Смертельный уют

Размер шрифта: - +

Два месяца спустя...

Солнечный диск только-только коснулся горизонта. Воздух к концу дня был прогрет до тридцати пяти по Цельсию, что ярко говорило о намерении лета не сдавать своих позиций. Казалось осень еще долго не придет в наши края. На бездонном небе зажглась первая, и самая яркая в нашем полушарии звезда, а это значило, что мне пора выдвигаться на работу.

Обливаясь потом, я уселась на раскаленное сидение машины Бриана, которую он добродушно разрешал мне брать в любое время суток. Тем паче, вот уже целую неделю он не выходил из дома, всецело отдаваясь своему новому проекту.

Маршрут всегда был один: магазин, химчистка и дом в пригороде. Полтора часа и я уже была на работе. Да, вы не ошиблись, я таки согласилась работать у этих чудиков, даже не смотря на некоторые их прибабахи.

В доме было тихо. Подозрительно.

Пощелкав по пути на кухню включателями, я хмуро огляделась, ожидая появления хозяев, но все было глухо, как и раньше.

И что могло случиться за те пару дней, что меня не было?

От проблем троицы обязательно нужен был отдых. Так как график работы у меня не нормированный, я, не стесняясь, брала пару-тройку суток и посвящала их только себе.

Что хуже всего, шторы на окнах не были задернуты, а значит в доме весь день светило солнышко.

– Да чтоб этих идиотов!

Кинув на стол пакет из химчистки, я бросилась  в сторону лестницы на второй этаж, к комнатам хозяев и даже не стала смотреть, обо что споткнулась на верхних ступеньках.

Первой была такая же облупленная и грязная, как и весь дом, дверь комнаты ирландца. Ну как комнаты…чулана.

Он мирно спал с блаженным лицом убийцы, слюна изо рта мило капала ему на нос. Каждый раз, до сих пор поражаюсь, как так можно дрыхнуть вниз головой? Это как минимум неудобно. Но рыжему вампиру виднее…ой, простите, я вам кажется, не рассказала, что все эти «чудесные» дяденьки бессмертные кровососы? Да? Н-да, как ж я так могла…

Эх, ладно. Как только дядя Бриан произнес ту, ужас как отдающую психушкой фразу, «Эээ, Джин, милая, мы вампиры» я сначала недоумевала какая дурацкая шутка, потом рассмеялась, а затем, видя их серьезные лица, чет заволновалась. В общем, все четверо чуть позже (Бриан предатель) ловили меня в парке возле дома. Длился побег не долго. Знаете ли, тяжело угонять от чуваков, которые умеют летать и быстро бегать. Да, все как в старых добрых фильмах – вампиры летают. Все без исключения и это жуть как стремно…для меня.

Но ничего, все четверо привели меня в чувства, успокоили, что кушать племянницу старого друга не собираются…короче я осталась, ибо им бы пришлось промывать мне мозги, чего я лично не хотела.

Вот так не сложно Джин Растиз стала кем-то вроде девочки на побегушках. Эти старперы оказались вредными, нудными нытиками с повернутыми от долгой жизни шестеренками. Все трое только и знали, что вспоминать прошлое и печалится от совершенных ошибок и того, чего им в свое время сделать не удалось.

На чем я…ах, да.

Через пару мгновений после того, как я открыла дверь его любимого чулана, Хоук распахнул глаза, подобрал слюну и зашипел на меня. Чтобы вы знали, это очень похоже на шипение кошки. И дико раздражает, когда вампиры начинают ссориться.

– Джин? Уженочь? – когда ирландец не нервничал, то произносил все согласные, но как ни крути речь лилась одним  нераздельным потоком.

– Добрый вечер, спящая красавица. Объясни-ка мне, почему все портьеры раздвинуты?

Мне было позволено общаться с ними на равных. А с равными я веду себя по-простому.

Его изумрудные глаза сделались ещё шире, и в следующее мгновение он спрыгнул на пол.

– Чгостошь?! Гдеостльны? – Всполошился вампир.

Теперь уже два паникера кинулись к следующей двери.

– Роже!– Я вбежала в его комнату с лиловыми в цветочек обоями и, не задумываясь, направилась к гробу француза.

– Намсте! – Облегченно выдохнул Хоук.

Мсье Дюпон недовольно посмотрел на нас из под светлых бровей, вытянул руки вперед и восстал из гроба. Именно так «восстал», по-другому сложно сказать, ибо это похоже на сцены пробуждения Дракулы из старых фильмов.

– Что ст’яслось, господа? – он педантично поправил свой жилет и разгладил несуществующие складки на панталонах.

– Мсье, будьте любезны пояснить, почему все шторы в доме распахнуты? Кто вчера отвечал за их закрытие?

Он серьезно задумался. От этого меж его бровей залегла глубокая морщинка, хотя француз перестал стареть в двадцать пять лет. Но, что сказать, как говорит сам Роже, в те времена жизнь была тяжелая. В двадцать пять считалось, что человек прожил полжизни.

Дюпон однажды рассказывал, что у его младшей сестры к двадцати годам сохранились почти все зубы, она практически не страдала от чесотки и старалась мыться каждый месяц, втайне от родителей, конечно. И она считалась самой красивой в своем регионе! Даже думать не хочу как пахло от других дам, которые судя по уверениям мсье Дюпона мылись в лучшем случае раз в год.



Алёна Багрянова

Отредактировано: 29.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться