Смертельное попадание, или золотое правило чернокнижника

Размер шрифта: - +

Глава 6. Об императорском роде, настоящем Цербере и всё том же запретном влечении

Королева-мать оказалась не только удивительно доброй для своего положения, но и очень щедрой. Ей хорошо запомнился мой восхищенный взгляд на её одеяние в первую нашу встречу, потому всё то, что я носила, если считать сегодняшний, за три дня, отныне принадлежало мне, как и то, что я даже примерить не успела. Голубая искрящаяся ткань туники свободно струилась по моему телу: сверху ткань была воздушная, снизу – плотная. Брюки же, напротив, обхватили ноги, а большая их часть скрылась под высокими сапогами белого цвета. Плащ, снова белый, дополнил образ. Каштановые волосы мне собрали в низкий пучок.

Наряд мне подбирала присланная Селеной Арангарат служанка из числа тех, что королева-мать пускала дальше собственной гостиной и о которых точно знала: Оланте нечем их переманить. Тея, что сейчас аккуратно завязывала на мне тесёмки плаща, когда-то была близкой подругой королевы Евгении. Восемь лет назад, когда первую жену Сиграля убили, её не вовремя отослали в империю Талера передать колбы с замороженным для долгого хранения противоядием от волчьего яда. Откуда мне это было известно? Бабушка рассказала, когда сообщала о гибели моей предшественницы-попаданки.

- Ничего не бойся, - голос у Теи был грубый и резкий. Легко прослеживалось, что она воспитывалась воительницей, а не служанкой. – Ты под защитой королевы-матери, что будет понятно всем присутствующим в зале по твоей белой одежде. С этим будут вынуждены считать даже чернокнижники и демоны, если не хотят окончания и так старательно подрываемых кем-то союзнических отношений.

Я не знала, как много Тее было известно обо мне от Селены, потому благоразумно помалкивала, хотя всё тело потряхивало. Слова мужчины по-прежнему стучали у меня в голове, словно постепенно пробивали черепную коробку: «За вами прибыл гвардеец Его Высочества наследного принца Ада». Если бы не вышедшая из-за его спины Тея, стремительно увёдшая меня в спальню, не знаю, как бы я себя повела.

- Селена не может препятствовать твоему возвращению, - тихо сказала женщина, пожевав губы и удивив меня такой фамильярностью по отношении к королеве-матери. Она отстранилась, оглядев творение рук своих, и извлекла из кармана собственных брюк, явно более плотных, чем мои, и предназначенных для боя, маленький серебряный ключ и всучила его в мою слабую ладонь, заставив крепко сжать. – Твой статус невесты наследника демонов оберегает тебя от волчьей расправы, да и нежелание возвращать тебя пошатнёт и так шаткие сейчас отношениями между нами и тёмными. Однако на смерть тебя никто не посылает, так что перестань трястись. В случае опасности, портальный ключ перенесёт тебя к Люпинийскому порталу и даст знать о твоём перемещении Селене. Держи его при себе всегда и никому не показывай.

Ключик в моей ладони нагрелся. Я поспешила спрятать его в карман брюк, вдела петлю «крышечки» кармана в пуговицу и накрыла рукой место с подарком. Стало немного спокойнее, но необходимость объясняться с Ансором казалась страшнее, чем просто смерть от его руки. Объяснять тому, кто столь нежно меня касался, что та, кого он считает своей истинной – чудовище… Настоящее, убившее волка чудовище.

- Мой тебе совет, мелкая, - наблюдая за мной, произнесла Тея. – Не спеши снова убегать. Не знаю, почему ты это делаешь, но могу судить по тому, что видела тогда, когда твой наследничек тебя ждал: ты ему нужна. Очень. И сейчас он послал за тобой гвардейца, которому, по слухам, доверяет больше всего. Не отказывайся от такого защитника.

- А если он станет моим врагом, когда узнает то, что я скрываю? – мой голос дрожал.

- Тогда убежишь, возможность у тебя есть, - волчица пожала плечами. – Задай себе другой вопрос: готова ли ты жить в постоянном страхе, без любви и друзей, и умереть одна? Готова ли постоянно думать о том, что могла бы быть рядом с тем, кто дорог?

В этих словах была её боль. И моя. Сердце заныло: «Говорят, они рождаются, чтобы однажды встретиться и никогда не расстаться, и судьба делает всё возможное, чтобы сталкивать их снова и снова, если вдруг их дороги расходятся. Им хватает взгляда, чтобы ощутить, как что-то немного изменилась в них. Они быстро чувствуют влечение друг к другу. Быстро влюбляются. Их мысли никогда не оставляют друг друга надолго». Мягкий голос Ансора отдавался в ушах, перемешивая страх с желанием вновь его увидеть. Ох, до чего печальная сказка! Значит, я действительно его истинная…

***

- Довольно смело с вашей стороны, королева-мать, - оглядев меня заинтересованным взглядом, заключил Дирлих ашара Кризейл, поворачиваясь к Селене Арангарат, расположившейся в кресле с высокой спинкой и позолотой, вторым по размеру в тронной зале.

Как я отметила ещё в первый свой визит в Люпинию, замок оборотней не отличался чрезмерной роскошью и размерами. Самым большим помещением была тронная зала, расположенная на первом этаже, но даже она была загнана в пределы невысоких потолков и скромного убранства, в котором преобладало дерево. Одну стену составлял рядок высоких окон, от пола до потолка, и они выходили в лес. Я видела, как за стеклом пробегали массивные фигуры, покрытые шерстью, и невольно сглотнула слюну, увидев серого волка, который мельком глянул в залу своим жёлтым глазом. Мне вспомнился тот, что напал на меня по прибытии, в носу защипало, словно я вот-вот почувствую запах гари. Рвотные позывы удалось сдержать, но скрыть бледность и болезненность – нет.

Бабушка ободряюще мне улыбнулась, а по губам стоящей за спинкой её стула женщины, время от времени бросающей на королеву-мать недовольные взгляды, скользнула противная улыбка. Сверкающая в тёмно-рыжих густых волосах золотая диадема с красивыми синими камнями, предположительно, сапфирами, выдавала в ней королеву Оланту.

Я не знаю, как выглядела Евгения, но в случае с этой женщиной король Сиграль, сидящий на более роскошном стуле, троном я бы это не назвала, рядом с матерью, явно повёлся на красоту. Оланта была первой волчицей в Люпинии из мною виденных, которая носила платье. Шифоновое, белое, вышитое золотыми звёздами и полумесяцами. Платье так и кричало: я – королева. Но вместе с тем, оно ей шло. Её волосы на его фоне казались красными, яркими, привлекающими внимание. Она была худой, скорее леди, чем воительницей, её губы виделись чувственными, но взгляд жёлтых глаз… стоило нам пересечься, я ощущала спиной её ненависть. Однако вот она перевела взгляд на короля, и её низкий для женщины, но завораживающий голос приятно влился в наши уши, а глаза потеплели, словно Оланта была доброй, кроткой и заботливой:



Александра Ибис

Отредактировано: 11.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться