Смерть и прочие неприятности. Opus 2

Глава 5. Marziale

(*прим.: Marziale — воинственно (муз.)

 

— …мы высадим войска здесь и здесь. У людей и лепреконов. Через горы было бы проще, но это сразу заметят, а маги и дроу в горах могут создать нам немало проблем. Не хочу, чтобы нашим колдунам пришлось защищать войска от магического обвала.

Нависнув над столом, Айрес следила, как тонкий палец лиэра Сайнуса, её Советника по военным делам, в двух местах коснулся карты с планом наступления на Риджию, разостланной на красном дереве.

— Тот самый отвлекающий манёвр, что мы обсуждали в прошлый раз? — она благодушно кивнула, мельком отметив, как старательно Сайнус держит лицо подальше от лилий, белевших в вазе на столе. Аромат свежих цветов сливался с её лилейным парфюмом, и в комнате пахло почти одурманивающе; Айрес к этому крепкому запаху привыкла с детства, но Советник не раз признавался, что от лилий у него кружится голова. — Морем лучше. Управлять погодой в разы сложнее, чем расколоть камень.

— С этим их магам будет не так-то просто справиться, а нашим — легче предотвратить, — закончил Сайнус.

И это точно собьёт риджийцев с толку, добавила Айрес про себя. Хотя она старалась действовать скрытно, естественно, соседи заметили, что Керфи копит военную мощь. Не знали только, для чего. Шпионы, засланные в Риджию, пустили слух, что керфианцы хотят напасть на Ильден; учитывая, что Айрес делала немалую ставку на флот, риджийцы должны купиться — к ним логичнее было бы прийти по суше.

— Мы займём прибрежные города. Наши силы возрастут за счёт павших и поднятых местных. С побережья войска Болера двинутся на север, Гордока — на запад, Медибеля — на юг, чтобы ударить по трём столицам. Дроу сейчас представляют наименьшую проблему: их мало. Так что первоочередная задача — взять Мирстоф, Солэн и Ювелл. — Голос Сайнуса олицетворял его самого: сухой, стучащий согласными друг о дружку, как стучали об окружающих его длинные тонкие кости (Айрес танцевала с ним пару раз, и ощущение было не из приятных). Даже одежда не могла скрыть остроты плеч, локтей и коленей, и гладкая кожа обтягивала череп так туго, что щёки вваливались почти до длинного носа. С годами Сайнус начал лысеть, и Айрес даже ждала, когда жидкие тёмные пряди вконец покинут его макушку — это довершило бы сходство со скелетами, которыми Советнику предстояло командовать. — Основные силы дроу до сих пор держат под горами, в Мьёркте, но часть находится в Хьярте, которую они восстанавливают из руин. Если они попытаются прийти соседям на помощь, мы встретим их. Однако я подозреваю, что они отступят в Мьёркт… и не вылезут оттуда. Я бы на их месте поступил именно так, — добавил он. — Под горами достать их куда сложнее.

— Не страшно. Если крысы решат не вылезать из норы, в ней они и издохнут. — Выпрямляясь, Айрес улыбалась. — От крысиного лаза в стене проще всего избавиться, обрушив стену.

Узкие глаза Сайнуса сделались ещё уже:

— Вы имеете в виду…

— Похоронить их под горами, верно. Заставить потолок их жилища рухнуть им на головы.

— Ваше Величество, но силы всех наших магов не хватит…

— Вы сомневаетесь в моём могуществе, Советник?

А если всё пройдёт по моей задумке, вновь добавила она про себя, иных магов, кроме меня, не потребуется.

— Нет. — Сайнус отшатнулся от стола, чтобы склонить голову в поклоне. — Нисколько, Ваше Величество.

Айрес снова улыбнулась — почти успокаивающе. Опустив взгляд на карту, побарабанила пальцами по горному хребту, разделявшему Керфи и Риджию.

— Мне доложили, — сказала она невзначай, — что вчера на ужине, куда вы пригласили лиэра Болера и лиэра Медибеля, произошёл… инцидент.

Сайнус и глазом не моргнул. Он хорошо знал, чего стоит бояться, а чего нет. Оскорбление Айрес Тибель, особенно неверием в неё, смерти подобно; то, о чём она заговорила, даже провинностью назвать было нельзя — спасибо принятым ею законам.

Впрочем, её законы вызывали одобрение далеко не у всех. Именно поэтому Айрес сочла необходимым обсудить этот вопрос.

— Ничего серьёзного. Гости нашли одну мою горничную достаточно привлекательной, чтобы она могла скрасить им остаток вечера. Та не оценила чести и оцарапала Болеру лицо. Болер спросил, могу ли я уступить выбор и проведение наказания им с Медибелем, и я решил, что это в некотором роде моя обязанность как добропорядочного гостеприимного хозяина.

Возразить было нечего. Простолюдины не имели права поднимать руку на аристократов. Никогда не имели. Зато аристократы имели право относиться к прислуге как к вещам: Айрес сама вернула им это право, отобранное её дедом. Подразумевалось, конечно, что они могут сколь угодно жестоко наказывать прислугу за реальные провинности, и смертью — в том числе. Но вылилось это в то, что прислугу приравняли к домашним питомцам, только без привилегий последних.

Хотя те простолюдинки, что были поумнее погибшей девчонки, тоже виляли несуществующими хвостами, когда им дозволяли спать в хозяйской постели. В конце концов, послушным сукам в награду могла перепасть вкусная косточка или красивый ошейник.

— И в ходе наказания, что оба проводили со спущенными штанами, они перестарались. Особенно когда пустили в ход бутылки.

— Девчонка всё равно была не слишком сметливой и радивой. Насколько я понял со слов моей экономки. Для меня все горничные на одно лицо. — Сайнус пожал плечами. — Не волнуйтесь, Ваше Величество. Она приехала из Лобдэйна. Я даже не знал, что такой городишко существует, пока не поговорил с экономкой. Её семье передали, что приключился несчастный случай, но бедняжка получит достойные похороны в столице и возможность помочь в посмертии славному дому, которому она счастлива была служить при жизни. Я помню, что нынче не лучшее время, чтобы давать черни повод распускать языки.

Пару лет назад Сайнус спокойно мог написать родным той дурочки, что она поплатилась за разбитую вазу. Или за воровство. Никто ведь не осудит тебя, если ты утопишь щенка или пристрелишь пса, что кусает твоих визитёров. Но сейчас не стоило подливать масла в огонь, тлевший под троном Айрес тирин Тибель, даже письмом в такую глухомань, как Лобдэйн. Мало ли кто мог узнать об этом и закричать, что за время её правления таких дурочек стало слишком много.



Евгения Сафонова

Отредактировано: 11.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться