Смерть и прочие неприятности. Opus 2

Размер шрифта: - +

Глава 19. Ripieno (07.11)

(*прим.: Ripieno - в инструментальной музыке эпохи барокко обозначение игры всего оркестра; то же, что tutti (муз.)

 

- Альянэл из рода Бллойвуг, Повелитель дроу, Владыка Детей Луны, - возвестил герольд.

В наступившей тишине, вязкой, как жидкая канифоль, не было слышно шагов тех, кто вошёл в зал. Не могло быть – даже если бы их не приглушала ковровая дорожка, которой выстлали проход от дверей к тронному возвышению. Но шуршание их одежд и лёгкое звяканье доспехов звучали вкрадчивой песней не случившейся войны.

Первым на золотую ткань, расшитую алыми астрами, шагнул знаменосец. К удивлению Евы – человек. К ещё большему удивлению – девчонка, на вид почти подросток. Она несла королевский штандарт, крепко сжимая лакированное древко; над её темноволосой макушкой реял звёздный венец и луна, вышитая серебром на чёрном шёлке, и роза, заключённая в круглый бледный лик любимицы поэтов.

За девчонкой следовали гвардейцы в лёгкой, гибкой, чёрной с серебром броне. Жёлтые глаза на молодых лицах сияют драконьим огнём, кожа – серый пепел, волосы – сгущённый звёздный свет.

Их Повелитель шёл в центре процессии, окружённый бдительной охраной и сиятельной свитой. Бархат его длинного плаща ниспадал на алые астры; чернильные складки со сливовым подбоем скользили по дорожке, словно струи ночной тьмы, затмевающие солнечный свет. За ним тенью, шаг в шаг, ступал молодой мужчина в мантии колдуна – второй и последний человек в делегации. Длинные русые волосы свободно падали на тёмно-серый шёлк, кожа казалась бледной почти до болезненности.

- Добро пожаловать, Повелитель Альянэл, - сказал Миракл, когда дроу расступились перед троном, чтобы их Повелитель мог приблизиться к королю Керфи. – Я рад нашей встрече.

Правителей соседней страны он приветствовал на риджийском, на котором говорил бегло и безупречно, лишь с лёгким певучим акцентом. Как вскользь упомянула Мирана, её сына готовили к правлению основательно, так что Миракл свободно изъяснялся на пяти основных языках этого мира. Ева не знала ни одного, но переводческой магии было всё равно, с какого языка переводить – с керфианского или риджийского.

Правителей соседней страны они встречали у подножия тронного возвышения, пока у стен волновалась и перешёптывалась пёстрая придворная толпа. Так гласил этикет: послов король встречает на троне, но с другими королями он равен. Заставлять их смотреть на тебя снизу вверх – оскорбление, а то и недвусмысленная угроза.

Иногда Ева думала, как бы риджийцев встретила Айрес. Особенно если вспомнить её намерения.

- Да хранят звёзды тебя, Миракл тирин Тибель, - сказал Повелитель Альянэл, пожимая протянутую ему руку. – И твою прекрасную невесту. – Глаза дроу скользнули вправо, на лицо Евы, стоявшей подле жениха. – Лиоретта Йевва… молва о ваших подвигах донеслась даже до наших земель. Как и о вашем происхождении.

Его глаза тоже напомнили Еве о канифоли. Тот же яркий янтарь, в котором можно увязнуть и пропасть. Плащ и королевский венец в волосах – то были единственные детали в его облачении, выдававшие, что это одежды короля; но не будь ни венца, ни плаща, ни гвардии кругом, Ева всё равно поняла бы, кто перед ней.

- Я польщена, - проговорила Ева, - но не уверена, что мои подвиги стоят такой громкой молвы.

Естественно, дроу прекрасно понял её слова. Переводческой магии снова было всё равно, на какой язык их переводить.

- Надеюсь, лиоретта, вам доставила удовольствие встреча с соотечественницей?

 Ева слабо улыбнулась.

Дроу оказались четвёртой и последней делегацией риджийцев, которую они с Мирком приняли сегодня. Как-никак Риджия включала в себя четыре королевства, и вваливаться всей гурьбой было бы странно. Сперва король Керфи поприветствовал лепреконов, следом людей, затем эльфов.

Надо сказать, из всех волшебных народов дроу произвели на Еву наибольшее впечатление. Лепреконы очень походили на гномов – такие же маленькие и рыжие, разве что без гипнотической зелени в глазах, присущей обитателям Потусторонья. Люди ожидаемо не отличались от людей, разве что одевались как ролевики. Эльфы до скучного смахивали на толкиеновских, и не на весёлый народец из Ривенделла, а на утончённых обитателей Лориэна – светловолосые, в струящихся одеждах, с лучезарными очами на прекрасных молодых лицах. Разве что их король выбивался из общего ряда.

Повелитель Дэнимон, Владыка Детей Солнца, был плодом союза эльфа и человеческой девы, и тёмные кудри типичного человеческого мальчишки странно смотрелись над его типично эльфийским ликом. Его супруга, Повелительница Кристаэль, и та больше походила бы на эльфийку – если б не кинулась Еве на шее с типичной непосредственностью типичной попаданки.

Когда-то Кристаэль звали Кристиной. Она родилась в Питере и попала в этот мир за пару лет до Евы. Она встретила Дэнимона, тогда ещё принца, в первый же вечер своего пребывания в Риджии. Они поженились этой осенью. Она боится скелетов, но в Керфи они очень милые. Она любит танцы и мороженое. Её можно звать Кристой. И всё это Ева узнала от неё даже не за ту четверть часа, пока Миракл и Дэнимон беседовали за закрытыми дверьми смежного с залом кабинета, а за первые пять минут с момент знакомства – пока все вокруг, включая Дэнимона и Миракла, вежливо ждали, когда у Повелительницы эльфов иссякнет поток любви к землячке.

Хорошо хоть Ева успела отшатнуться, прежде чем её чмокнули в ледяную щёку.

- Знакомство с супругой Повелителя Дэнимона ошеломило меня, - честно ответствовала Ева. – Полагаю, нам ещё удастся переброситься словечком. – Полагаю, мне не отвертеться, поправилась она про себя. Криста всю аудиенцию безостановочно трещала у неё над ухом, рассказывая потрясающую историю своих приключений в чужом мире (типичный попаданческий роман с отважным принцем, любовью с первого взгляда, коварными врагами, похищениями, страдающей девой в темнице и свадебкой в конце), а напоследок посулила, что на вечернем приёме ждёт от Евы ответной любезности. – Наверняка она не меньше моего скучает по дому и будет рада услышать, что произошло в нашем мире за время её отсутствия.



Евгения Сафонова

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться