Смертельные тайны замка Шарлоттенбург

Размер шрифта: - +

Глава 17. Сенатор Катон Старший

     После осторожного собирания пыли всем телом, молодой барон Курт вновь открыл дверь из комнаты императора Веспасиана. Страх, что каменная кладка не откроется после повторных манипуляций с барельефом давно умершего императора, не оправдался. Как только проём открылся, Курт услышал надрывный кашель друга. По звукам, доносящимся из комнаты, барон понял, что соратник жив и относительно здоров. По словам дружеским, и крепким матерным выражениям в адрес ловушек, и проклятых подземелий, барон узнал, что настроение у Вильгельма самое боевое.

— Я сейчас, — крикнул Курт и начал обратное движение к выходу. Постепенно подползая к проёму, барон увидел пелену пыли в следующей комнате.

— Прежде чем войти, смочите тряпку водой и прикройте лицо, — надсадно прохрипел Вильгельм.

— Так рюкзаки у Вас, — напомнил молодой искатель приключений, — сначала вползу в комнату, вдруг дверь снова закроется. Надоело туда—сюда колени сбивать и от пилы уворачиваться.

     Молодой человек осторожно вполз и почувствовал, что сзади закрылся проем. Его тут же охватил безудержный кашель. Он различил, как мелкая пыль танцует в зелёном изумрудном свете и не собирается оседать. С вентиляцией в комнате было не очень. В другом месте и в другое время, барон обязательно бы насладился чарующим зрелищем. Постепенно он начал видеть разрушения от неудачного входа в комнату барона Вильгельма.

     Напарник сидел, прислонившись к стене и когда не кашлял, ругался на разных языках, периодически прерываясь на восхваление Господа, который уберёг его от страшной смерти. А она в виде огромного камня лежала рядом, буквально в сантиметрах от него и таких валунов по всей комнате было разбросано штук семь-восемь, именно они при падении подняли пыль в комнате, а часть просто раскололись от удара, и разлетелась осколками. Весь пол был усыпан мелкой крошкой. Как они не расплющили барона Вильгельма оставалось загадкой.

— А Вы тут знатно всё разнесли. Пускать Вас в посудную лавку чревато убытками, — пошутил Курт, так же пытаясь прокашляться от пыли.

— Что это за комната такая, где на голову сыпятся огромные камни? Только зашёл, ничего не сделал. Посмотрите барельеф за спиной. Давайте разнесём этого дядьку на мелкие кусочки. Из—за него мне чуть голову не расплющило! Что я жене сказал бы? — ругался барон Вильгельм. — Кстати, а кто там изображён?

— Мне тоже, едва, пилой голову не снесло! Во всех деталях рассмотрел ржавое орудие смерти, — поделился своими переживаниями Курт. — Так и кто это у нас тут? «Carthago delenda est.». «Карфаген должен быть разрушен», — прочитал барон.

- Почему сенатор не пожелал засадить город цветами? – ухмыльнулся Курт, - сейчас бы вдыхали ароматы роз, а не пыль от камней.

- Посмотрите на это с другой стороны, мой друг, его наставление выполнили. Здесь все разрушено. Карфаген, кстати, тоже.

- Ваши предки не участвовали в разрушении? Очень хорошо у Вас получилось.

- Нет. Максимум по лесам гоняли удивленных римских солдат или они моих предков, у каждого версия своя, - пожал плечами барон, - в застольных песнях предки восхваляли себя, свою храбрость и удачу. Как дверь открывать будем?

- Может за нос дёрнем сенатора?

- Его фраза едва не убила меня, но будем иметь уважением к старости. Предлагаю нажать на ухо, - произнес Вильгельм, осматривая барельеф с изображением римского сенатора.

     Изображение не поддавалось никаким манипуляциям, Курт уже хотел предложить разбить барельеф, но решение оказалось простое: плита с изречением сенатора слегка ушла в глубь при нажатии и путь из комнаты оказался свободен. Подобрав один уцелевший рюкзак, повздыхав об утерянном втором мужчины, побрели к выходу, периодически поглядывая вверх и комментируя размеры камней под ногами.



Павел Метельский

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться