Смертельный уют

Размер шрифта: - +

Практический гипноз...

Ненавижу алкоголь. Вот честно. Эта дрянь сначала делает тебя невероятно крутым, счастливым и заставляет разум и тело наполняться смелостью. Но потом ухает тебя с высокой лестницы вниз головой, и ты испытываешь неимоверно отвратное головокружение. Мир крутится вокруг, телу тяжело, голова дубовая, а желудок, будто продолжает подпрыгивать на каждой ступеньке, так и норовя показать содержимое внешнему миру. Буэ. Напиваться до усранделя – всегда хреновая затея. Я проспала весь день. На закате мои очи, покрасневшие от лопнувших капилляров, распахнулись, и мне захотелось повидаться с унитазом. В голову тут же полезли все рекламы средств, вроде алкозельцера или той хрени, что помогает желудку и кишечнику быстрее справится с неприятными последствиями бурной пьянки.

Что примечательно, я обнаружила себя в каком-то сильно тесном помещении, скрюченной страшным подобием буквы «Z». Шея не хотела шевелиться и отдавала тупой болью, пальцы онемели, а ноги были ватными. И это не самое странное. Я ни черта не видела. Темень одуренная. Сначала я испугалась, решив, что первый мой опыт упития до бессознательности прошел очень неудачно, и я умудрилась ослепнуть. Но потом, слава знакомому храпу, мне-таки удалось понять, что временная «слепота» обусловлена тем, что мое смертное и в данный момент больное тело находится в коморке ирландца. Что я тут забыла, никак не удавалось вспомнить.

С мученическим стоном я толкнула дверь и попыталась выползти в коридор. В доме стоял полумрак и гудящая, особенно после вчерашнего, тишина.

– Умираю, – просипела я, пытаясь встать, но, понимая, что если мне это удастся, то меня точно вывернет. – Водыыы. Сушняяк.

Храп за спиной прекратился.

– Проснуласбунтарка, – усмехнулся где-то Хоук.

– Отвянь, я невинный ангел.

Минут десять спустя, когда удачно получилось находиться в вертикальном положении, мы сидели на кухне, где рыжий как-то обреченно чесал затылок, разглядывая гору посуды. Я же только радовалась тому, что сижу, и меня не несет к «белому другу». Одновременно с тем недоумевала, отчего этот вампир такой бодрый. Он же столько вчера набрался спиртного, что любой человек точно бы скопытился. На мой же вопрос, заданный парой минут раньше Хоук деловито ответил, что он вампир и ему пофигу что и в каком количестве пить.

– Сделай меня на пару часиков бессмертной, а?

На сказанную в шутку фразу мужчина вдруг страшно на меня уставился:

– Дажнедумай!

Я испуганно отпрянула назад, не смотря на тяжелую боль в голове. Не каждый день на тебя скалится своими клыками вампир.

– Эй-эй, – выставила я руки перед собой, чтобы успокоить Хоука, – это просто дурацкий шуточный вопрос и все, меня ваша жизнь не привлекает. Лучше скажи, куда все запропастились?

Лицо Хоука тут же стало проще.

– Ну, подутровсеразошлисдовольны, – он пожал плечами и подошел к холодильнику, достал пакет с донорской кровью. – Кстати, тыихсамапровожала. Всехрасцловала и укаждого попросила прощения.

Я задумалась, усиленно вспоминая. Черт. Ненавижу алкоголь. Последнее, что отложилось у меня в памяти, так это как я горланила любимую песню NineInchNailsи подтрунивала вялых амеб вокруг танцевать со мной.

– …потомпробоваларугатьсяпо-французски. Роже, кстати, давнотакнержал. Витогдевсего, забраласькомне и мыпровеливместебурную ночку.

Хоук намеренно быстро заткнулся и присосался к пакету, с интересом наблюдая за моей реакцией. Что ж напиться я напилась, но даже в бессознательном состоянии Джин всегда оставалась сама собой.

– А я-то думаю, чего это ты еле ходишь. Все-таки Хоук староват, – поцокала я языком и потянулась к стоящему передо мной стакану.

Вампир подавился.

– Раскусила? – немного откашлявшись, произнес мужчина.

– Ты меня плохо знаешь, Хоук, – довольно отозвалась я, наконец, смочив горло прохладной водой. – Есть вещи, которые я не стану делать даже под страхом смерти, ну или в дрын пьяная. Так почему я на самом деле оказалась у тебя?

– Приперласьипросиласпрятатьтебя, а потомбыстренько уснула. Вот и все.

Сзади послышались шаги, и мой собеседник настороженно уставился мне за спину. Выражение его лица мне не понравилось. Такое бывает, когда пытаются вспомнить плохого человека. Странно, мужчина даже не открыл рот, чтобы поприветствовать мою подругу, чей стук каблуков я ни с чем не спутаю. Так ходит только она.

– Доброго вечера, – сладко протянула куколка, которая уже успела подправить макияж, блистая свежим слоем блеска на губах, и уселась на соседний стул. – И тебе, рыжий хмурый незнакомец, тоже привет.

Глаза Эммы смеялись, когда я пристально её разглядывала, а потом она и вовсе развеселилась, когда мои руки полезли щупать её шею.

– Ты чего?

Я прищурилась:

– Как ты себя чувствуешь?

– Чудесно, – девушка искренне удивилась, – а что такое?



Алёна Багрянова

Отредактировано: 29.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться