миракл, но о нашем предполагаемом браке я узнала только что. Как и о том, что вы соизволите нас посетить, - спрятав задетое достоинство за горделивой холодностью, сказала Ева. – Моего согласия на помолвку никто не спрашивал. Как и вашего, полагаю. Но да, я согласилась действовать по плану Гер… Уэрта, в чём бы он ни заключался. Видите ли, когда тебя… когда твой враг – королева, мечтающая тебя убить, и за этим врагом стоит вся мощь и все силы незнакомой тебе страны, не говоря уже о его собственной силе – тому, кто согласен укрыть тебя от него, нужно быть благодарной. – Факт её убийства этой самой королевой пока лучше не разглашать. – И услужить своему спасителю в качестве благодарности, если он не требует от тебя того, что тебя оскорбляет, по мне вполне приемлемая цена.



Евгения Сафонова

Edited: 06.01.2019

Add to Library


Complain