Смерть и прочие неприятности. Opus 2

Размер шрифта: - +

Глава 10. Mosso (07.02)

(*прим.: Mosso - одушевлённое, живое исполнение)

 

Ровно в три Герберт и Миракл стояли на перекрёстке, предварявшем въезд в окружавший столицу лес.

По иронии судьбы место дуэли располагалось не столь далеко от загородного имения Тибелей, унаследованного Кейлусом. По традиции секундантом был назначен человек, хорошо знавший и хорошо относившийся к обоим; таковым стал Кроу Соммит, теперь с несчастным видом державший в руках две затрапезные шпаги без всяких признаков магии. Ещё парочка свидетелей – из числа главных придворных сплетников – стояла поодаль, жадно внимая бесплатному представлению.

- Не желаете примириться? – безнадёжно осведомился Кроу, по щиколотку утопая в снегу, подметая плащом белый наст на придорожных сугробах.

- Нет, - хором ответили оба Тибеля, застыв друг против друга с крайне убедительной холодной злобой на лицах.

Кроу с несчастным видом сдул со смуглого лица смоляные волосы, отпущенные до подбородка. Посмотрел на стену леса перед ними так, точно надеялся, что оттуда вот-вот выйдет кто-то, кто прервёт это безобразие.

Его, имевшего к заговору в пользу Миракла самое прямое отношение, братья посвятили в фиктивность дуэли – что не отменяло того, что капитану будущего короля по арене всё это совершенно не нравилось. Но, в конце концов, это лишь помогало Кроу убедительно отыграть свою роль.

- Поскольку выбор оружия всегда за вызываемой стороной, - молвил он, так и не дождавшись появления кого-нибудь, кто завершит дуэль до её начала, - схватка пройдёт на мечах. – Кроу покосился на некроманта. – Уэрт, ты уверен, что хочешь драться с чемпионом арены? Если я помню, ты не слишком… м… твои силы немножко в другом.

- Отец учил меня владеть не только Даром, - отчеканил тот. – И брат некогда тоже.

- В чём теперь невероятно раскаивается, - бросил Миракл презрительно.

- Мелочен даже в этом.

Прервав перебранку раздачей оружия, взамен приняв от братьев сброшенные плащи, Кроу отступил, встав подле свидетелей.

- Разойдитесь на позиции. Начинаем на счёт «три», - сухо отчеканил он, вскидывая ладонь на уровень глаз, пока братья отступали друг от друга ровно на пять шагов. – Раз, два…

Когда рука в чёрной перчатке опустилась, дуэлянты сошлись вновь, и лезвия шпаг серебром вспороли морозный воздух.

Первые удары брата Герберт и правда отразил весьма умело. Несмотря на то, что в атаке тот ему не подыгрывал. И успел отразить только их – прежде, чем из снежного вихря соткалась фигура, появление которой пришлось одновременно кстати и некстати.

При виде новоприбывшей Кроу поспешил склониться в низком поклоне. Впрочем, не настолько низким, насколько вышли раболепные поклоны других свидетелей, чьи лица вытянул суеверный ужас.

- Ваше Величество…

Пройдя мимо них, точно не заметив, Айрес – в мехом подбитом плаще, чернотой окутывавшем её с головы до пят – направилась прямиком к дуэлянтам, так и замершим со скрещёнными клинками.

- Помимо того, что дуэли запрещены законом, я не желаю, чтобы один представитель моей семьи проливал кровь другого. – Глаза королевы сияли холодными отблесками отражённого снега. – Мне нет дела, что послужило причиной вашего раздора, но вы разрешите каким угодно другим способом, кроме этого. Уэрт, ко мне.

Поколебавшись, некромант всё же опустил шпагу. С равнодушно-надменным, без тени пристыженности лицом прошёл мимо брата к Кроу, чтобы отдать оружие и забрать свой плащ.

Следом – к Айрес, следившей за племянником с цепкостью тюремного надсмотрщика.

- Эта дуэль не состоялась. Этой дуэли никогда не было. Лишь по этой причине все присутствующие уйдут отсюда безнаказанными. – Пальцами без перчаток ухватив Герберта чуть выше локтя, другой рукой королева крепко обняла его за талию. – Надеюсь, присутствующие учтут это, прежде чем обмолвиться где-либо хоть словом о том, что здесь произошло.

Под взглядом исподлобья от Кроу, напряжённым – Миракла, и опасливым – остальных присутствующих королева и её наследник исчезли в миниатюрной вьюге, рождённой взметнувшимся с земли снегом. Вместо шести фигур оставляя на заснеженном перекрёстке лишь четыре.

В следующий миг оба уже материализовались в чёрно-багровом кабинете королевского дворца, где на полу подпалиной был выжжен семиугольник, оставшийся от экзерсисов, которыми они предваряли грядущий вызов Жнеца.

- Я разобрался бы с ним, - сказал Герберт, когда Айрес, крепко державшая его на время переноса, отстранилась.

- Письма, которые ты обещал отдать мне, - словно не услышав, молвила королева бесстрастно. – Они у тебя с собой?

Запустив руку под плащ, Герберт с готовностью достал из внутреннего кармана пачку сложенных вдвое бумажных листков, перевязанных зелёной лентой:

- Собирался занести тебе после…

- Отлично. В таком случае ты остаёшься здесь.

Когда Айрес взяла письма у него из рук, Герберт поднял на неё взгляд, чуть окрасившийся непониманием.

- Внеочередной урок?

- Нет. Поживёшь под моим кровом некоторое время. – Королева улыбнулась, словно извиняясь, но в глазах её извинения не было. – В последние дни ты творил слишком много необдуманных поступков. Пока не протрезвеешь от своей любовной горячки, я вынуждена переселить тебя в место, где смогу лучше за тобой приглядывать.

- Это невозможно.

- Это возможно, Уэрт, и это не обсуждается. Или у тебя есть некие причины, по которым ты не можешь покинуть дом? Подозрительные дела, тайные встречи, которые неудобно проводить, находясь под моим присмотром?

Под пристальным взглядом сузившихся тёмных очей, способным напугать почти любого обитателя Керфи, Герберт не вздрогнул. И не опустил глаз. И голос его, когда он ответил – после крошечной, почти незаметной задержки – остался совершенно спокоен.



Евгения Сафонова

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться