Смертельное притяжение

Размер шрифта: - +

6 часть

Стояло нам только преодолеть столпившихся около здания людей и влететь в школу, как к нам сразу же подлетел директор, до этого неуклюже мнущейся у входа. Он был не на шутку напуган и нервно ходил взглядом от меня к Люрану, потом обратно. Что было не удивительно, брали заложников у нас крайне редко. На моей памяти первый раз. Заговорил сразу, хотя нет — скорей затараторил:

— Он заперся с бедными детьми в 301 кабинете и просит переговорить с... — он пожал плечами, мол не при делах, — некой Мией Греговной. Сказал вы знаете, Лем Люран...

Чувствуя, как начальник с нетерпеливым удивлением скользит по мне взглядом, я замерла, не зная, что делать и что говорить. Я бы тоже сейчас с большим удовольствием удивлённо посмотрела на себя. Сказать, что не ожидала услышать своё имя — ничего не сказать. Какое дело ко мне может быть у этого человека? Что меня может объединять с террористом, держащим заложников? И террорист ли он вообще?

— Почему он хочет говорить с тобой? — грубо спросил Лем Люран так, что у меня моментально снова подкосились коленки. Неужели нельзя разговаривать со мной нормально!

Нельзя — неожиданно пришло понимание. Нельзя разговаривать нормально с человеком, которого просит преступник вместо заложников!

— Сейчас и узнаем! — проговорила я и, не ожидая реакции на свои слова, двинулась в сторону лестницы.

Уверенно преодолела лестничный пролёт. Один, второй... Не менее уверенно повиляла по коридорам в поисках нужного кабинета. Но стояло мне только занести руку для стука в злосчастную дверцу с табличкой «301», как вся уверенность куда-то улетучилась. И я замерла с занесённой для стука рукой.

Мне ещё не разу не приходилось разговаривать с людьми, держащими заложников. А тем более заходить в кабинет к крайне опасным людям, не имея с собой даже банального ножа, надеяться только на свою уверенность и какую-то моментальную реакцию и сообразительность. Служебный пистолет у меня забрали в тот самый день, когда усадили за решётку: на крышу я взбиралась ещё с ним, а очухалась в маленькой комнатке с решётчатыми стенами уже без него.

— Страшно, правда?.. Одно дело умничать в безопасности и совсем другое дело оставаться уверенной, когда тебе угрожает опасность! — тихий, всезнающий, а от того высокомерный голос Люрана из-за спины заставил очнуться.

И я, не думая больше не секунды, в стуке отпустила руку на дверь.

Вдох-выдох. И сердце послушно замедлило свой ритм.

— Это Мия Греговна... Вы хотели меня видеть? — максимально небрежно. Пусть знает — я не боюсь!

За дверью послышалось торопливое движение, после чего замок дважды провернулся.

— Вы одна?.. Я не советую мне врать! — послышалась глухая угроза.

Я обернулась к Люрану, остановившемуся в шагах десяти от меня. Пытаясь считать хоть какую-то эмоцию, медленно пробежалась взглядом по его ничего не выражающему лицу, замеревшему в ожидании телу и особенно долго задержала внимание на руке, по-хозяйски обхватившей кобуру с пистолетом. Он сделал несколько беззвучных шагов в сторону, видимо рассчитывая в случаи открытия двери остаться незамеченным, и замер, внимательно наблюдая за мной.

А мне вдруг очень захотелось узнать о чём он думает, стоя сейчас с каменным изваянием вместо лица. Согласен ли с моим решением? Или, может быть, считает, что я в какой раз поступаю глупо? Я прикрыла глаза, максимально расслабилась, отпуская все выставленные мной барьеры, и мысленно заскользила по окружающему пространству. Сразу же отбросила мысли, которые шли ко мне издалека: их было много, но они меня не волновали. Потом попыталась максимально отбросить мысли, которые были очень близко, буквально за дверью: от такого количества панических мыслей болела голова. И сконцентрировалась на мыслях, располагающихся со мной в одном коридоре. Прислушивалась, искала... но к своему удивлению вместо мыслей слышала лишь пищащую тишину, возрастающим напряжением давящую на уши. Как будто здесь никого не было.

Как будто в коридоре я стояла одна.

Что за...?

— Эй...ты там что уснула? — это была не мысль. Именно поэтому, моментально испугавшись, я широко открыла глаза и уставилась на дверь. Ашкар меня подери, как я могла забыть? Так что он там спрашивал?

— Одна, конечно! — постаралась, как можно легкомысленней прорычать я. Однако с громкостью, кажись, всё таки переборщила: горло болью напомнило, что на сегодня уже хватит нагрузки.

— Всё оружие оставь за дверью, куртку сними!

В помещении было жарко. Именно поэтому я с удовольствием рывком стянула с себя куртку и небрежно положила её на пол, оставшись в одной лёгкой кофте.

— Оружия с собой нет, куртку сняла

Стояло мне это проговорить, как дверь легонько скрипнула. И через образовавшуюся щёлку в меня внимательно въелись два голубых глаза. Сначала меня осмотрели на возможное оружие, потом — детально просканировали лицо. После чего, видимо удостоверившись, что я действительно та, за которую себя выдаю, дверь открыли на половину, пропуская меня внутрь. Стояло мне войти, как за моей спиной снова щёлкнул замок. Дважды.

Первое что бросилось в глаза: прижатый к мужскому боку пистолет, направленный на меня. По спине пробежался холодок. Мужчина смотрел в упор и, кажется, даже не моргал. Ни старый, ни молодой, он не обладал ничем особенным или выразительным, за что бы цеплялся глаз. Белые волосы, голубые глаза — внешность очень типичная для Берт-Лерла. Единственное, что меня удивило — это невнимательный, расфокусированный взгляд. Он смотрел не на меня, а через меня, куда-то вдаль. Было ощущение, что вместо глаз у него голубые стекляшки — вроде бы красивые, но не видят. Когда берёшь заложников, хочешь-не-хочешь спокойным быть не получится. Но у него это получалось!



Юлия

Отредактировано: 15.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться