Смертельные тайны замка Шарлоттенбург

Размер шрифта: - +

Глава 9. Подземелье Алигьери Данте.

— Месье Анри, сделайте всем Вашего изумительного кофе, — попросила фрау Маргарита, — из-за потрясения от увиденного, необходимо очистить разум и взбодриться физически.

     Модельер оценил похвалу и немедленно приступил к приготовлению чудесного напитка.

— Пока Анри занимается ритуалом богемы, барон Курт, расскажите о строительстве подземелий и ловушек. Вы обещали поведать нам о тёмной стороне архитектуры, — инспектор Вальтер обратился к молодому человеку.

— Чтобы понять логику подземелья необходимо много дополнительной информации, — согласился барон Вильгельм.

— Строительство замков, дворцов, соборов это результат труда десятков тысяч людей. От простого человека до знаменитого архитектора. Надо осознавать, что возведение шедевра занимало десятки, иногда сотни лет. Очень часто начинал строительство один архитектор, а заканчивал совершенно другой. Внутренняя отделка происходила бесконечно, но именно она делала шедевром замок или собор. Архитектор отвечал за стены, а художник за внутреннее великолепие. Всё это известные факты. Так было везде и всегда. Но мало кто исследует вопрос откуда брались деньги на финансирование грандиозных сооружений. Обычно, вводились специальные налоги и люди умирали, отдавая последние гроши, иногда опустошали территории соседей в поисках денег и рабов. Часто брали в долг у богатых купцов или гильдий, но отдавать не хотели, поэтому объявляли их служителями темных сил и казнили. Огромное количество людей сгонялось на строительство: наёмные, каторжане, рабы. Где скопление людей, там болезни. Условия содержания были плохими, поэтому часто рабочих косили эпидемии, травмы, но строить надо и снова набирали, и продолжали возводить стены. Имея на руках только лопату и колесо были воздвигнуты города и храмы. Это не вероятно, но факт, — молодой человек решил перевести дух и принял из рук Анри кружку с ароматным напитком.

— У каждого архитектора были ученики, но только один специализировался на создании ловушек в подземельях. Это был штучный товар и когда учитель определял, кто будет мастером ловушек, он, по сути, продавал ему билет в один конец.

— Он его обрекал на смерть?

—Да. Когда работа по созданию ловушек будет выполнена, заказчик не захочет, чтобы впоследствии информация о секрете ушла на сторону. Ни какие договора и обещания не действовали. Мёртвый точно не расскажет, — усмехнулся барон. — Все участники знали об этом, но делали вид, что каждый верен слову: мастер ловушек будет молчать о своей работе, а заказчик оплатит золотом.

— Если мастер ловушек знал, что ждёт его впереди, почему шёл на это? — Гретта не понимала логики человека.

— Строительство шло долго, а жизнь в средние века была коротка, поэтому всё равно — смерть. А в нашем случае, после всего, на века оставался шедевр, пусть и в таком специфическом деле, как создание смерти. Величие своего Эго ведёт на эшафот, достаточно легко. Мастер, который знает, что венцом его жизни остался шедевр, умирает спокойно. Тем более, всегда существует надежда, что договорённости будут соблюдены. Умереть от яда или внезапного удара убийцы, не зная время своей смерти, но догадываясь о ней — что может быть лучше? Когда мастер брал заказ, он до конца своей работы, а значит и жизни не знал нужды в золоте, любые желания были подвластны и не забываем о творчестве. Да, да, о творчестве. Создание лабиринтов, механизмов открытия и активации самых смертоносных ловушек и сплетение всего в единую систему — это работа Творца.

— С создателем ловушек ясно, а куда девались рабочие, которые строили? — спросил инспектор.

— Хороший вопрос! Здесь всё печально, но элегантно. Притворяли в жизнь замысел мастера, только приговорённые к смерти или каторжане. Для стимула хорошей работы всем участникам было обещано прощение. Немного меди и желанная свобода делали их лучшими рабочими. Показательные наказания, также вносили свой вклад в ускорение работ. Самое плохое начиналось, когда всё завершалось: необходимо провести испытания, но ждать, когда появится настоящий грабитель, никто не будет. Помните, я рассказывал, что строителей моста при испытаниях загоняли вниз? Здесь тоже самое. Всех, кто участвовал в работах, оставляли внизу, активировали ловушки и по одному пускали вперёд. Шанс пройти был у всех. Обещали, кто дойдёт до конца и выживет, тому немного денег и грамота от правителя о прощении грехов, и свобода. На них проверяли работу подземелья. Если человек проходил, то подробно расспрашивали и ... убивали, — вздохнул Курт, — тайна подземелья должна быть абсолютной.

— Часто проходили? — поинтересовался Вильгельм.

— Очень редко, но только благодаря стечению обстоятельств и феноменальной удаче. Но ... всегда есть шанс полностью пройти подземелье. Этот мизерный шанс оставлялся мастером — негласное правило, и оно никогда не нарушалось. Полный комплекс ловушек — это замысел и рассказ одновременно о чём-то. Кто-то создавал по мотивам легенд, кто-то по мотивам библии, кто-то опирался на древний эпос — всё в зависимости от образования мастера ловушек. Например, мы знаем, что наше подземелье было построено двести лет назад, значит, египетскую мифологию можно смело отбросить.

— Почему?

— Активно Египет начали изучать примерно в середине девятнадцатого века и по нынешние времена. Дальше, Япония и её мифология, а также Китай мимо. Эти цивилизации только приоткрылись миру в конце девятнадцатого века. Логика понятна? В нашем случае, должно быть что-то из европейской истории или религиозное.

— Тогда, любой знак, барельеф или рисунок должен вписываться в общую картину, и всегда не случаен?

— Да. Необходимо найти все закономерности. Любой элемент или направляет мысль, или уточняет, если есть двоякое толкование, — кивнул Курт.

— Самое главное в нашем подземелье — восьми и шестиугольник. Я думаю, что это колесо-шестерёнка, — произнёс Анри.

— Число восемь несёт удачу, а шесть счастье в Китае, — вздохнула Гретта, — но я помню, что Китай мимо.



Павел Метельский

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться