Смерть лишь начало

Font size: - +

Глава 3. Жва глаза ночи

Глава 3. Два глаза ночи

 

Жизнь уходит из рук, надвигается мгла,

Смерть терзает сердца и кромсает тела,

Возвратившихся нет из загробного мира,

У кого бы мне справиться: как там дела?

 

Омар Хайям

 

Нечто на планете Сентаир активизировалось, ощутив изменение метрики пространства. Происходило то, что не случалось уже многие тысячи лет - открывался внепространственный энергоканал... На такой случай у этого Нечто, или Некто существовали должностные инструкции, которые и вступали в действие с первичным приоритетом.

 

* * *

Ничто. Вокруг было Ничто. Отсутствовали какие бы то ни было ощущения. Такое, наверное, бывает тогда, когда человек тотально парализован. То есть, сигналы от нервных окончаний, по какой бы то ни было причине, не доходят до коры головного мозга. В этом ничто имелось лишь сознание, холодное, без чувств и эмоций. Оно не знало кем или чем являлось ранее, это было не существенно. Важно было только то, что имеет место быть здесь и сейчас. Существо ощущало чуждость текущего состояния - это не место для таких как оно. Или может ещё рано?...

Вдруг всё залил нестерпимо яркий, насквозь пронзающий свет. И одновременно в сознании калейдоскопом стали проноситься воспоминания, укладываясь на свои места. Они мелькали настолько быстро, что если бы у этого существа в данный момент были эмоции, то оно бы кричало, захлёбываясь в поступающей лавине информации. Но существу повезло. Эмоции вернулись много позже. Когда информация упорядочилась, оно осознало себя и вспомнило всё... Это был Николай. Он попытался оглядеться вокруг, но не смог, ибо всё также находился непонятно где, не ощущая тела, в заполненном ярким светом пространстве. Как понял, что пространство залито светом, мужчина сказать бы не смог, ибо зрительных органов, как впрочем и каких либо иных, у него не было. А может он их просто не чувствовал. Знание о пространстве было аксиомой. Сколько времени прошло до первых изменений в этом ничто Николай не знал, да и его это не интересовало. Его вообще ничего не интересовало. Он всё также оставался холодным сознанием, пусть и с обретённой личностью и памятью. А произошедшим изменением была возникшая в сознании непонятная мыслефраза, не принадлежащая Николаю. Если облечь её в привычные нам слова, то смысл был бы примерно таким: "Проверка на уровни Ранкер и Ранкар!"...

В следующее мгновение Николай ощутил, что его буквальным образом сминают. Было такое ощущение, будто его взяли в огромные ладони и начали сжимать со всех сторон в шарообразную конструкцию, как дети сжимают пластилин, пытаясь его размягчить. Когда казалось, что уже некуда сжиматься и скоро он лопнет, как воздушный шарик под давлением, всё прекратилось. Не успев осознать прекращение прессинга, Николай понял, что началась противоположная процедура- растяжение этого самого шара, которым он ощущал себя, во всевозможные стороны и направления. Сколько продолжалась данная цикличность действий, неведомо. Николай перестал что либо ощущать уже на седьмом повторе, ибо сознание, не выдерживая нагрузок, попросту отстранилось от происходящего, сберегая целостность личности. Сознание включилось в работу лишь тогда, когда из вне поступила новая порция информации: «Проверка произведена!» «Приготовьтесь, начинается проверка на соответствие Степени (Т)!».

В следующее мгновение Николай ощутил, что его перетирают мегатонны твёрдой породы. На этот раз отсутствие эмоций не помогло, инстинкт самосохранения оказался сильнее. Мужчина, испугавшись, начал рваться из под толщи земли. Через какое-то время, поняв тщетность своих попыток, он осознал, что это выверты подсознания, так как боли не ощущается, а должна бы, да и тела, скорее всего, здесь нет.

Через какое-то время ощущения изменились. Нынешние походили на буйством воды – обуяло такое чувство будто его эфемерное тело размывает вода, пытаясь разнести по молекулам, растворить в себе, словно он соль или сахар. Николай, как и в предыдущий раз, начал инстинктивное сопротивление. Позволить себе отдаться на волю ощущений было страшно. Инстинкт самосохранения вопил во всё горло, что этого допускать не следует.

Потом было ещё многое, но ясность пришла, когда он ощутил очень яркую невыносимо обжигающую вспышку, а следом дикий, не представимый ранее холод.

В сознании возникла яркая картина заполненного необычайной глубины и насыщенности тьмой пространства с вкраплениями ярких точек. Так, наверное, выглядит космос, если смотреть из его глубины. Перед ним, сзади, сверху, снизу - повсюду, находились мириады манящих ярких точек, звёзд. Зрелище завораживало. Было такое чувство, что он может, если пожелает достать до любой. Да что там может… Он был этими звёздами, был космосом, вселенной - он был Всем...

Наваждение пропало также резко как и появилось. Николай вновь осознал себя в привычном, заполненном светом, пространстве. Не сразу он понял, что же не так... А не так было. Света, который ощущал ранее, не было. Было беспрерывное чередование света и тьмы, будто едешь на огромной скорости по ночной автостраде, вдоль которой горит множество фонарей. Через мгновение после возникновения данной ассоциации, сознание Николая погасло.

 

Планета Сентаир. Остров Таллир.

На небосводе показался лишь край золотистого солнца, а жизнь на острове уже кипела. Пёстрое многообразие птиц возмущённо чирикая взмыло над не далёким лесом, согнанное с насиженных мест рыком какого-то, явно большого и опасного, хищника. Шумели насыщенно зелёной листвой деревья, роняя на землю капли кристально чистой росы и высыхая под лучами восходящего солнца. Летали, звонко жужжа, насекомые. В траве шуршали грызуны, спеша по своим делам, или выискивая пропитание.

Но этим летним утром внимательный наблюдатель, ежели такой бы нашёлся, мог заметить диссонанс в картине природы. Как соринка попавшая в глаз причиняет дискомфорт и мешает смотреть, так и тут что-то вносило разлад в гармонию девственной природы. Этот же наблюдатель, оглядевшись увидел бы на берегу, в двухстах метрах от воды две параллельно стоящие Стеллы, явно сотворённые не Природой-Матушкой. Но дисгармонию этим утром вносили не они, а находившаяся неподалёку, позади и правее, если смотреть от воды, пещера. И даже не она, а та вуаль отрицания, что витала над и вокруг неё... Этим утром вся живность сторонилась такой уютной пещерки, в которой летом можно спастись от слишком сильно палящего солнца, а зимой укрыться от холодного ветра и хоть как-то согреться. Однако сегодня на сто метров вокруг не находилось ни одного живого существа. Живность знала, когда можно приближаться, а когда лучше выждать и тем самым остаться целее...



Александр Супрунов

#14357 at Fantasy
#3222 at LitRPG

Text includes: магия, магический мир

Edited: 12.08.2016

Add to Library


Complain




Books language: