Смертельная лихорадка.

Размер шрифта: - +

Третья глава.

«Главное — нельзя бояться, что ничего не выйдет.»

 

Тридцать четыре. Тридцать пять. Тридцать шесть. Я оббегала весь город, чтобы найти этот чертов дом. Но нет. Дома с цифрой тринадцать нет и в помине. Присев на бордюр, я выдыхаю, вытирая пот со лба. Не знаю сколько времени прошло, но уверена, что много. Возможно три дня. Возможно семь. Возможно прошла уже целая вечность. Я не знаю. Оглядевшись, я приподнимаюсь и вновь иду по дороге. Только в обратную сторону.

Тринадцать. Тринадцать. Тринаааадцать…

      Встряхиваю головой, отгоняя сумасшествие. Живот урчит и я корчусь, противно морщась. Не ела давно. А так хочется. Убираю прилипшую блондинистую прядку со лба, горестно вздохнув. Хотелось бы сейчас сидеть с Кэролайн на кухне, делиться колкими фразами и упиваться юмором. Вот только нет этого. Я на той стороне. Ищу какой-то долбанный камень, который вообще мне на хрен не сдался! Резко вскакиваю, поворачиваясь. Меня почему-то кренит в бок и я поддаюсь этому порыву. Чувствую холодную землю под собой и кровь на виске.

Ужасно. Больно. 

      Смешно…
 

***



      Кэролайн нервно расхаживает по комнате подруги, кусая кончики пальцев. Ее сестра сейчас находится черт знает где, а еще она при этом не может ничего сделать. Не может помочь. Это подло.

      — Бонни, она уже должна была вернуться! — она отчаянно вскрикивает, уже потихоньку начиная выходить из себя. Эта тишина ее раздражает.

      — Кэр, успокойся. Лидия знает что делать. Она найдет камень и обязательно вернется, — твердо произносит ведьма, однако уже сама она не уверена в своих словах.

      Лидии нет четыре дня. Четыре дня они сидят в комнате мулатки, продолжая ждать возвращение девушки. Но та, похоже, не спешит. Иногда к дому приходит Клаус. Заливается громкими речами, просит Кэролайн выйти и хоть на мгновение отвлечься. Она посылает его куда подальше, не желая больше видеть. Он слушает, но продолжает приходить. Зачем? Без понятия. Просто…у него такое чувство будто он нужен. Нужен этой истеричной блондинке, что сейчас буквально разрывается на несколько частей. Сама она этого никогда не признает. Майклсон ей не нужен, — так она продолжает твердить себе, упираясь в настойчивость гибрида. И хоть это и чистая неправда, однако этих двоих продолжает притягивать упрямство и желание показать, что ты сильный и справишься в одиночестве.

      — А если она не сможет вернуться? Если что-то случится? Или уже случилось? — вампирша истерически всплескивает ладонями. — Почему ты молчишь?!

      — Кэролайн, успокойся. Она найдет этот камень и вернется живой и невредимой.
Бонни складывает всякие блокноты с заклинаниями в сумку, продолжая смотреть подруге в глаза. Та разжигается только сильнее.

      — Как ты поддерживаешь ее?

      — Этой свечой, — ведьма указывает на нее и та вспыхивает. — Как только свеча погаснет, Лидия вернется.

      — А если… А если она не найдет камень? — шепчет блондинка, судорожно выдыхая.

      Бонни даже думать об этом не хочет, потому…

      — Не вернется, — как-то подавлено отвечает ведьма, хватаясь за свои плечи.

      — Как не вернется?! — жалостливо вскрикивает вампирша, бросаясь на подругу с угрозами.

      — Она отправилась туда с целью найти камень. Если она не выполнит эту цель — не вернется. Ее попросту не отпустят духи

      Кэролайн всхлипывает, утирая льющиеся из глаз слезы. Сестра… Не вернется?

      — Но, послушай, Кэр, — привлекает внимание блондинки ведьма. — Она сильная. Несмотря на то, что подросток, она сильная. Со всем справится. И если не сможет вернуться, то… Мы попробуем вернуть ее сами. Слышишь? Любой ценой.

      Вампирша кивает, благодарно улыбаясь.

      — Да, вернем.

      Обязательно. 
 

***



      Не знаю сколько брожу средь одинаковых домов, но это начинает надоедать. Серьезно. Просто бесит до ужаса. Один. Два. Три. Четыре. Где же тринадцатый, черт возьми? Вообще ничего не понимаю. Сплевываю очередной комок грязи изо рта. Только что, я, как напуганная лань, бежала от какого-то психопата-вампира. Он, похоже, нисколько не заботился о своем внешнем виде, так как полез за мной в грязь. В прямом смысле слова. До сих пор чувствую этот отвратный привкус.

      Мой вид тоже оставляет желать лучшего. Потертые колени на джинсах, разорванная на рукаве футболка и взлохмаченные волосы. А еще огромные глаза и резво колотящееся сердце. Мне кажется, так бы каждый выглядел, кто встретился с тем уродом. Он что-то орал про «попку и все, все, все». Не знаю, что это или кто это. Но это выглядело комично. Наверняка, все духи ржали.

      Захожу в один из баров, садясь за столик.

      — Виски мне! — потом обреченно закатываю глаза, вставая и наливая самой себе в бокал.

      Да, неловко.

      — Хоть здесь нажрусь в хлам, — бурчу я, чокаясь с невидимым другом, и опрокидываю в себя половину.

      Тут же морщусь, выплевывая эту половину на пол. Фу, бяка.

      — Нет, похоже, не судьба.

      Беру со стойки бутылку с водой, двигаясь к выходу. Вдруг, лампочки в баре взрываются, заставляя меня вздрогнуть и выронить воду. Оглядываюсь по сторонам, пребывая в полнейшей тьме. Трудно сглатываю, пытаясь нащупать дверцу. Где-то с улицы слышится хрип и я, наконец, вырываюсь, выбегая. Сердце бешено колотится, гоняя кровь по венам. Чувствую головной жар и слегка прикрываю глаза, чтобы восстановить дыхание.
Шорох спереди вырывает из минутной дремы.

      — Эй! — делаю пару шагов, пристально всматриваясь в центр улицы. Ничего.

      Никого.

      Дрожь пробирает меня, когда чье-то тяжелое дыхание гудит у меня под ухом. Дергаюсь, с всхлипом оборачиваясь назад. Какая-то женщина в стремном длинном платье смотрит на меня с нескрываемым презрением.

      — Что здесь забыл человек? — властный голос, наполненный злобой, нисколько не пугает меня.

      Ну чуть-чуть. Совсем.

      — Себя, — буркаю я, делая пару медленных шагов назад.

      — Деточка, тебе не стоит так разговаривать со мной, — она шипит, словно змея, продолжая плеваться ядом, отчего я сжимаюсь под ее взглядом.

      — Не обращайте на меня внимания… — шепчу я сквозь дрожь, отступая.

      — Духи Предков будут преследовать тебя до тех пор, пока ты отсюда не уберешься.

      — Но мне нужно найти кое-что! — отчаянно вскрикиваю я, чувствуя себя на грани срыва.

      — Убирайся или пожалеешь! — рявкает, по-видимому, ведьма, взмахивая когтистой рукой.

      Я отлетаю к ближайшей стене и на дрожащих руках пытаюсь приподняться, однако у меня не выходит. Будто невидимая сила притягивает к земле, буквально вдавливая. Нецензурно прохрипев ругательство, я сплевываю сгусток крови, неодобрительно смотря на женщину. Она кривится и только хочет ударить меня еще раз, как тут слышит:

      — Оставь ее, Амария. Негоже на ребенке свою силу демонстрировать.

      Из теней показывается фигура пожилой женщины, которая разодета как в Викторианскую эпоху. Черное пышное платье, белая лента на поясе и бриллианты на рукавах. Невольно приоткрыв рот от удивления, я разглядываю лицо своей спасительницы.

      — Куда ты влезаешь, Лорель?! Я должна разобраться с ней! Эта девчонка мне нахамила! — чего? Это она такая негостеприимная! Стерва.

      — Уходи, Амария, подобру-поздорову.

      Ведьма хмурится, а потом ее лицо приобретает опустошенное выражение и, презрительно взглянув на меня в последний раз, она испаряется. Вот это да!

      — Вставай, девочка, — ласково говорит женщина, помогая мне подняться.

      — Спа-асибо, — заикаюсь я, чувствуя боль в спине.

      — Не благодари. Идем.

      Взяв под руку, женщина ведет меня по тихой улице, что-то нашептывая.

      — Что ты ищешь? — после минутного молчания я дергаюсь.

      — Камень. Лудник.

      Женщина хрипло смеется.

      — Не там ты ищешь, девочка. Дом тринадцать, верно? — я утвердительно киваю. — Это дом мэра.

      Ну конечно, Локвуды! Вспоминаю маленькую табличку возле их почтового ящика. Тринадцать! И как я могла не додуматься?

      — Значит он там? — спрашиваю, стирая кровь с щеки.

      Женщина пожимает плечами.

      — Верно. На чердаке. Помочь тебе? А то ты на ногах не стоишь.

      Я благодарно улыбаюсь. Да, помощь мне бы не помешала.

      — Я буду вам признательна. Шатаюсь здесь уже не знаю сколько, а меня ждут.

      Дойдя до большого дома, мы сразу же зашли, направляясь к чердаку. Как только дверь отворилась, я тут же заметила маленький серый камень, который начал отсвечивать золотистым цветом. Победно хмыкнув, хватаю артефакт и поворачиваюсь к женщине.

      — Спасибо вам.

      — Дашь мне кое-что сделать? — она кивает на мою руку и я с подозрительностью протягиваю ее.

      Ведьма берет кисть, сжимая, а после закрывает глаза, начиная что-то шептать. Мое тело бьет судорога, а холодный ветер обхватывает голову. Я в последний раз дергаюсь, а когда открываю глаза, никого уже нет. Непонимающе оглядываюсь по сторонам, выбегая на улицу. Женщина точно также, как и та, которая на меня напала, испарилась. Удивительно.
Смотрю на камень, крепко сжимая его в руке. Домой.

      Туда, где меня ждут.

      Закрываю глаза, глубоко выдыхая. Нетерпеливо подскакиваю, продолжая жевать искусанные губы.

      Туда, где меня любят.

      Неловко улыбаюсь, чувствуя ветерок в волосах. Он треплет их, будто гладя.

      Туда, где у меня есть семья.

      Серебряное свечение подхватывает меня, заставляя крепче зажмуриться.

      Домой.
 



Daria Bond

Отредактировано: 08.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться