Смертельные тайны замка Шарлоттенбург

Размер шрифта: - +

Глава 8. Кто враг и вход в подземелье.

— Подождите! А где сейчас находится троянская диадема? Почему мы решили, что против нас «Аненербе»? — Астрид задала очевидный вопрос.

— Они приходили к покойному императору и требовали отдать державу, в отеле действовали бывшие военные, к фрау Кюн приходили тоже не простые бродяги, — Анри не понимал сомнений девушки, — а диадема, наверное, у них на руках, или зачем им Око Ра?

— Троянская диадема входила в найденный «клад Приама», куратором во время войны был профессор Вильгельм Унферцагт. Где сейчас диадема, легко выяснить — у меня сохранились контакты, — фрау Маргарита не видела проблемы, чтобы узнать местонахождение артефакта.

     Она покопалась в своих записях, нашла номер телефона и позвонила профессору. После приветствий и долгих расспросов, она задумчиво положила трубку.

— В конце войны, сокровища были спрятаны в тайниках, как и многое наследие Германии. После капитуляции профессор рассказал о них людям из советской комендатуры, большая часть была вывезена, как «трофейное искусство». Диадема у русских, — женщина обессилено присела на стул.

— Зачем он сдал тайники? — возмутился Вильгельм.

— Профессор действовал, как учёный. Он пытался сохранить наследие нации от гибели. Когда-нибудь сокровища вернутся в Германию, а спрятанные в неприспособленных помещениях они повредились бы и люди навсегда потеряли их. Все произведения искусства должны храниться в музеях с подобающим уходом, иначе они разрушаются, — вздохнула смотритель.

— Значит артефакт у русских. А папирус описывающий битву при Кадише?

— Это известный документ у учёных египтологов. Он не секретный и хранится в каирском музее. Любой может с ним ознакомится. Вопрос только в том, доверяешь изложенным фактам или нет. Так же перевод свитка может быть различным. У каждого ученного свой подход к иероглифам.

— Тогда Астрид права, это русские, — подвёл итог инспектор, — за шесть лет разобрались, что им попало в руки, учёные сопоставили свиток и диадему, отчёты и копии по экспедиции барона Вильгельма проанализировала разведка, результат — русские вышли на охоту.

— Но в отеле были немцы! — Гретта не верила в «русский след», её воображение рисовало таинственную мистическую организацию прошлого, это было намного увлекательнее.

— Национальность не имеет значения. По заданию разведки могут работать немцы коллаборационисты. Сознательные, типа коммунистов или вынужденные — роли не играет.

— Тогда они могут работать на кого угодно. И на американцев, и на разведку Марокко, — сомнения переполняли Грету.

— Немцы коллаборационисты! — засмеялся Анри, — я думал, только во Франции есть такое понятие. Кстати, фрау Маргарита, при всём уважении к дедушке археологу — мог он на раскопках украсть оригинальную диадему? Не отдать её Шлиманну? Там нашли четыре вида артефакта, какая из них настоящая, знает только узкий специалист.

— Ещё вчера я с негодованием отвергла бы все ваши гнусные предположения о краже артефакта во время раскопок моим дедушкой, но сейчас рассматривая историю троянской диадемы полностью и её возможное значение, я не уверена. Мой отец, уходя в последнюю экспедицию, был абсолютно уверен, что при нахождении Ока Ра он получит награду и дворянский титул. Возможно, он узнал о местонахождение настоящей троянской диадемы от деда? Для ответа на этот вопрос необходимо заново смотреть дневники и записи дедушки, вчитываться между строк и искать намёки в документах отца. Не знаю. В данный момент это мне не интересно, сейчас меня занимает восстановление дворца Шарлоттенбург. Оставлю исследование на эту тему потомкам, пусть они голову ломают.

— Появилась очередная историческая загадка, — восторженно произнесла Гретта, — где находится оригинал настоящей троянской диадемы. Это для будущих приключений. Так что в итоге? За нами идёт русская разведка?

— Есть третий вариант, — предложила Эльза — безумный коллекционер.

— Кто? — Хором удивились все.

— А чем плоха моя версия? — насупилась Эльза, — одержимость историческими артефактами — мощный стимул к действию. Вспомните барона Курта — год назад он едва нас всех не убил в своём замке из-за желания обладать короной единолично! Он сам в этом признался.

     Все озадачено посмотрели на молодого человека.

— Чего Вы на меня так смотрите?! То была минутная слабость, разум помутился, всё в прошлом. Я объяснил мотив и извинился. Не убил же, в конце концов.

— Да нет, он не мог. Я в него верю, — Анри похлопал по плечу барона, — версия про русскую разведку и попытку разобраться в работе артефакта, более правдоподобна.

— Это и пугает. Поздравляю, господа, мы снова вляпались! Но пока нам строят козни, будем последовательно двигаться вперёд. В конце туннеля разберёмся, что это — свет от выхода или поезд навстречу. — Вильгельм Тодгрейфф решительно закрыл тему мистических врагов и таинственных организаций. — Пойдёмте за кувалдой, без нас стена сама не рухнет.

     Мужчины уже несколько часов дробили камень. Основная работа легла на плечи барона Вильгельма. Курт сидел и вздыхал недалеко, рассматривая кровавые волдыри на ладонях.

— Да измельчала молодёжь нынче, — смеялся Анри, но и он много лет держал в руках только иголки, нитки и напёрстки, — как в эти изнеженные руки будущее страны доверить? И свалить на хрупкие плечи неподъёмный груз ответственности?

     Он поплевал на ладони, схватил кувалду в руки, устремил решительный взгляд на стену и с криком: «сейчас буду рушить, мне разрешили» нанёс удар, затем на выдохе «геть», и дальше пошло бормотание «хорошо строили предки», Анри с остервенением начал долбить уже ненавистную стену. Очередной удар и камни с грохотом завалились внутрь и упали вниз в темноту проёма, который сотворил француз. Он с изумлением смотрел на дело своих рук и не мог поверить, что всё получилось. Мужчины замерли и ...

Фото 5. Разрушенная капелла дворца Шарлоттенбург и вход в подземелье, обнаруженный группой искателей сокровищ.



Павел Метельский

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться